Агенты КГБ Читатель и Вероника дослужились до вершин в иерархии РПЦ

Агенты КГБ Читатель и Вероника дослужились до вершин в иерархии РПЦ

В «День чекиста» 20 декабря 2018 г. Латвия преподнесла секретным сотрудникам российских спецслужб своеобразный подарок, открыв в Национальном архиве доступ к картотеке КГБ Латышской ССР. Особый резонанс вызвал факт, что среди завербованных в 80-е годы агентов оказались «Читатель», ныне митрополит Рижский Александр (Кудряшов), и «Вероника», сейчас игуменья Серафимо-Дивеевского монастыря Сергия (в миру Александра Конкова). Скрепный мир тут же бросился на защиту видных церковных агентов под предлогом, что защита безопасности государства — дело благое.

Ничего удивительного во взаимодействии церкви и спецслужб нет, так как их сотрудничество насчитывает по меньшей мере три столетия. Принятый при Петре Первом Духовный Регламент обязывал священнослужителей к содействию государству в полицейском надзоре за населением. Если на исповеди священник получал сведения, которые мог трактовать как измену государю, бунт или покушение на честь и здравие царской семьи, то должен был сообщать о них в Тайную канцелярию или иные органы политического сыска. Позднее духовенству предписывалось доносить также на тех, кто вводил в заблуждение общественность «ложными чудесами». Таким образом, известное требование церкви: «Даже в целях помощи правоохранительным органам священнослужитель не может нарушать тайну исповеди» всегда касалось, в основном, уголовных преступлений, но не соблюдалось в отношении обвиняемых по политическим мотивам.

В начале 20 века монархисты под православными знамёнами организовывали черносотенные погромы, поощряли народное невежество, а гапоновщина соединила веру с политической провокацией. В сознании масс священник ассоциировался с богатством и продажностью: «Сто лет здесь ожиревший поп, икая, брал взятки и торговал водкой» (А.Блок). В гражданскую войну, как писала Большая советская энциклопедия, «церковники открыто поддерживали контрреволюцию, орудуя в качестве агентов белых правительств и иностранных интервентов», а после «обломки православной церкви вступили на путь шпионажа, измены и предательства». Или, как мы помним по персонажу Михаила Пуговкина — отцу Фёдору, подались в качестве конкурирующей фирмы за двенадцатью стульями.

Однако с 1930-х годов отношения государства и отделённой от него церкви постепенно нормализовались. Пожалуй, никогда церковь не была настолько чистой и непорочной как в советские времена. Принадлежность к ней не приносила близости к власти, не давала никаких особенных материальных благ, не была модой. В 80-е годы многое изменилось. Карьеристы и двурушники стремились продвинуться вверх по линии комсомола, партии и КГБ. Это сейчас, захватив народные заводы и фабрики, они усиленно и демонстративно молятся, благословляемые бывшими преподавателями научного коммунизма, принявшими духовный сан одновременно с приватизационными чеками. Однако теперь мы получили подтверждение, что другая часть их соратников примкнула к РПЦ уже в позднем СССР по заданию органов. Конечно, не все чекисты в рясах рождались таковыми, а становились ими после соответствующей психологической обработки. Священники — тоже люди, кто-то не выдерживал давления и угроз, и не следует, наверное, бросать в каждого камень.

Вполне вероятно, что кому-то (как сейчас говорят в отношении Читателя и Вероники) удавалось впоследствии избегать действий, наносящих прямой и непоправимый вред ближним своим. Но очевидно, что в церкви незадолго до распада Союза была сформирована группа содействия «демократической перестройке». И вот случайно ли её представители позднее заняли в религиозной организации самые высокие посты?

Разговоры о нарушении тех или иных конституционных статей изрядно поднадоели, но до сих пор речь, как правило, шла о не соблюдении провозглашённых прав и свобод. После открытия архива в Латвии появились новые серьёзные основания полагать, что и принцип отделения церкви от государства не работает. Сколько священников ещё не информировали паству, что по тем или иным причинам являлись (продолжают являться) агентами органов госбезопасности? И всякий ли страждущий найти дорогу к храму завернёт в сторону служителей культа, скрывающих погоны под монашеским облачением?

…Внимания также заслуживает обилие комментариев, оправдывающих и даже одобряющих тайный союз лиц духовного звания с госбезопасностью: «Они же нашим органам служили, а не продались Америке, как пятая колонна». Что ж, это и есть сегодняшняя «православная Россия», где священник тот же чекист, коим одинаково исповедуются, и где не каждый «патриот» молитву отличит от доноса. В общем, как всегда — всё смешалось в доме Облонских.

Игорь Олин

Источник


Автор Игорь Витальевич Олин — директор средней школы в поселке Вахруши в Кировской области, учитель истории, публицист и блогер, настоящий народный учитель.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов»


Comment comments powered by HyperComments
699
2916
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика