Бычки в томате, Россия в неадеквате

Бычки в томате, Россия в неадеквате

Автор Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Есть в русском языке такие созвучные термины, которые даже своим звучанием наталкивают на эмоцию: что-то нехорошее, что-то тревожное, что-то подозрительное. «Фальсификат», «суррогат», «конфискат», «денатурат», «дегенерат», «неадекват». А, если серьезно, то возникли тревожные мысли о том, что состояние управления страной, государственной политики явно не адекватно. Россия в «неадеквате».

По Конституции и политической практике, в реальности у нас 100% государственной политики и управления зависит от президента Путина. И столкновение двух фактов — неадекватности картины и ответственности конкретного человека — заставляет тревожиться за здоровье нашего президента. Он всенародно избранный, он отвечает за все и вся, и от состояния его потенциалов зависит этот самый «адекват» нашей России.

Вот четыре примера, целый ряд вообще то, который иллюстрируют ход реконструкции, ход аналитически выстроенного ряда аргументов, из которого следует вывод. Давайте попробуем вместе этот вывод и делать.

1. Во-первых, президент России Путин предъявил претензию президенту Российской академии наук. «Как так? Избрались в члены-корреспонденты и академики Российской академии некоторые высокопоставленные чиновники из Управления делами президента, ФСБ! Как же так, если я им всем не рекомендовал заниматься наукой?». Ответ был простой: «Все по закону. Они этого достойны».

И, действительно, российский закон разрешает чиновнику заниматься творческой, преподавательской, научной деятельностью, он не разрешает заниматься бизнесом, но по части бизнеса у президента Путина вопросов к чиновникам нет. А вот по части науки возник.

И в чем претензия? «Ну, наверное, это крупные ученые?», — спрашивает Путин. «Наверное, я им дам возможность заниматься наукой». То есть, попросту говоря: «Уволю!». А на каком, интересно, основании по части трудового законодательства? Основание единственное, и оно, на мой взгляд, повторяет то основание, по которому уволен Улюкаев. Там вдруг возникло «недоверие», и министра сняли.

А основание такое: «Я, — говорит российский президент, — монопольный верховодитель страны, я им посоветовал, а они меня не послушались. За это я их накажу». Вот о чем идет речь. Идет защита права на абсолютную, выше закона, власть.

Присвоение на самом верху права абсолютной, надзаконной, внезаконной, а в результате — незаконной власти — вот это состояние становится все более очевидным. Конечно, уволит он сейчас этих чиновников. И суть не в том, какие они там ученые. Мы еще раз говорим о том, что факт — неадекват налицо.

2. Второй факт — Путин поздравил российский журналистов. С чем? «Хорошо работаете, Европарламент принял резолюцию по борьбе с российской пропагандой».

Пропагандой чего, хочу спросить? Может быть, у России есть какая-то большая правда, большие ценности, большая нравственная позиция, которая контрастирует с Западом, не совпадает с западной ценностной программатикой? Но ведь не один раз сам Путин, его Сергей Борисович Иванов, Дмитрий Анатольевич Медведев заявляли, что наши ценности такие же, как на Западе, мы входим в мир, нас ничего не разделяет. Разногласий с Америкой в части идеологии нет.

Не будет никакой холодной войны. Это сказано самим Путиным. И вдруг санкции, вдруг блокада, вдруг информационная война, вдруг резолюция Европарламента «Бороться с российской пропагандой!», а Президент этому радуется.

Чему он радуется? Вздорная внешняя политика, непредсказуемая, ценностно не базированная политика страны фактически вызвала и горячую, в завуалированной форме, и холодную, информационно-пропагандистскую войну с Россией. Вызвала на ровном месте, без предъявления фундаментальной ценностной идеологической позиции, за которую наши предки, наша страна действительно воевали, противостояли и отстаивали.

Какие ценности Путин сегодня отстаивает в мире? Да никакие. Кроме собственной «рукопожатности». Поэтому эта война — это борьба с непредсказуемостью, вздорностью, обесцениванием российской позиции в мире, с опасностью, которую она с точки зрения Запада начала представлять после 2007 года, после 2013—2014 гг. для Европы и мира. В этом вопрос.

А Путин этому радуется, а он поздравляет журналистов. Опять выдается желаемое и воображаемое за действительное. Ну, чистой воды — неадекват.

3. Третье откровение — на днях Путин твердо, как он это умеет делать, жестко, как он это умеет делать, с юмором и улыбочкой, характерной для него, объявил бизнесменам, что самосанкции, самоэмбарго, которые он наложил на собственную страну, будут продолжаться, как можно дольше. Улыбнулся и сказал: «Тянуть с отменой будем как можно дольше!». Я так и представил себе образ: петля на шее России, и будем ее тянуть, как можно дольше.

Сколько раз аналитически, с цифрами и фактами доказывалось, что если Запад наложил ряд запретов, эмбарго, санкционных барьеров на поставки с Запада и других стран в нашу страну технологий, финансов, продуктов, товаров, то это удар по России! Так? Очевидно, что так. Иначе Запад не применял бы эти меры наказания за поведение России в Крыму и на Донбассе. Очевидно, что так.

Санкции, которые перекрывают потоки товаров, услуг, продуктов, технологий внутрь России — это удар по России. Вот он этот ряд: 1, 2, 3, 4… 24 западных ударов по России. Путин берет и к этому ряду добавляет помидоры, яблоки, персики, огурцы, бананы, продукты, поставляемые ровно в таком же режиме, ровно в ту же страну, нашу страну. Он расширил ряд вражеских санкционных ударов по нашей стране своими руками, как унтер-офицерская вдова высек себя и страну и говорит, что «это» мы тянуть будем еще дольше. Ну, чистейшей воды — неадекват.

И можно было бы согласиться, если бы западные страны испытали ущерб от того, что рынок сбыта исчез, и в них начались бы политические протесты, давление на их власти, чтобы они отменили весь этот ряд, но ничего подобного годами уже не происходит. Чистой воды — неадекват.

4. И, наконец, Путин говорит, правильно говорит, что нужно подвести итоги Второй мировой войны с восточным соседом — Японией, которая, кстати, в экономическом и финансовом отношении уже гораздо мощнее, чем страна-победитель. Вот такая малюсенькая Япония гораздо мощнее, чем вот такая гигантская страна-победитель. Нужен мирный договор. Камень преткновения — Курилы.

Путин говорит руководству Японии: «Варианты есть». Готовится визит Путина в Японию. И в это же время на островах размещаются новые ракетные комплексы, которые, как говорит Путин, и как говорят в Кремле, НЕ ПОВЛИЯЮТ на возможности заключения мирного договора с Японией.

Значит, на спорные острова ставятся вооружения, которые в том числе перекрывают акваторию и в том числе перекрывают территорию Японии, и при этом на голубом глазу говорится: «Это не повлияет на переговоры по заключению мирного договора с Японией». Что это такое, если не политическая шизофрения? Что это такое, как не явный неадекват?

Я сейчас даже не оцениваю правильность таких решений. Нашу суверенную территорию нужно оборонять — вопросов нет. Вопрос есть другой. Если ты хочешь пойти в некую сторону, а при этом разворачиваешься и пятишься в обратную — то это характерно для болезненного состояния механизмов принятия политических решений в нашей стране. Для политического здоровья страны. — Неадекват.





Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2475
10623
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика