Чем чревато отсутствие делимитации морских границ в Азове и на Каспии?

Чем чревато отсутствие делимитации морских границ в Азове и на Каспии?

Владимир Викторович Волк — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

«Братский» украинский парламент подкладывает очередную «свинью» России. В Верховную Раду внесен законопроект о денонсации договора с Россией об использовании Азовского моря и Керченского пролива. Среди авторов инициативы — ярый русофоб, комендант Майдана, один из организаторов карательной операции по подавлению протеста в Донбассе, первый вице-спикер Андрей Парубий. В случае принятия закона к зоне военного конфликта в Донецкой республике, вполне вероятно, может быть «подтянут» и Крым.


КАК «МОРОЗИЛИ» ДЕЛИМИТАЦИЮ

Распад СССР и образование на его территории новых независимых государств породили ряд проблем, связанных с правовым статусом и режимом использования отдельных категорий морских пространств, а также их делимитацией. Со времен Российской империи и до распада СССР таких проблем не существовало, Азовское море имело статус исторических внутренних вод этого государства.

Российско-украинские переговоры по определению правового статуса Азовского моря и Керченского пролива и разграничению морских пространств в Черном море проходят с 1996 года и продолжаются до сих пор. Позиция Украины по вопросу о морской границе заключается в том, что между бывшими советскими республиками — РСФСР и УССР — была некая административная граница. Россия, в свою очередь, отмечает, что в Советском Союзе между союзными республиками по акватории внутренних морских вод административные границы не устанавливались, поэтому не было и нет никаких легитимных документов союзного или республиканского уровня, которые фиксировали бы линию разграничения в водах Азовского моря и Керченского пролива. В этой связи Россия не может признать установленную украинской стороной в 1999 году в одностороннем порядке так называемую «линию охраны Государственной границы» в этих водах.

Государственная граница устанавливается, как правило, на основе договоров между сопредельными государствами, а там, где территориальные воды государства соприкасаются с открытым морем, — внутренними законодательными актами прибрежных государств, в соответствии с международным правом. Морские границы устанавливаются согласно требованиям, определенным в Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву (UNCLOS), которые содержат полные и точные определения: территориальное море (территориальные воды до 12 морских миль); прилежащая зона — морская полоса с шириной прибрежной зоны в 24 морские мили, отсчитываемые от исходных линий; исключительная экономическая зона (определяется каждым государством самостоятельно, но не должна превышать 200 морских миль (370 км 460 м); континентальный шельф — прилегающий к территориальным водам район морского дна, включая его недра (внешняя граница континентального шельфа должна находиться не далее 350 морских миль от берега); исключительная рыболовная зона (ширина этой зоны, как правило, та же, как у исключительной экономической зоны или 200 морских миль).

С точки зрения международного права существует три варианта решения вопроса: распределить воды Азовского моря между Украиной и РФ по границе, существовавшей между УССР и РСФСР; распределить его акваторию по принципу равноудаленности от берега или установить Госграницу обеих стран на расстоянии 12 морских миль от исходных линий, а нейтральные воды распределить между государствами в качестве исключительных экономических зон. Но ни один из этих вариантов за 24 года так и не был согласован двусторонним договором. Пограничники Украины и России в связи с имеющимися законодательными коллизиями упростили свою службу. Они разработали свои ведомственные инструкции, утвердили их в соответствии с законодательствами своих государств, и пользуются по сути до сих пор. Тем не менее, конфликные ситуации периодически возникали.

Ряд противоречий снял Договор о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива, который был подписан в декабре 2003 года после конфликта вокруг украинского на тот момент острова коса Тузла. Российская Федерация тогда начала строить на Тузлу дамбу с Тамани. А Украина активно препятствовала ей, так как считала остров своей территорией . Россия требовала признать воды и дно Азовского моря «находящимися в совместном пользовании». Однако украинские власти настаивали на закреплении границы. В итоге Владимир Путин уступил Кучме: границу по морю провели, но сами воды при этом объявили «внутренними», позволив свободно передвигаться по ним судам обоих государств.

Ратификация данного документа Госдумой в начале 2004 года вызвала скандал — фракции КПРФ и «Родина» отказались голосовать и покинули зал. Сергей Бабурин, зампред «Родины», высказался за всех, заявив, что «пока украинцы не разрешат новости на русском языке, для нас будет унижением иметь пограничную полосу с ними» (на Украине в том году вступило в силу положение, согласно которому все телеканалы, желающие получить или переоформить лицензию на вещание, должны перейти исключительно на украинский язык). Одновременно с этим украинская Верховная Рада в одностороннем порядке, без согласования с российской стороной, приняла условия делимитации границ с РФ. Так была создана почва для конфликта.

11 июля 2012 года в Ялте Украина и Россия провели очередной раунд переговоров по разграничению Азово-Керченской акватории. Президенты стран Владимир Путин и Виктор Янукович подписали совместное заявление об основных параметрах делимитации морского пространства в Азовском и Черном морях. Стороны в очередной раз подтвердили, что Азовское море — это внутренние воды двух стран, а это означает, что военные суда третьих стран без согласия России и Украины заходить туда не смогут. Керчь-Еникальский канал должен эксплуатироваться совместно в интересах двух стран. Комментируя заявление лидеров государств, министр иностранных дел России Сергей Лавров сообщил: «К сожалению, ничего еще не подписано». По его словам, работа по делимитации морского пространства в Азовском и Черном морях продолжается, по многим аспектам достигнуто взаимопонимание, но окончательное решение еще не принято.


АЗОВСКОГО ДЖИННА ВЫПУСТИЛИ ИЗ БУТЫЛКИ

«Размораживание» конфликтной ситуации началось накануне Евромайдана, когда Виктор Янукович начал суетные движения по подготовке подписания Ассоциации Украины с ЕС. В Азовском море погибли четверо граждан Украины, которых во время рыбной ловли атаковали российские морские пограничники. Экс-замглавы МИД Украины, а ныне один из спикеров властной элиты официального Киева Валерий Чалый, уже тогда высказался, что Украина в связи с этой трагедией должна начать процесс денонсации Договора с РФ 2003 года о совместном использовании Азовского моря. К этому подталкивали украинских лидеров и оппозиционеров и европейские консультанты, понимающие, что неразрешенность вопросов делимитации границы с Россией в обязательном порядке заведёт все европейские начинания в тупик.

«В этой ситуации я бы предложил рассмотрение денонсации соглашения 2003 года, которое подписывалось в очень сложных условиях, под определенным давлением. Вместо непонятного термина «внутренние воды двух стран», из-за которого нет никого ответственного в трагедии, нужно сделать так, как это есть в международном праве — разделить Азовское море, создать нормальный режим, действовать дальше соответствующим образом. Конечно, РФ на это сразу не пойдет в таком формате. Но нашим специалистам нужно поставить упомянутый вопрос в соответствующих двухсторонних механизмах», — сокрушался Чалый.

Сейчас же, после присоединения Крыма к Российской Федерации вопрос о делимитации Керченского пролива, Азовского и Черного морей стал ещё более неоднозначным. По логике и законам российской стороны после вхождения Крыма в состав России никаких официальных морских границ на Азове нет. Весь Керченский пролив остался за Россией, как и участок Азовского моря, прилегающий к берегам Крыма. Крымский участок Чёрного моря, естественно, тоже потерян Украиной. Теперь фактически перемещение кораблей из Азовского моря в Чёрное море и обратно без разрешения России невозможно. Соответственно, доступ к Азовскому морю имеется только у военных кораблей Черноморского флота РФ.  Что касается границ Украины в Азовском море, то ими условно можно считать 22-километровую прибрежную зону: так определяются границы государств в любых морях и океанах. Украинская сторона имеет в портах Мариуполя и Бердянска лишь небольшое количество катеров, которые перебазировались туда во время «Крымской весны».

То есть де-факто Украина сейчас может надёжно контролировать только прибрежную зону Азовского моря от населенного пункта Широкино до Стрелкового (граница Украины и России в Республике Крым). Участок прибрежной зоны от российской границы (Новоазовск) и до Широкино находится под контролем Донецкой народной республики. ВМС Украины на Азовском море способны лишь на борьбу с диверсантами ополченцев, и то — с переменным успехом, так как катера береговой охраны стали подрываться на минах, установленных в акватории своими же военными.

Ещё один возникший вопрос, связанный с морскими границами, — неопределённость в районе западного побережья Крыма. Расстояние от берега Республики Крым до берега Украины здесь составляет от 15 до 40 км — то есть применить стандартное международное законодательство невозможно — странам просто не хватит места для создания 22-километровой зоны территориальных вод. При этом именно в этом районе имеется несколько богатых нефтью шельфов. В таких случаях часто граница определяется по срединной линии, но отношения между Украиной и Россией сейчас не предрасполагают к конструктивным переговорам. Вопрос не будет решён до того момента, пока Украина не признает присоединения Крыма к России.


КРЫМ НАШ. НО УКРАИНА ПРОТИВ

Судя по заявлениям президента Украины Петра Порошенко вернуть Крым — одна из приоритетных задач. ОБСЕ приняла резолюцию, обвиняющую Россию в оккупации Украины. В интервью ZN.UA представитель по вопросам договорно-правового оформления государственной границы, посол по особым поручениям МИД Украины Леонид Осаволюк заявил, что на переговорах по разграничению Азовского и Черного морей, а также Керченского пролива, начиная с 2010 года украинская сторона сдала все завоеванные ранее позиции. «Слава Богу, эту капитулянтскую позицию не успели закрепить в юридически обязательном двустороннем договоре. Теперь придется искать новые пути по защите интересов нашего государства», — добавил он. Комментируя заявление российского МИД о том, что после присоединения Крыма к РФ Керченский пролив уже не может являться предметом переговоров, Осаволюк отметил: «Прогнозировать что-то сложно. Но думаю, что вопрос разграничения морских акваторий все же не закрыт, и нам удастся еще побороться».

С Крымом ситуация более-менее понятна. Общественное мнение западных партнеров Кремля подготовлено к тому, что Россия ведёт на Украине гибридную войну. Но зачем Украине денонсация договора о совместном использовании Азовского моря?

Первое. Азовское море и Керченский пролив объявлены историческими внутренними водами России и Украины. Киев в одностороннем порядке хочет присвоить себе Азовское море, а также акваторию Керченского пролива.

Второе. Согласно действующему договору от 2003 года, торговые, военные и другие корабли и суда под флагом РФ и Украины пользуются в этой акватории свободой судоходства. Торговые суда под флагами третьих стран тоже могут заходить в Азовское море и проходить через пролив, если направляются в российский или украинский порт или возвращаются из них. А вот военные корабли или другие государственные суда третьих стран могут заходить в Азовское море и проходить через Керченский пролив в порт одной из сторон только после согласования с другой стороной. Денонсация договора — прямая возможность к его невыполнению и возможному приглашению военных кораблей иностранных государств в акваторию Азова без согласования с Россией.

Третье. Соглашение регулирует порядок судоходства из Черного моря в Азовское, без него в этой сфере воцарится неразбериха. Возможны провокации с грузовыми или даже военными судами для обострения ситуации и возникновения вооруженных столкновений с российскими пограничниками, которые сегодня находятся в Крыму. В том числе и в Керченском проливе. И эти провокации нужны тем, кто сегодня руководит Украиной извне — США.


КАСПИЙ — ЗАМОРОЖЕННЫЙ КОНФЛИКТ?

После распада СССР, наряду с неурегилированностью принадлежности группы Курильских островов, полярных владений перед Россией встал вопрос водораздела Каспийского моря. Почти 250 лет после «Персидского похода» Петра I Каспий был зоной российско-иранских политических и экономических интересов. Молодые наследники СССР объявили свои права на богатства моря, и, собственно, это обстоятельство вывело политическую проблему статуса Каспийского моря на качественно новый политико-экономический уровень.

Каспийское море является самым большим из «закрытых» морей. Его длина 1160 км, а ширина 330 км. Площадь моря превышает 42914 км². Протяженность берегов по периметру свыше 6400 км. Каспий — это один из важнейших рыбопромышленных водоемов Евразии. Но основным, стратегически важным для энергетической политики прикаспийских государств, богатством Каспия является углеводород и нефть. К примеру, только Казахстан на шельфе Каспия имеет месторождения нефти, равнозначные 10 Тенгизским месторождениям, а это 1 миллиард тонн к 10 миллиардам тонн.

По запасам нефти Каспийское море уступает Персидскому заливу, но превышает Северное море в два раза. В течение длительного времени идут переговоры между прикаспийскими государствами. Азербайджан, Казахстан и Туркменистан настаивали на разделе Каспия по срединной линии, Иран — на разделе Каспия по одной пятой части между всеми прикаспийскими государствами. Двусторонние договоры, которые были заключены, по сути, так и не решили проблемы морских границ, которые мог бы решить единый договор. А заключить подобный договор мешают амбиции стран-участников, защищающих свои интересы. У каждого государства разный подход к решению данного вопроса. Россия долгое время настаивала на установлении кондоминимума, то есть предлагала рассматривать Каспийское море в качестве общего достояния пяти прибрежных государств и, соответственно, не позволять каких-либо односторонних действий по присвоению его пространств, а также ресурсов без согласия других.

Позиция Азербайджана с самого начала была следующей: процесс делимитации Каспия должен производиться на основе принципов и норм международного права, на основе Конвенции ООН по морскому праву 1982 года.

Позиция Казахстана сводится к разделению Каспия на специальные экономические зоны по срединной линии, равноотстоящей от противолежащих точек берегов соседних государств, в пределах которых каждое государств, соответственно, будет иметь исключительное право на разработку природных ресурсов.

Позиция Ирана по проблеме разграничения Каспия достаточно стабильна. Тегеран придерживается позиции, которая состоит в том, что Каспий - озеро и должно находиться в общем пользовании. Однако, принцип «равномерного и справедливого» участия полностью противоречит интересам «тройки»: Азербайджана, особенно России и Казахстана.

Туркменистан располагает огромными запасами природного газа, что привело к тому, что он не проявляет особой заинтересованности в немедленном использовании ресурсов энергоносителей и Каспийском море. Туркменистан не торопится подписывать какие-либо документы по статусу моря.

Несмотря на активизацию внешней политики в Каспийском регионе, Россия пока не смогла сформировать принципиально новую геополитическую ситуацию. Проблема неопределенности статуса Каспия заставляет Москву постоянно корректировать свою политику в данном регионе. И в целом немногие участники спора стремятся поскорее разрешить эту проблему. В отличие от Казахстана и Азербайджана, ни Туркменистану с его незначительными запасами нефти в море, ни Ирану, обладающему богатейшими ее залежами в Персидском заливе, нет смысла торопиться с решением этого вопроса. Именно поэтому они выбрали тактику затягивания, при которой ничего не теряют, но надеются, что она может принести свои плоды.

Однако назревшая проблема Азовского моря, которая может в обозримом будущем привести к эскалации военного конфликта должна подтолкнуть лидеров каспийских государств к скорейшему поиску вариантов урегулированию правового статуса Каспийского моря, создания многостороннего механизма обеспечения совместной безопасности. Поиск развязки проблем на Каспии становится насущной политической необходимостью.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Россия, Иран и США: геополитическая игра

Каспийское море: а как делить-то будем?

Мир без России

Геополитические интересы России

Россия, Китай, Иран, Индия: геополитические точки соприкосновения

"Большая Игра": что и от кого Иран защищает на Каспии?

"Большая игра": ставка — будущее

Постсоветское пространство в контексте Украинского кризиса

Санкции +. Что еще в арсенале давления Запада на Россию?

 


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3804
12797
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика