Бесконечный тупик ЕГЭ

Бесконечный тупик ЕГЭ

Событие: 26-го мая стартовала первая волна Единого Госэкзамена. На фоне непрекращающихся скандалов, бесконечных изменений и тотальной коррупции в образовательной среде. В этом году около 694-х тысяч выпускников будут принимать участие в сдачи Единого Государственного Экзамена.

Комментирует эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Алексей Ларионов

Информационное пространство современной России достаточно стабильно с точки зрения циклической актуализации различных проблем. В числе периодически затрагиваемых в СМИ вопросов тема организации, проведения и объективности результатов Единых Государственных экзаменов занимает далеко не последнее место. В советские времена подобное внимание уделялось разве что битве за урожай. Теперь же каждый год с ранней весны и до середины лета сводки новостей пестрят известиями о том, как будет проходить ЕГЭ в этом году, какие новшества внесены в содержание заданий по сравнению с прошлыми годами, каким образом организаторы намерены бороться за «честный и прозрачный ЕГЭ». Однако, за каждой «сводкой с фронта боевых действий» обязательно стоит больший или меньший пласт предпосылок, подготовивших каждое конкретное событие. В таком ракурсе высокий градус общественного внимания к сдаче школьниками ЕГЭ отражает не только периодическое обострение, но и принципиальную нерешённость проблемы эффективного контроля результатов образовательного процесса в России. Поскольку не нуждается в постоянных обсуждениях та проблема, которая получила своё успешное разрешение.

Так мы приходим к выводу о том, что с момента введения в России ЕГЭ непорядки и неполадки, нарушения и злоупотребления в системе итоговой аттестации выпускников/абитуриентов стали константами. Причём не только системы образования, но также общества, государственной политики и правоохранительных органов.

Если раньше отдельные нарушения на выпускных и вступительных экзаменах лежали скорее в области этики и реже – уголовного права, то теперь болезни стали системными на уровне высших органов государственной власти. И требуют для своего разрешения или хотя бы ослабления постоянных усилий и затрат – причём с гарантированно невысоким результатом. Такова вторая составляющая расплаты России за бюрократический снобизм. Тогда как первая – это катастрофическое падение уровня образованности и интеллектуальной культуры российской молодёжи. Но, по-видимому, всё это кажется приемлемой и даже желаемой ценой для тех, кто планирует и осуществляет «реформы в образовании» исходя из других целей и задач, нежели поступательное развитие России и её человеческого потенциала.

Какой же степенью презрения, высокомерия и самоуверенности надо обладать реформаторам, чтобы из года в год, с первых лет введения ЕГЭ упорно игнорировать возмущение, тревогу и боль учителей и преподавателей вузов, учеников и их родителей по поводу судеб российского образования? И на каком основании чиновники априори подозревают весь педагогический корпус России в недобросовестности и коррумпированности? Или действительно судят о других по себе?

Нашим Центром тема ЕГЭ и перспектив развития отечественной системы образования затрагивалась неоднократно. До настоящего времени никакие факты не опровергли высказываемого ранее экспертного мнения о том, что изначально ЕГЭ был продуктом кабинетного творчества вестернизированной бюрократии в Министерстве Образования, которая имела весьма смутное представление о реалиях учебно-образовательного процесса, проблемах российской средней и высшей школы.

Но, при этом, виртуозно «осваивала» бюджетные и грантовые средства на ежегодные «модернизации», «инновации» и «реструктуризации» школ и вузов. К элементарному меркантильному интересу добавлялась и вполне объяснимая неприязнь к традициям отечественной системы образования – именно потому, что она отечественная. Ведь смена идентичности как правило ведёт к яростному отрицанию тех идей и ценностей, которым неофит (в данном случае – неофиты «интеграции России в европейское образовательное пространство») был вынужден служить раньше. Ко всем этим разноплановым соображениям добавлялся и политический интерес – снизить уровень осмысления происходящих в России процессов путём включения редукционного механизма в образовании, о чём совершенно откровенно высказался экс-министр образования А. Фурсенко в 2007 году: «Недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других». Бесспорно, потребитель станет бунтовать только тогда, когда ему предоставят товар в малом количестве и ненадлежащего качества, творец же стремится усовершенствовать мир в соответствии с идеалами. Такие люди несут угрозу адептам «управляемой демократии» уже самим фактом своего существования, потому лучше всего не допустить их появления.

Так, ради сиюминутных и корыстных соображений не первый год происходит разрушение отечественного образования – когда-то лучшего в мире.

Потому разумным представляется перенацелить вектор общественного внимания с требований «честного ЕГЭ» на требование полной его отмены. С обязательным возвращением к традиционным принципам, программам и методикам обучения, воспитания и контроля знаний, благодаря которым наша страна выиграла войну, вышла в космос, построила наукограды и доказала осуществимость социального проекта, где люди спорили не о биржевых котировках, а о способах путешествий к звёздам.

Материал подготовил Дмитрий Поллит


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2405
8046
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика