Англия. Теракт

Англия. Теракт

Автор Анатолий Евгеньевич Несмиян (Эль Мюрид) — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике. Союз Народной журналистики (Санкт-Петербург).

Наверное, нет смысла говорить банальности в связи с новым терактом в Англии. ИГИЛ на войне и ведет себя соответственно. Другого ответа у боевиков все равно нет. Вопрос в другом. Война в Ираке и Сирии поучительна тем, что показывает, насколько боевики быстро проходят этапы накопления опыта и трансформируют свою тактику действий. 

При этом у них практически нет никаких ограничений — они используют все, что есть под рукой. Рациональность их действий выглядит почти абсолютной.

Это означает, что довольно скоро они придут к выводу, что теракты против населения западных стран недостаточно эффективны — политики относятся к населению своих стран как к ресурсу, и дешевые по затратам теракты с впечатляющим эффектом и резонансом на них никак не влияют. Более того — и для населения есть свой «предел насыщения» — чем чаще будут происходить теракты, тем реже они будут становиться новостью номер один.

Логичным следствием станет переориентация терактов на другую целевую группу — уже непосредственно на представителей власти. Это сложнее, так как потребует более квалифицированных исполнителей и более серьезной подготовки, для проведения терактов потребуются другие технические средства и инструменты. Объектом атак не могут стать представители высшего звена управления — это слишком непросто и затратно, низовые звенья слишком многочисленны и легко заменяются. Наиболее логичными станут атаки на представителей среднего и высшего среднего звеньев управления. На условных губернаторов, мэров и руководителей разных департаментов. Их невозможно защитить, так как их довольно много, но регулярные удары по этому звену могут серьезно парализовать власть — причем в первую очередь психологически.

В Ираке и Сирии, кстати, уже вовсю идет обкатка этого подхода — все чаще жертвами атак становятся именно руководители среднего звена: гражданского управления, полиции, удары наносятся как по ним, так и по их семьям. Это не отменяет «обычных» терактов просто потому, что они наиболее просты в исполнении и подготовке, но перенос центра тяжести на управленческие звенья постепенно происходит. Кстати, в России эсеры практиковали такой подход (хотя террором занимались не только они, но именно эсеры применяли наиболее массово террор в своей деятельности), и он оказался необычайно эффективным: управление страной действительно было серьезно нарушено. Буквально за три года в стране было убито и ранено во время терактов около 4500 чиновников при том, что общее число жертв убитых и раненых в терактах оценивалось к 1907 году в 9 тысяч человек. Тем не менее сегодня массовый террор, направленный против населения, останется все равно — его целью является создание атмосферы ненависти к чужакам, что в итоге приведет к тому, что мусульмане в Европе будут ощущать себя изгоями не только в социальном плане, но и религиозном — а это неизбежно сделает их в массовом порядке сторонниками все более радикальных идей.

ИГИЛ уже проводил в Ираке такую «двухходовку» — развязав террор против шиитского населения, он добился ответа в адрес суннитов Ирака, которые стали подвергаться насилию и сегрегации со стороны как шиитов, так и правительства. Итогом стала резкая радикализация и рост приверженцев идей Исламского государства (хотя для Ирака ваххабизм и радикализм в, общем-то, нехарактерны ввиду распространения более умеренных ветвей ислама на его территории). Сейчас ИГ решает аналогичную задачу — шиитские каратели проводят на «освобожденных» территориях политику геноцида суннитского населения, выталкивая его в сторону идей Исламского государства.

Задача ИГ в Европе — получить ответ в адрес мусульманского населения и добиться его радикализации.

Против такой стратегии европейские политики бессильны — сочетание массового террора с индивидуальным против представителей власти будет вынуждать их идти на поводу у террористов и принимать решения в рамках коридора, выгодного ИГ.

Решение проблемы тоже выглядит «двухходовым», но для современных политиков оно выглядит совершенно неподъемным, так как потребует непопулярных мер, что скажется на их электоральных рейтингах. Нужно выделять ресурсы на восстановление нормальной жизни в регионах, откуда идет исход мусульманского населения, создавать там условия для того, чтобы люди перестали бежать в Европу. Живущих в Европе людей нужно социализировать и вводить дифференциацию их прав в зависимости от степени адаптации.

Но, понятно, что такой подход в корне противоречит сложившейся практике существования «золотого миллиарда», а потому выглядит полной утопией. В этом смысле у боевиков все шансы на реализацию своей стратегии. Европейцы могут отвечать лишь в привычном русле — увеличивая силовые удары по странам Третьего мира, обосновывая это «борьбой с международным терроризмом», а по сути, лишь создавая условия для него.

В итоге относительно защищенными от террористов остаются те, кто и несет основную ответственность за их существование — политики и руководство крупных корпораций, способные оплатить (из личных, корпоративных или бюджетных средств) свою безопасность. Все остальные становятся объектом террора.

Сказанное, естественно, относится и к России. У нас аналогичная ситуация, усиленная колониальным статусом страны и ее руководства — в таких странах политики вообще не интересуются судьбой народа, так как отсутствие даже иллюзорного контроля за властью через выборы делает ее полостью независимой от интересов страны и людей.

Источник



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4367
19102
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика