Цифровая путиномика

Цифровая путиномика

Автор Александр Олегович Русин — публицист и блогер. Союз народной журналистики (Новосибирск).

В ходе своего выступления на ПМЭФ-2017 Путин много говорил о цифровой экономике. Так много, что выступление президента явно претендует на роль программного и должно дать старт строительству цифровой экономики в России. И правительство, депутаты, губернаторы наверняка начнут повторять словосочетание «цифровая экономика» как мантру, примутся повторять за президентом о важности этого вида экономики и будут наперебой отчитываться об успехах в ее строительстве. Но что такое эта цифровая экономика на самом деле?

Что такое сырьевая экономика, мы знаем — это экономика, основу которой составляет добыча и первичная переработка сырья с последующим экспортом и импортом готовой продукции. Что такое производственная экономика — тоже понятно.

Рыночная экономика — экономика с преобладанием рыночных отношений, с рынком в качестве основного регулятора. Плановая экономика — с преобладанием госрегулирования и централизованным распределением ресурсов. Либеральная экономика — разновидность рыночной экономики с минимальным регулированием со стороны государства и частной собственностью «понад усё».

Даже про инновационную экономику более-менее понятно — это экономика, основанная на инновациях, производстве высокотехнологичной продукции и технологическом совершенствовании.

А цифровая экономика — что это за зверь?

Давайте погуглим определение, что ли…

Хотя нет, гуглить больше нельзя. Гугль — это чужая разработка, а мы строим свою цифровую экономику, поэтому должны пользоваться своими «наилучшими уникальными» цифровыми продуктами. В данном случае Яндексом.

Яндекс по этому поводу сообщает следующее:

Электронная (цифровая, веб, интернет) экономика — экономическая деятельность, основанная на цифровых технологиях (цитата из Википедии).

И далее следует важное пояснение:

«Речь идёт не столько о разработке и продаже программного обеспечения, сколько о электронных товарах и сервисах, производимых электронным бизнесом и электронной коммерцией.»

Таким образом, цифровая экономика — тот же eCommerce, только в масштабах страны, состоящий из множества отдельных е-коммерсов, от мала до велика.

А электронные товары и услуги — это все, что можно купить и продать через Интернет — электронные книги, фильмы, музыку, игры, так называемый медиа-контент.

Платный доступ на какой-нибудь сайт (форум, портал) — тоже электронная услуга. Аккаунт в игре, игровые деньги, webmoney и так далее — электронные продукты.

Программное обеспечение — тоже электронный продукт, равно как и ключи его активации, платные подписки на обновления и так далее.

Хостинг, почта, ip-телефония — электронные продукты.

Услуги системного администратора по обслуживанию сервера, услуги дизайнера и веб-мастера по созданию сайта — электронные услуги.

Услуги разного рода консультантов, оказываемые через сеть (юристы, бухгалтера, психологи) — тоже электронные услуги.

Дистанционное образование через интернет — тоже.

Короче говоря, все, что можно купить и продать, не отходя от компьютера, получить и использовать через компьютер (планшет, смартфон) — все это электронные продукты, составляющие электронную (цифровую) экономику.

При этом интернет-магазины, которые торгуют реальными продуктами и услугами — находятся на стыке между электронной (цифровой) экономикой и реальным сектором экономики с его продуктами питания, одеждой, стройматериалами и так далее.

То есть сам сервис по выбору товаров в интернет-магазине, возможность оплатить его электронными деньгами или банковской картой, сервис по отслеживанию доставки — это цифровая экономика. А производство того товара, который вам доставляет интернет-магазин, а также транспорт, который его доставляет — это реальный сектор. А нефть, из которой сделано приобретенное в интернет-магазине моторное масло, шелковый шарф или гамбургер — это сырье.

Таким образом, цифровая экономика сама по себе, без реального и сырьевого секторов, без производства, которое превращает сырье в продукты, без сельского хозяйства и без транспорта, доставляющего сырье на завод, продукцию на склад и товары со склада в магазин или к вам на дом — существовать не может. То есть цифровая экономика — это не целостная экономика, а ее сектор, состоящий из электронных товаров и услуг (в том числе услуг по выбору и заказу реальных товаров). Поэтому правильнее говорить не «цифровая экономика», а цифровой сектор экономики. Или сектор электронной коммерции. Или как-то так.

Хотя «цифровая экономика» — конечно, звучит мощнее.

Но полноценной цифровой экономики, то есть экономики, в которой электронная коммерция с ее электронными продуктами и услугами была бы главной составляющей, нет ни в одной стране мира, даже в США.

Так, Интернет-экономика Великобритании в 2016 году достигла размера 12% ВВП. Правда не совсем понятно, это «чистая» составляющая или вместе со стоимостью ТНП, доставленных Интернет-магазинами. Но в любом случае 12% — цифра не слишком большая.

Еще есть маленькие страны, оффшоры, в которых основу экономики составляют финансовые услуги, удаленная регистрация юридических лиц и все, что с этим связано — такую экономику в принципе можно отнести к цифровой, хотя обычно это относят к финансовому и банковскому сектору. В общем, здесь особый случай. А больших стран с доминированием электронных продуктов в экономике пока нет.

Полноценная цифровая экономика возникнет, когда появится виртуальная реальность и стоимость приобретаемых в этой реальности товаров и услуг превысит стоимость реальных товаров и услуг, приобретаемых за ее пределами.

В принципе, некоторые уже живут в такой реальности — это участники онлайн-игр, которые тратят на игры больше денег, чем на питание и коммунальные услуги. Но пока их относительно немного. Вот если большая часть населения уйдет в «игровой мир» (он же виртуальный мир) — тогда можно будет говорить, что экономика стала по-настоящему цифровой, с преобладанием цифрового сектора над всеми остальными по совокупной стоимости приобретаемых товаров и услуг, по доле в ВВП.

Полноценная цифровая экономика — это экономика внутри Матрицы, показанной в фильме. Правда у Матрицы тоже был реальный сектор в виде электростанций с людьми-батарейками в ваннах. И компьютеры, создающие виртуальную реальность для людей-батареек тоже были в «реальном мире». Но самое примечательное, что цифровая экономика Матрицы была подчинена реальной экономике и являлась вложенной в нее, утилитарной, служила цели поддерживать выработку вполне реальной электроэнергии. Интересно, да?

Но вернемся к сегодняшнему дню.

Виртуальной реальности пока не создано. Первые шлемы появились лет двадцать назад и некоторым тогда казалось, что до виртуальной реальности рукой подать, однако ее до сих пор нет. Игровые миры есть и некоторые уже погрузились в них, но пока это меньшинство.

Фильмы и прочий цифровой контент — да, потребляем всей страной, но основой экономики это не является и вряд ли станет в обозримой перспективе.

Так какую цифровую экономику предлагает нам строить Путин?

Что понимает под цифровой экономикой президент или те, кто писал для него речь, зачитанную на ПМЭФ?

Банальное развитие сектора электронной коммерции?
Больше электронных товаров, хороших и разных?
Больше электронных книг, фильмов и прочего софта?

Или цифровая экономика с точки зрения президента — это чтобы в каждом селе сосед у соседа заказывал бидон молока через страницу в соцсети?

Или надо научить всех бабушек вызывать скорую через мобильное приложение, загруженное из AppleStore или GooglePlay?

Что понимается под цифровой экономикой в речи президента?

Электронное правительство? Так вроде бы уже создали, была такая программа, освоили и распилили. Порталы госуслуг созданы, многофункциональные центры созданы и продолжают создаваться. Создавать больше? Быстрее? Или снести то, что создано и сделать заново?

Выпускать больше программного обеспечения?
Догнать и перегнать Google и Microsoft?
Что-то не верится, что именно это подразумевал президент.

А может быть президент и те, кто готовил его речь на ПМЭФ, подразумевали создание той самой виртуальной реальности, разработку Матрицы или на худой конец просто развитие онлайн-игр, чтобы народ перестал хотеть странного в виде доступного и комфортного жилья и удовлетворился ваннами? Но не теми ваннами, что в Матрице, а обычными, в старых хрущевках…

Впрочем, я думаю, что не это имел ввиду президент.

То есть наши сырьевые господа, конечно, хотели бы создать такую экономику, в которой народ лежит в ваннах и сам себя удовлетворяет через интернет, а все добываемые углеводороды можно пускать на экспорт. Но они же реалисты и не совсем дураки, поэтому понимают, что в обозримой перспективе это реализовать нельзя. Во всяком случае не так буквально.

К тому же, кто-то должен служить в армии, иначе НАТО расширится не только до границ России, но и до самого МКАДа. Кто-то должен обслуживать армию. Кто-то должен строить смеющиеся Искандеры и прочие Тополя. Без этого никак.

Поэтому ударными темпами «оцифровать» экономику и загнать народ в ванны — нельзя. И создать виртуальную реальность «на скорую руку» тоже не получится — для этого надо сначала догнать и перегнать Microsoft и Google, а на такую задачу, мне кажется, наши деятели даже замахнуться побоялись бы. Они просто не понимают, как это сделать.

Так зачем же президент так много внимания уделил цифровой экономике в своем выступлении на ПМЭФ?

Почему почти все выступление вертелось вокруг цифровой экономики, а про реальный сектор и переход от нынешней сырьевой экономики к производственной не было сказано ни слова?

Да потому, что про реальный сектор и переход от сырьевой экономики к производству президенту нечего сказать. Успехов в этой сфере нет, понимания, как добиться результатов — нет, да и планов по переходу от сырьевой экономики к производственной — тоже скорее всего нет. Президенту и сырьевым господам и так хорошо. Но сказать-то что-то было надо, желательно что-нибудь этакое, современное, модное, забористое, чтобы поразить аудиторию своими познаниями в области современной экономики и продвинутым лексиконом. Вот только ничего сверхсовременного в концепции цифровой экономики нет, эта концепция появилась аж 20 лет назад.

И еще лет пятнадцать назад была издана нашумевшая в свое время книга «Бизнес в стиле фанк» — по сути о той же цифровой экономике, об электронной коммерции понад усё, о ведении бизнеса «сидя в ванной» вплоть до управления целыми экономиками «не вставая с ночного горшка».

В свое время высказанные в книге идеи были действительно новы, многих «торкнуло», мне эту книгу лично рекомендовал один дядька с ученой степенью, который очень восхищался авторами и их видением будущего.

Но эйфория от революционной мысли «управлять мировым бизнесом, не вставая с горшка» быстро прошла. Специалисты быстро протрезвели от идей превосходства цифровой экономики над реальностью и поняли, что в данный конкретный момент, пока люди еще не лежат в ваннах с розовым сиропом — от промышленности и реального сектора никуда не деться, а значит электронная коммерция — лишь сектор экономики, но не ее основа.

Поэтому говорить про цифровую экономику как целостную в масштабах страны, как основу, как доминанту всей экономики, уделять ей больше внимания, чем реальному сектору и производству — просто глупо.

Но наш президент и люди, которые готовили ему речь, очень хотели выпендриться перед международной экономической тусовкой, поэтому нагуглили концепцию цифровой экономики 20-летней давности, почитали «бизнес в стиле фанк» или что-то подобное, что будоражило умы прогрессивного человечества 10–15 лет назад и выдали все это в эфир.

И дело даже не в том, что первые восторги от концепции цифровой экономики и электронного бизнеса давно прошли, возможности электронной коммерции были сильно переоценены и многие компании в свое время на этом погорели.

Дело в том, что никакой цифровой экономики наши сырьевые господа строить и развивать попросту не будут — ни в виде виртуальной реальности с ваннами, ни даже в виде обычного развития электронного сектора.

Не будут при Путине строить цифровую экономику на самом деле.

Потому что нельзя прыгнуть с сырьевой экономики сразу в цифровую. Нельзя перепрыгнуть через ступень промышленности, микроэлектроники, вычислительной техники и сразу создать виртуальную реальность или электронную экономику как развитый сектор, двигающий всю экономику страны. Это все равно, что создавать атомную бомбу, не изучая физику, сразу после трех классов церковно-приходской школы. Не выйдет. Да и планов всерьез заниматься цифровой экономикой у наших сырьевых деятелей скорее всего нет. Потому что им и так хорошо. А про цифровую экономику и прочие стартапы президент говорил исключительно ради красного словца. Если совсем коротко, то цифровая путиномика — это банальный культ карго.

Источник



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
344
1034
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика