Что на самом деле сказал Президент?

Что на самом деле сказал Президент?

Генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор Степан Сулакшин

Не так давно прошло весьма значимое политическое событие в нашей стране. Прямая телевизионная линия президента России Владимира Путина с народом России. Это традиционный информационный инструмент. Учитывая «особенную» обстановку в стране, интересен и полезен анализ произошедшего.

Конечно же, «прямая линия президента» изобретение российского информационного цеха. Надо понимать, что кремлевский пиаровский цех, таким образом ставит перед собой определенные цели. Что это за цели?

Сложно предположить, что чтобы узнать что-то новое (следуя его собственным словам) президент прочитал три миллиона вопросов. Это полная чепуха. Представить себе, что прямая линия выдаст то, что «недовыдается» в посланиях парламенту, в официальных заявлениях, в разъяснениях Пескова, который все больше и больше замещает собой президента, что-то дополнительное выдаст и подаст совсем новый сигнал российскому населению, экспертным кругам, социальным кругам и группам – тоже очень трудно. Скорее можно предположить, что прямая линия это специальный рупор для посылов Западу.

В общем, это пропагандистский инструмент, весьма искусно сконструированный. Есть аналоги – правда, не очень похожие. Например, американский президент обращается с еженедельным посланием к нации, говорит о рабочих местах, о реформе здравоохранения, о том, что получилось, что не получилось и требует дополнительных усилий. Там тоже идет пиаровски приправленный разговор, но разговор все-таки более-менее паритетный – президент и народ. Идет разговор на языке интересов и ожиданий от власти самого народа.

Что мы наблюдаем у нас? Понятно, что вопросы отобраны, и понятно, что есть сюжетная информационная линия. Ее проводят, конечно специально.Понятно, что это манипулятивный инструмент. Ни после этой «прямой линии», ни после состоявшегося в Госдуме отчета Медведева в обществе абсолютно не возникло ни малейшего элемента тревоги. И это на фоне того, что страна сползает все ниже и ниже, кризис на дворе, все планы практически провалены – и президентские, и правительственные, бюджет режут на 10%, режут все программы развития, падают инвестиции, зарплаты, падает ВВП... Очевидно, цель прямой линии не объявить о тревоге, не сформировать мобилизационные усилия и консолидацию страны по противостоянию угрозам. Нет,цель прямой линии - «замазать»: «У нас все хорошо, мы со всем справляемся, все наши решения правильные».

Я в обоих этих событиях – и президентской «прямой линии», и отчете Медведева – увидел вброшенную под смысловую копирку позицию: «Мы делаем все правильно, менять ничего не будем». И там, и там консервативная позиция. Она выработана и она транслируется.

И, конечно, подается сигнал, в содержательном отношении: «От либеральной доктрины, которая, собственно, и заводит страну в кризис, никаких отклонений не будет».

Те безумные и разрушительные для страны решения, которые принимает Центральный Банк России, вновь квалифицированы президентом как самые правильные и самые достойные. Деятельность правительства, которое по минимуму беспомощно, а на самом деле разрушительно, вновь получило положительную оценку.

Есть и человеческий момент. Прочитывается не только усталость самого Президента – 15 лет на галерах, попробуйте-ка, да? Мне кажется, уже сама российская реальность от этой несменяемости устала. Исторический лимит этого режима исчерпан. И он устал, и ничего нового предложить не в состоянии, и модель консервативная – «ничего менять не будем», не обращая внимания на то, что совершается множество типичнейших ошибок.

Посмотрите, какие противоречия возникают. Президент своими словами наносит политический и репутационный ущерб. Это когда он сказал,что Советский Союз фактически оккупировал в 1945 году Восточную Европу, навязав там силой иную политическую реальность – что это такое было? Зачем? Сигнал Западу? Т.е. жди теперь, Россия, иски от восточноевропейских государств к преемнице Советского Союза – России – за ущерб, нанесенный оккупацией. На каком уровне мышления и аналитической подготовки рождаются такие заявления?

Обращаясь к теме экономики, хотелось бы отметить еще одно заявление: «Чтобы заниматься экономикой, нужно иметь не только голову, но и сердце». Я после этого ждал примерно такой реляции: «Я увольняю премьера, я увольняю гуманитарный блок российского правительства, потому что на днях получил отчет Счетной палаты: реформа здравоохранения в России привела к росту смертности российских граждан». Но ничего же подобного не было сказано. Факт, что люди стали умирать больше в результате деятельности правительства, в результате реформы здравоохранения, вообще игнорируется. Почему-то не сказано о том, что уровень жизни российских граждан Центральный Банк России в одночасье спустил в полтора-два раза, девальвировав рубль. Не сказано потому, что на самом деле это также дела самого Президента.

Подобных несоответствий и противоречий для экспертного взгляда в "прямой линии" было очень много. И если их обобщать, то, как технолог, эксперт по государственному управлению, могу сказать: конечно, такие манипулятивные приемы массового гипноза на «простой народ» влияют. Но это же пиррова победа, потому что неспособность решать проблемы, потому что вся деятельность, ведущая к тяжелейшим испытаниям страны, к грядущему тяжелейшему кризису, получает политическую «шапку»: «Мы все делаем правильно, менять ничего не будем». А народ своими высокими рейтингами и удовольствием от общения поддерживает эту убежденность и уверенность.

Благодаря «прямой линии» происходит важная диагностика,когда Президент в своих «диалогах с народом» переходит на собственную речь, выходит за рамки подготовленных консультантами подсказок, текстов. Такая прямая речь показывает тревожные вещи. Например, Президенту нельзя верить. Он однажды говорит одно, а потом говорит прямо противоположное. И неважно, когда он говорил правду – в тот раз или в этот. Важно, что он однажды говорил неправду. Это касается украинской драмы, отношения к русским в Донбассе.

Подытоживая эту часть – а она политико-психологическая, очень напряженная, тревожная, понимаешь, что ее очень трудно проговаривать, потому что это влечет за собой встречные политические риски. Но когда-то все это нужно выговорить? Это не президентский уровень. То есть президент – это, конечно, символ, это политический институт, это не только одна персона. Так вот президентский политический институт в нашей стране далеко не дотягивает до тех требований, которые мы вправе и должны предъявлять к этому институту. Качество президентской власти в стране ниже приемлемого уровня, и прямая телевизионная линия показывает и доказывает этот вывод.

Если этот мой аналитический вывод правилен, то дальше нас будут ждать новые испытания. Экономические, политические, психологические и социальные процессы – пойдут еще дальше. И когда-то наступит момент, когда реальные результаты никакими манипулятивными способами уже в мешке не утаишь.

А что будет при таком качестве государственного управления, в том числе на президентском уровне, в нашей стране? Вот эта тревога – главное ощущение, которое вызвала у меня "прямая линия". Очень много мыслей, но главный вопрос: что-то надо делать, нужны перемены.

По большому счету, прошло несколько дней, и все забыли об этой прямой линии. Манипулятивные приемы имеют мало отношения к реалиям и особенно к надобности и возможности менять неудовлетворительные реалии.

Поэтому кажется мне, что все-равно надо поблагодарить устроителей и президента. Объем информации для ответственной диагностики, выводов и прогнозов достаточно большой. Нужно понимать, с чем мы имеем дело.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2739
9646
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика