Частные военные компании: равнение на США

Частные военные компании: равнение на США

Событие: В Госдуму депутатом от «Справедливой России», членом комитета ГД по энергетике, был внесен законопроект «О частных военно-охранных компаниях», согласно которому в России возможно создать частные военные компании по образцу США. Отмечается, что частные военные и наемники – не одно и то же, поэтому деятельность частных военных компаний не противоречит Уголовному Кодексу [1].

Комментирует: эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Наталия Шишкина


Идея создания частных военных компаний в России возникала и раньше, высказывалась, в частности, бежавшим из России депутатом Митрофановым, однако на тот момент была признана не соответствующей моменту.  Заинтересованность в этой инициативе высказывал и президент России, считая, что ЧВК могут стать инструментом реализации национальных интересов без вовлечения государства. Российские депутаты объясняют, что специалисты Blackwater – одной из крупнейших частных военных компаний в мире – воюют на Украине, и это создает необходимость и в России учредить легализацию частных военных компаний.

Что действительно могут дать ЧВК

Для государства ЧВК представляет собой следующие основные выгоды:

1.    Возможность переложить с себя часть ответственности за жизни и здоровье принимающих участие в конфликтах на частные компании, что может существенно повлиять на критику власти и убрать «армейский» фактор из протестов общества.

2.    Сократить расходы на армию, улучшить официальную статистику расходов и военных потерь.

3.    Решить проблему оказавшихся ненужными после реформы сокращенных кадровых военных.

4.    Возможность дополнительно пополнять бюджет.

5.    Возможность проводить военные операции в обход международного права, использовать идентичную с США тактику ведения войн.

Всё это обосновывается опытом США, однако, как заметил американский же ученый Питер Сингер, сложилась ситуация, когда государства не могут одержать победу, используя ЧВК, но без них не в состоянии идти на войну [2]. Государство и армия становятся зависимыми от частного интереса.

Не раз отмечалось, что ЧВК возникают обычно там, где замешаны интересы крупных олигархических корпораций, а это ведет к возникновению угрозы «перетекания» профессиональных военных в частный сектор, преследующий свои коммерческие интересы. Существуют опасения, что ЧВК будут использоваться с целью захватов объектов и подавления сопротивления, как уже не раз случалось с частными охранными предприятиями. Это особенно актуально в связи с постепенным упрощением изъятия земли у собственников для неких государственных целей [3] и на территориях опережающего развития [4], где возможно задействовать ЧВК в качестве охраны особенно важного объекта строительства. Непрозрачность таких компаний может привести к бесконтрольному использованию государством этого инструмента.

Можно наблюдать прямую зависимость нарушений прав человека в зоне боевых действий от степени вовлеченности в них ЧВК, формально не имеющих права принимать непосредственное участие в боевых действиях. Профессионализм сотрудников ЧВК не подразумевает наличие высоких нравственных идеалов, и события последних лет, возрастающий вал военных преступлений, совершенных частными военными, является тому подтверждением.

Даже если нарушивший контракт сотрудник и будет наказан, жизнь убитому или здоровье покалеченному им человеку не вернутся.

Может сложиться ситуация, когда интересы корпораций будут окончательно доминировать над интересами государства либо корпорации и ЧВК будут иметь реальную возможность шантажировать государство и влиять на его политику.  К тому же, частные военные компании заинтересованы в наличии военных конфликтов – и как ресурса для кадрового обеспечения, и как основной сферы своей деятельности, и как источника прибыли, что для коммерческой организации является смыслом существования.

Сотрудник ЧВК или наёмник?

В 1979 году, когда появилась первая информация о широком применении ЧВК,  Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию о необходимости разработать конвенцию о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников. Видно, что изначально частные военные воспринимались как наёмники. Был создан специализированный комитет, однако никаких документов по проблеме принято не было.

В 2005 году ООН вновь вернулась к данной проблематике, но речь уже шла о международном регулировании деятельности ЧВК. Налицо резкая переориентация на легализацию наёмничества – пусть и под другим названием.

Принято считать, что главное отличие наёмника от сотрудника ЧВК - наёмник принимает непосредственное участие в боевых действиях. Это прописано и в международном кодексе поведения сотрудников ЧВК, подготовленном Швейцарским правительством [5], и во внесенном законопроекте [6]. Понятие «непосредственное участие в боевых действиях» не имеет четкого определения в международном праве. Международный Комитет Красного Креста так определяет непосредственное участие в вооруженных столкновениях - осуществление актов, направленных на поддержку одной стороны в конфликте путем прямого причинения вреда другой стороне, либо прямо влекущих гибель, ранения или разрушения, либо наносящих прямой ущерб военным операциям или объектам противника. К непосредственному участию в боевых действиях относятся лишь те акты, которые не только объективно способны нанести прямой ущерб противнику, но и специально разработаны для этого в поддержку одной из сторон в конфликте и направлены против другой [7].  

Любопытно было бы узнать, как, не вступая в прямое вооруженное столкновение, ЧВК собираются, согласно внесенному законопроекту, «альтернативно урегулировать вооруженные конфликты».

Российские ЧВК – это не то же, что американские наёмники?

В случае принятия этого закона был бы логичен отказ России от существующей риторики относительно использования наемников на Украине, в Ираке, Сирии, Афганистане, так как это -  всего лишь мировая практика применения сотрудников ЧВК, которые не являются наемниками. Если признать ЧВК законным бизнесом, то получится, что Россия клеветнически обвинила США в организации, по сути, военных преступлений, хотя это был всего лишь частный бизнес и Правительство США тут ни при чем.

Хотя и отмечается, что сотрудник ЧВК – не наёмник, но от перемены мест слагаемых сумма не меняется. В мире поменялась она только с окончанием Холодной войны и гегемонией США.

Практика использования и создания частных военных компаний зародилась в Великобритании и США, столь критикуемых на словах российскими официальными лицами. Именно неолиберализм и идеалы всепроникающего бесконтрольного рынка дали возможность  существовать таким компаниям. Не зря специалисты, поддерживающие эти идеи, говорят о запаздывании законопроекта на 20 лет – в условиях тотальной приватизации 1990-х годов такой закон был бы к месту. В истории западного мира практики наёма за вознаграждение частников для участия в войнах существовали задолго до неолиберализма – например, лицензирование пиратства (корсары, каперы, приватиры). Но эта практика не просто не присуща русскому миру – она противоположна ему. Военная служба всегда была в России Священным долгом защиты Родины и Отечества от неприятеля, погибшие на службе – Героями, а не жертвами на алтаре Золотого Тельца. Использование института ЧВК может привести к уходу от цивилизационных, культурных, нравственных ценностей, в которых война не являлась способом наживы, военнослужащий защищал Отечество, а не считал прибыль от этой защиты. Давалась – и до сих пор дается, - клятва, присяга своей стране, которая в корне отличается от контракта на выполнение задания за денежное вознаграждение. Отправляясь на войну, русские воины просили благословения перед иконами, а не торговались перед долларом в рамке.

Несомненно, ЧВК – прекрасный инструмент включения в общемировые тенденции, прибыльный бизнес, построенный на крови, но возникает вопрос: зачем России включаться в систему англо-саксонских грабительских ценностей и отказываться от своих?

Очередная попытка ценностной диверсии, государственного суицида осуществляется руками самого государства и так называемыми народными избранниками, которые, видимо, не разделяют ценности, принятые в российском обществе. Те самые ценности, на которые так лицемерно и громко опирались в своих выступлениях при осуждении НАТО, США, Порошенко. Чем же тогда эти «судьи» отличаются от осуждаемых, если де-факто разделяют их ценности, вводят их методы, играют по их правилам? 

При этом стоит заметить, что не только в государственных структурах, но и в обществе идея создания ЧВК нашло своих сторонников. Это – лишнее подтверждение успешности внедрения принципа «Иван, родства не помнящий», подтверждение подмены русских, российских нравственных ценностей, в том числе и в умах самих военных. Ещё один градус в сторону курса колеи, прокладываемой Западом, инициатива в направлении смены более высоких ценностей  на низменные – но разве не так началось падение Рима?..

В начальном варианте законопроекта прописана подотчетность частных компаний федеральной службе безопасности. Но уже появились противники этого пункта, утверждающие, что это приведет к слишком жесткому контролю и потере конкурентоспособности подобных компаний. Хотя опыт строгого контроля за ЧВК уже имеется, в частности, у Китая, где такие компании преследуют именно государственные интересы. Однако такой настрой, ориентация именно на американский опыт, может привести к очередному бездумному его внедрению, причем даже без учета проблем, уже ярко проявивших себя на Западе. Американские военные специалисты уже отмечали, что в случае войны с крупной армией все положительные стороны ЧВК нивелируются, и можно ожидать пересмотра западными странами своей стратегии поведения в отношении ЧВК.

С другой стороны, нельзя не отметить, что ЧВК – эффективный инструмент проведения своих интересов, прибыльность ЧВК огромна, создание подобных компаний действительно может решить искусственно спровоцированную проблему сокращенных военных, дает возможность государству действовать в обход международного права, столь яро защищаемого российскими дипломатами, ради собственных интересов. К тому же, прикрываясь коммерческой тайной, можно предотвратить резкую негативную реакцию общества и улучшить общую статистику потерь ВС – правда, самих потерь это не сократит, а возможность шантажировать государство с помощью манипуляций с обеспечением армии может перевести недовольство из гражданской части населения к военным.

Фактически, государство – пока что частично, - складывает свои полномочия по обеспечению безопасности, то есть перекладывает одну из основных обязанностей, функций государства как такового на неких юридических лиц. Происходит государственная трансформация по образцу цивилизационно других стран, а народ, люди в этой системе становятся средством в погоне за прибылью. Переход военных функций в частные руки грозит появлением своего рода неофеодализма, где феодалами будут выступать корпорации, а государства будут зависимы от них. Примеры собственных армий у олигархов уже имеются, достаточно взглянуть на пример Коломойского. Результатом легализации наёмничества служат античеловеческие практики применения сил ЧВК и в Югославии, и в Сербии, и в Сирии, и в Афганистане, и в последних событиях на Украине. Стоит ли такая игра свеч?



[1] http://russian.rt.com/article/55761

[2] http://www.brookings.edu/~/media/research/files/papers/2007/9/27militarycontractors/0927militarycontractors.pdf

[3] http://www.rg.ru/2014/10/23/dachi-site-anons.html

[4] http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=623874-6&02

[5] http://www.icoc-psp.org/

[6] http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=630327-6&02

[7] https://www.icrc.org/rus/resources/documents/faq/direct-participation-ihl-faq-020609.htm


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5832
23093
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика