А ведь можно было сохранить…

А ведь можно было сохранить…

Автор Александр Олегович Русин — публицист и блогер. Союз народной журналистики (Новосибирск).

Раньше было показано, что для сохранения Советского Союза в качестве сверхдержавы, империи, большого государства в составе 15 республик нужна была в первую очередь сильная успешная экономика, во вторую очередь — привлекательная популярная идеология. Есть успешная экономика — есть сверхдержава, за которую будут держаться другие страны, тем более собственные республики, которым это просто выгодно. Есть экономика — есть ресурс для содержания армии и флота, науки и образования, многого другого.

Нет экономики — все начинают подозревать друг друга в дармоедстве, республики отваливаются и идут к другой сверхдержаве, бывшие партнеры по соцлагерю разбегаются, кто куда.

Есть привлекательная идеология — есть надежный заслон от западных идей и ценностей. Нет привлекательной идеологии — увы, народ тянется к идеям, которые ему подбрасывают из-за рубежа.

Чтобы сохранять идеологию марксизма-ленинизма в актуальном виде, ее нужно было трансформировать, обновлять, развивать, а не механически повторять лозунги, превращая их в посмешище и пародии на исходник. Идеологию должны были нести личности, а не бронзовые попугаи образца 70-х годов.

Для развития экономики плановая модель сама по себе не была помехой, наоборот — все современные экономики тяготеют к планированию и регулированию. Просто планировать надо было уметь. Планирование должно быть эффективным, децентрализованным, с выделенными местами для рыночных отношений, без которых тоже не обойтись.

Плановая экономика успешно работала в 50-е и 60-е, она могла успешно работать и в 80-е, если бы ее грамотно реформировали и развивали в соответствии с требованиями времени.

Реформы — это не то, что устроил Горбачев. Горбачев устроил погром экономики, свалил ее в кювет. А реформы — это кое-что другое.

Переход к «сплошному рынку» экономических проблем не решил, 90-е годы это доказали. В нулевые Россия начала возвращать элементы экономического планирования, этим и объясняется улучшение ситуации в сравнении с 90-ми — это лишний раз доказывает преимущества планового подхода.

При успешном развитии плановой экономики и сохранении Советского Союза в качестве сверхдержавы с соцблоком, можно было сохранить и автаркию, 200–300 миллионов собственного населения и выход на рынки с населением еще 500 миллионов и больше вполне позволял это сделать, особенно при высоком уровне автоматизации.

Для автоматизации производства, а также для эффективного управления экономикой нужна была собственная вычислительная техника, а не мучительное клонирование американских разработок с нарастающим отставанием, которое било по всем отраслям. В 60-е годы советский вычтех успешно развивался, его «зарубили» в 70-е, отдав предпочтение американским разработкам.

Все сводится к тому, что надо было просто умело управлять экономикой, правильно реформировать ее, развивать, автоматизировать, принимать грамотные решения.

Все проблемы так или иначе сводятся к безграмотным и вредительским решениям, вроде уничтожения собственного вычтеха и подсаживания страны на газовую трубу (газ в обмен на трубы). Отставание в автоматизации повлекло за собой потерю эффективности в производстве и проектировании, планировании и управлении. Наряду с другими ошибками это привело к дефициту, паразиты начали наживаться на этом, подрывая процесс планирования и управления экономикой еще сильней и далее по кругу. Возникла положительная обратная связь: хуже планирование — ниже эффективность, ниже эффективность — выше дефицит, выше дефицит — больше воруют, больше воруют — хуже планирование. Разорвать этот порочный круг руководство страны так и не смогло. Все проблемы упирались в руководство, что еще раз доказало справедливость фразы «кадры решают все».

Не в экономической модели было дело и не в том, что для автаркии не хватало населения в стране. Проблемы были в руководстве.

При одних руководителях страна развивалась — при других перестала.

После 53-го года в стране безраздельно правила компартия, поэтому все проблемы сводятся к уровню и качеству партэлиты, которая в 60-е и 70-е годы начала деградировать и причины этого рассматривались в предыдущих материалах.

Поэтому для сохранения Советского Союза нужно было в первую очередь реформировать КПСС, понижать полномочия партноменклатуры, бороться с безответственностью и ненаказуемостью партийцев, а также с идеологическим догматизмом и показухой.

И реформировать КПСС нужно было еще в 50-е годы.

После 53-го года шанс на реформу партии был у Молотова и он попытался им воспользоваться в 57-м, но безуспешно. В дальнейшем шансы что-либо изменить, отодвинуть партноменклатуру от управления страной, покончить с партийной монополией и предотвратить деградацию партэлиты начали стремительно таять и в 60-е годы стали практически равны нулю.

В 70-е годы столкнуть партэлиту с пути деградации, а значит и спасти СССР от его последствий могло только какое-то совершенно чудесное стечение обстоятельств, которого к сожалению не случилось.

В начале 80-х деградация зашла уже так далеко, что ничто не могло бы спасти СССР в том виде, каким мы его знали.

Можно ли было сохранить Советский Союз?

Да, можно.

Но это надо было делать еще в 53-м году, самый край 57-м.

Однако в те годы никто не думал, что вопрос стоит о судьбе СССР, никто не предполагал, что партэлита, получившая безраздельную власть в стране, доведет ее до ручки и в конце-концов бросит Союз.

Поэтому получилось, что спасать Союз надо было в 50-е годы, а спохватились только в августе 91-го, когда было уже очень и очень поздно. И хотя Союз в 91-м спасти было уже нельзя, социалистические принципы устройства — можно и нужно было сохранить. Их не сохранили не потому, что это было невозможно, а потому, что к власти пришли алчные мародеры, которые думали только о власти и обогащении, а не о стране и народе. Точно так же и Верховный Совет можно было сохранить, заложив тем самым основы полноценной власти советов,  которой не было даже в СССР.Да, спасти Союз в 91-м году было уже нельзя. И в 80-е годы было слишком поздно. Но кое-что все-таки можно было спасти — социалистическое устройство, Верховный Совет. Можно было сохранить многие производства. Можно было сохранить советскую систему образования — лучшую в мире.

Ведь разрушать ее уж точно не было объективной необходимости, она-то никак не зависела от идеологии марксизма-ленинизма, власти КПСС или плановой экономики.

Можно было сохранить науку.

Даже какие-то из советских республик можно было сохранить.

Но ничего не сохранили. Почти ничего.

И вот это самое печальное — то, что не сохранили даже то немногое, что можно было сохранить и в 91-м и в 93-м году. Разбазарили все, что только можно.

Просто разбазарили. И продолжают базарить…

Источник



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть»


Comment comments powered by HyperComments
1542
4373
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика