Что такое КК?

Что такое КК?

Что такое КК?

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Шишкина Наталия Игоревна

КК — это крымский конфликт.

В воскресенье появилась информация о том, что глава Крыма Сергей Аксёнов заявил, что Крыму не было перечислено ни копейки на исполнение федеральной целевой программы по развитию Крыма.

На самом деле, заявление, сделанное Аксёновым 18 декабря, касалось далеко не только финансирования целевой программы, но и отсутствия у региона статуса Особой экономической зоны в полном объеме, частичного положения республики вне правового поля России. Он также обратил внимание на то, что Минэкономразвития так и не утвердило список объектов, требующих финансирования.

Напомню, что в июле этого года Министерство по делам Крыма, ответственное, если верить указу Президента от марта 2014 г., за разработку и координацию целевых программ развития Крыма, было упразднено указом Президента, с наделением функциями упраздненного министерства Минэкономразвития. На самом деле факт федеральной чехарды действительно симптоматичен.

К работе Минэкономразвития у С. Аксёнова есть и ещё одна претензия: глава Крыма заявил, что отсутствие единого органа, который бы отвечал за реализацию ФЦП, приводит к постоянной циркуляции бумаг между министерствами и постоянными возвращениями на доработку ФЦП со стороны Минэкономразвития. И это даже несмотря на то, что программа уже была утверждена во время существования Минкрыма и согласована после его упразднения со всеми министерствами.

Фактически проявляют себя происходящие в региональной политике России в целом процессы. Был отдельный специальный орган, занимавшийся федеральными программами, его упразднили — и начался разброд и шатание. Сначала несколько месяцев сами региональные власти подготавливают документы, затем всё уходит на согласование в Москву и кочует из одного министерства в другое. А программа в это время фактически не может исполняться в связи с неграмотной организацией процесса и явным нежеланием Минэкономразвития заниматься этим вопросом — или невозможностью еще по какой-то причине. Например, по причине фактически незавершившегося, по словам руководителя крымского отделения ИСЭПИ, переходного периода в Крыму, что в результате приводит к дополнительным проблемам, сложностям их урегулирования и оценки.

Сергей Аксёнов достаточно жестко охарактеризовал такую политику Минэкономразвития, указав, кроме непрофессионализма и нежелания, еще и саботаж.

В связи с этим невольно вспоминается инструкция по саботажу, которая была подготовлена в предшественнике ЦРУ США аж в 1944 и предназначалась для распространения на территории враждебных государств. Среди прочих, там есть такие рекомендации.

  • «Следите, чтобы необходимо было получать разрешение у трех людей там, где можно было бы обойтись и одним»
  • «Настаивайте на том, что всё необходимо делать через построение сложных цепочек [1]. Никогда не допускайте коротких путей для быстрого принятия решений»
  • «Отправляйте на доработку то, что имеет наименьший изъян»
  • «Когда возможно, перенаправляйте все вопросы в комитеты для „дальнейшего изучения и рассмотрения“. Старайтесь сделать как можно больше комитетов, но никак не меньше пяти»
  • «Возвращайтесь к вопросам, которые уже обсуждались в прошлый раз и пытайтесь вновь поставить вопрос о целесообразности принятого решения».

Очень похоже на то, что происходит сейчас с региональной политикой, в частности, касательно Крыма и целевой программы его развития. Именно об этом заявил Сергей Аксёнов, после чего неназываемые в СМИ федеральные власти усомнились в компетентности властей региональных. Принцип ответа на претензии типа «сам дурак» — тоже из арсенала саботажа или попросту недееспособности.

Однако не всё так просто. Конфликт вокруг ФЦП между региональными и федеральными властями начался осенью, когда создавались специальные комиссии для проведения расследования по вопросу слишком длительного расходования средств, причем в состав этих комиссий недавно решили включить даже Генеральную прокуратуру. Но конфликт региональных и федеральных властей тлел и раньше, а после последних заявлений Аксёнова обострился.

Федеральное правительство сразу же отреагировало на заявление Аксенова. Дмитрий Козак сообщил, что проводится разбирательство в Минфине и Минэкономразвитии. После полного расследования и выяснения станет ясно, как «решить вопрос о соответствии занимаемой должности местных чиновников». Обращает на себя внимание, что соответствие должности ставится под сомнение только для местных чиновников, федеральные исключаются. Естественно, не себя же самого увольнять.

Российские власти вышколены давно и четко: верхи не критиковать! А в Крыму еще живут остатками надежд, вырвавшись из-под украинского «гнета» к «российским свободам». Еще думают, как дело сделать, кроме собственной карьеры. Вот и идет наглядный процесс познания этих свобод и порядков.

Если верить отчету о деятельности на 1 ноября Управления федерального казначейства по республике Крым, то на реализацию ФЦП поступило в общей сложности 2,1 млрд рублей, при этом кассовый расход бюджета Крыма составил 256,5 млн рублей.

Согласно ежемесячному отчету Российского казначейства, по состоянию на 1 ноября 2015 года исполнено 25 млрд рублей по ФЦП «Развитие республики Крым и г. Севастополя до 2020 года», неисполненными остались 8,228 млрд рублей.

Сейчас в целом в СМИ официальные лица заявляют о выделении Крыму 2,2 — 2,8 млрд рублей, всего до 1 апреля должно быть освоено порядка 3–4 млрд рублей на объекты ФЦП. Интересно, что в случае, если Крым не сможет этого сделать, деньги придется вернуть федеральному бюджету.

А теперь можно снова вернуться к словам Аксёнова о том, что Минэкономразвития тянет время и никак не может утвердить список объектов для финансирования. Схема «не выполнил в срок — возвращай деньги» действует во всех регионах страны. Сколько так можно сэкономить для федерального бюджета в кризисный год, если всего лишь время потянуть? Стоимость программы в целом составляет порядка 111,6 млрд рублей, фактическое исполнение оценивается в сумму 95 млрд рублей, 15,7 млрд рублей решено было перенести на 2016 год с 2015 года «в связи с отсутствием разработанной в установленном порядке документацией, необходимой для обеспечения финансирования запланированных на текущий год мероприятий». Уж не той ли самой, про которую Аксёнов говорил, рассказывая о циркуляции бумаг в федеральных министерствах?

Кроме Крыма есть и другие регионы, и другие программы, которые оцениваются значительно выше. Может ли быть так, что Минэкономразвития таким способом пытается потянуть время и вернуть средства в федеральный бюджет? Может. Почему же нет. А виноваты будут местные раздражающие власти.

Тем не менее, сам Сергей Аксёнов в начале сентября заявлял, что в Крым поступил первый транш в рамках реализации целевой программы в размере 2,2 млрд рублей. Хотя сейчас допустил фразу о том, что «ни копейки не поступило», что странно.

Сейчас в СМИ активно муссируется его высказывание о передаче полномочий по расходованию бюджетных средств властям Крыма, хотя, напомню, полная цитата звучала несколько иначе, и предполагала определение единого органа, ответственного за исполнение программы-либо федерального Минэкономразвития, либо властей Крыма. Однако такое тиражирование именно той части, которая касается передачи бюджетных полномочий Крыму, говорит о создании определенного образа правительства Крыма, который бы позволил Москве безболезненно заменить команду на «своих» московских людей и забрать полномочия по управлению территорией.

Ещё одной раздражающей федеральные власти чертой Сергея Аксёнова выступает его манера обращения по проблемам непосредственно к Президенту, минуя правительство. В общем-то, что ещё остается, если обращение в обход кабинетов к первому лицу принесет намного более оперативный и гарантированный результат?

Но является ли тогда неожиданностью раздражение и недовольство правительства? Хотя, несмотря на все прошедшие в СМИ высказывания о желании Сергея Аксёнова идти в обход российских правил, согласно рейтингу «Медиалогии» он оказался в десятке лучших глав регионов.

В то же время, Сергей Аксёнов уже был известен своей защитой от следствия министра промышленности, даже создал комиссию для защиты чиновников от «необоснованных возбуждений уголовных дел», просуществовавшую пять дней. Крымское правительство и местные власти постоянно «трясет»: то уволят министра транспорта Крыма, то министра экономики, то министра курортов, то мэра Феодосии. Стоит отметить, что сам Аксёнов периодически выступал инициатором проверок своих министров и увольнений. Были скандалы и с назначениями, хотя далеко не все они связаны с Аксёновым — отличились московские специалисты из ВШЭ.

Многие обращают внимание на коррумпированность местной крымской власти, хотя относительно других регионов России, уровень зарегистрированных преступлений по статьям 285 (злоупотребление должностными полномочиями), 290 (получение взятки) и 291 (дача взятки) не слишком отличается (рис. 1).


Рис. 1. Количество зарегистрированных преступлений по ст.285, 290, 291 УК РФ в некоторых регионах России, в % от общего количества преступлений такого характера, исходя из данных портала правовой статистики Генеральной прокуратуры РФ за январь—октябрь 2015 года

Конечно, речь идет о регистрируемом уровне преступности, но даже он показывает, что в этом плане ситуация в Крыму не сильно отличается от общероссийской. Поэтому было бы неверно всё списывать на слишком высокую коррупцию в регионе и из ряда вон выходящее стремление местных властей залезть в бюджет или воспользоваться своим положением. Это присуще всем региональным властям по причине недофинансированности регионов, несбалансированного распределения бюджетных средств.

Происходит, по существу, следующее. С одной стороны, есть определенные кадровые недостатки и вопросы в самом Крыму, не связанные с деятельностью федерального Центра. У Крыма также есть проблемы, специфические для региона, — это и географическое положение, фактически отрезанность от материка, граница с явными политическими противниками России (сколь бы сама Россия не считала их «киевскими партнерами») и соответствующими рисками в снабжении жизненно важными ресурсами. В частности, электроэнергией. Наличие крымско-татарского фактора, в современным условиях становящегося достаточно важной политической картой пантюркистского проекта. И по объективным причинам неполное внедрение в состав России, незавершенность переходного периода, что при упразднении Минкрыма подтвердил и сам Медведев, заявив, что «работа по дальнейшей интеграции Крыма в состав России должна быть продолжена».

С другой стороны — федеральный центр, который не хочет долго ждать завершения переходного периода, судя по сокращению профильного министерства. Федеральный центр, что исходит из общероссийской практики, нацелен на выжимание из регионов ресурсов по максимуму — и постоянную «подгонку» ФЦП под «изменяющиеся реалии» (как это происходило, в частности, с программами в сфере ЖКХ).

В условиях дефицитного бюджета и продолжения кризиса, а также в преддверии затратных выборных мероприятий, федеральный центр старается как можно больше сэкономить на людях и крымчане в данном случае исключением не являются. Экономия на реализации ФЦП — практика отработанная. Львиная часть расходов, как правило, перекладывается на регионы, в сами программы постоянно вносятся изменения. В ту же ФЦП по социально-экономическому развитию Крыма и Севастополя уже вносились три правки. Проблема с обкатанной схемой возникла только с главой Крыма, который по какой-то причине не стал сидеть как мышь под веником, а начал «раскачивать лодку».

По существу, региональная власть не хочет отдавать свое «одеяло», а федеральная не привыкла и не понимает, с какой стати это «одеяло» ей не достается, поэтому создает такие условия, при которых региональная власть априори не способна выполнить свои обязательства, а, следовательно, её можно признать неэффективной. И поставить своих, «эффективных», управленцев для передела поля влияния и доступа к ресурсам. В данном случае имеется в виду не столько сместить Аксёнова, сколько подменить его команду или заменить людей на местах, а также дать возможность и доступ «своим» компаниям к объектам ФЦП, за доступ к которым борются и крымские «свояки».

Основной конфликт в данном случае типичен для всех регионов России, просто в Крыму он проявляется значительно ярче, что связано, видимо, с личностными качествами главы Крыма и более пристальным вниманием к самому региону, ещё не до конца интегрированному в Россию.

Остается последний вопрос: кто спросит с самого правительства за его неэффективность?


[1] Если переводить дословно — «настаивайте на том, что всё необходимо проводить через «каналы». Имеются в виду каналы связей, сложные административные цепочки и т. п.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Региональная политика России — слова и дела

Региональная политика: улучшать нельзя ухудшать

Национально-энергетический коллапс

Крымский блэкаут — месть националистов или расширение зоны войны?

Оптимизация как конец «автономного плавания» Крыма?

«Ненаши» интересы в нашем Крыму



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
941
3130
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика