Американец в России: что стоит за визитом Керри?

Американец в России: что стоит за визитом Керри?

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина

Очередной визит Керри в Москву освещался достаточно широко — в прессе мелькали сюжеты по поводу чемоданчика, который Керри спускал с трапа самолета самостоятельно, обсуждались взаимные остроты Керри и Лаврова, привезенная госсекретарем США гитара, но не было сказано самого главного — к каким именно договоренностям пришли стороны, кроме расплывчатых формулировок, известных заранее? Зачем Дж. Керри уже в четвертый раз приезжал в Москву? Почему российский Президент ведет себя так, будто он руководит банановой республикой, подчиняющейся воле Северного соседа — США, а не суверенным государством с самым огромным в мире потенциалом развития.


ЧТО ОБСУЖДАЛОСЬ ЗА ЗАКРЫТЫМИ ДВЕРЯМИ

Главными темами обсуждения стали борьба с терроризмом, Сирия и Украина. В отличие от российского президента, который посчитал, что задачи России в борьбе с терроризмом выполнены и террористическая угроза нейтрализована, американская сторона считает, что уничтожение Исламского государства — это вопрос будущего.

Рецепты урегулирования сирийского кризиса сводились к необходимости поддержания сирийского диалога в Женеве и согласованию графика создания рамок политического перехода в стране. В итоге было принято решение нарастить давление на стороны переговорных процессов. Керри остался полностью убежденным в том, что Москва «поможет Асаду принять правильное решение», а для Вашингтона правильным является открытие политического процесса отставкой Асада — «следующим шагом женевских переговоров должен стать вопрос политической передачи власти (в Сирии), что является единственным и, наверное, лучшим вариантом окончания войны» (Керри Путину). Также было решено, что к августу начнется политический процесс, сопровождаемый принятием новой Конституции. Подводя итог сирийским договоренностям, следует реконструировать одну простую формулу, на которой сошлись стороны: Москва вынуждает Асада сложить с себя президентские полномочия и не участвовать в политическом процессе, который начнется с принятия новой конституции и политических выборов с участием сирийской оппозиции, кандидаты которой на самом деле не способны установить мир в стране и обеспечить единство Сирии.

Как бы ни было тяжело признавать откровенную сдачу Асада, еще тяжелее в который раз констатировать российское предательство тех, кто поднял голову сопротивления, прельстившись обещаниями крымского сценария для Донбасса. Итоги урегулирования украинского кризиса свелись к тому, что, как заявил Лавров, «мы действительно обязались добиваться того, чтобы Донбасс, чтобы самопровозглашенные республики — Донецкая и Луганская — выполняли то, под чем подписались их представители в Минске». От Донбасса требуют соблюдения соглашения, которое нарушает украинская сторона. Российскую сторону при этом видимо не сильно озадачило заявление Керри, что Соединенные Штаты твердо ориентированы на защиту суверенитета Украины, включая Крым. Затрагивался и вопрос выборов в Донбассе, но к чему пришли стороны, осталось неизвестным.


ВОПРОСЫ ГРАЖДАНИНА

Глядя на закулисные переговоры, их секретность и отвлечение внимания населения мелкими деталями, понимаем одновременно, что не могут уйти из поле зрения следующие вопросы.

Почему Президент России встречается с госсекретарем? Традиционно диалог идет равного с равным, то есть Путина с Обамой, а здесь иерархия не просто нарушена, но и продемонстрировано, что статус российского президента не на уровне первого лица Белого дома, с которым российский президент урывками встречается на альтернативных площадках и то как одолжение после многочисленных просьб.

Почему не известно, к каким договоренностям пришли стороны? Открыто объявляются только стандартные фразы: нужно склонить стороны к переговорам, необходимо урегулировать кризис, но какими методами это будет осуществляться? Какой ценой? Это умалчивается, хотя переговоры только с российским президентом шли целых четыре часа! Примечательна деталь, что когда Керри и Лавров после переговоров вышли к прессе, у Керри была папка, в которой содержались, вероятно, изложенные американской стороной позиции, продуманные положения регулирования кризиса, а у Лаврова был всего один листок бумаги. На фоне этого невольно возник вопрос — а у России есть вообще своя собственная позиция, проработанная, детально задокументированная, инициативная? Или все решения рождаются спонтанно по воле одного лица?

Почему Президент столь высоко оценивает роль США в выстраивании российского внешнеполитического курса? Заявление, что «мы понимаем, что то, что нам удалось сделать на сирийском направлении, могло быть достигнуто только благодаря позиции высшего политического руководства Соединённых Штатов, позиции Президента Обамы» простым языком может быть перефразировано как — «мы все сделали, что вы нам велели». Но национальные интересы Америки никогда не соприкоснутся с интересами России, а подход, который лег в основу внутренней и внешней политики России — следовать по указке, недопустим для России. Пресловутое «сближение позиций по вопросам дальнейшего урегулирования и по сирийской тематике, и по украинской», к которому призвал Президент, фактически означает решение проблемы в соответствии с представлениями Вашингтона. В рамках «сближения позиций» Россия предпринимала попытки вернуть непризнанные республики в состав Украины (положения Минских соглашений о восстановлении полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта и др.). В Сирии были попытки склонить Асада к отставке, что встретило сопротивление с его стороны, итогом которого и стало решение завершить российскую военную операцию.


ЧТО СТОИТ ЗА ВИЗИТАМИ ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫХ АМЕРИКАНЦЕВ?

Частота посещения России американскими посланниками явно указывает на определенные в стране процессы. Керри посетил Россию уже в третий раз с момента введения санкций: в мае 2015 года состоялась его встреча с российским президентом в Сочи, на которой обсуждались три проблемы — Иран, Сирия и Украина. В декабре прошлого года прошла очередная встреча.

Март 2016 года оказался весьма насыщенным на события: в начале месяца Москву посетил директор ЦРУ Джон Бреннан. Встреча была тайной, в СМИ появилась о ней информация только в конце марта. Примечательно то, что вскоре после этой встречи российский президент, который до этого заявлял о борьбе с международным терроризмом и о том, что операция будет вестись, пока задачи не будут достигнуты, неожиданно объявил об окончании военной операции в Сирии, хотя о разгроме Исламского государства не может идти и речи, что только доказали теракты в Бельгии и Дагестане. Такое корреспондирование сложно считать простым совпадением. По заявлению пресс-секретаря посольства США в Москве Уилла Стивенса, директор ЦРУ в контактах с российскими официальными лицами подчеркивал важность того, чтобы Россия и режим Асада придерживались своих обязательств по прекращению огня в Сирии и указал на необходимость ухода Б.Асада. Не с этой ли позицией российский президент предлагает сближаться?

Странно и то, что детали встречи российские граждане получают от американского посольства. Получается, что есть что скрывать?

Затем 23 марта Москву посетил Дж. Керри, которому был устроен радушный прием самим хозяином Кремля. В период с 28 по 31 марта в Москве с визитом находится заместитель госсекретаря США по политическим вопросам Томас Шэннон, при этом эту информацию сообщил не МИД России, а Госдепартамент США. В его графике встреч значатся встречи с официальными лицами и представителями гражданского общества. И это происходит в канун нового раунда переговоров между сирийским правительством и оппозицией, который должен начаться 11 апреля.

Так что стоит за активностью американской стороны? Видимо, склонение Кремля по вопросу отказа от поддержки Асада, что уже произошло — Россия прекратила военную операцию. Следующий шаг — это отставка Асада. Вопрос еще в проработке. Американская стратегия для Донбасса — это полное прекращение огня, воссоединение ЛНР и ДНР с Киевом, в перспективе вероятно смена власти в непризнанных республиках с целью поставить только лояльных Киеву. В обмен на «сближение позиций» Кремлю обещают снятие санкций. Керри объявил, что «санкции будут сняты, если все пункты Минских соглашений будут выполнены, включая вывод всех орудий и войск и возвращение суверенитета украинской границе». Но в то же время ряд американских представителей неоднократно заявляли, что санкции будут сняты только после возвращения Крыма. Стоит вспомнить историю с обещаниями не расширять НАТО на Восток.

Вероятно, что в ближайшее время мы увидим отражение переговоров во внешнеполитической стратегии и дискурсе страны. Но стоит отдавать отчет, что подход, который состоит в том, что Кремль торгует своей позицией в обмен на послабление санкций, рисует крайне удручающую картину будущего страны.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Сирия: что это было?

Брюссель: новый почерк террористов

Медведев в Мюнхене. За державу обидно

Итоги 2015 года: внешняя политика ut est



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1447
7045
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика