Девальвация юаня: несущественная, но пугающая

Девальвация юаня: несущественная, но пугающая Дёгтев Андрей Сергеевич — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

В течение недели мировые СМИ были взбудоражены решением китайских властей девальвировать свою валюту. Кто-то увидел в действиях Китая развязывание «валютной войны», кто-то распознал в них подтверждение того, что китайская экономика находится в кризисе, а МВФ, напротив, положительно оценил предпринятый Китаем шаг. При этом движение курса китайской валюты сказалось на мировых фондовых рынках, которые ушли в минус. Одновременно снизилась цена на нефть, и ослабли валюты торговых партнёров Китая. Как стоит расценивать валютную политику КНР, и какие последствия для России она может иметь?

ДЕВАЛЬВАЦИЯ: КРУПНЕЙШАЯ ИЛИ УМЕРЕННАЯ?

Всю неделю в материалах, посвящённых девальвации юаня можно было встретить фразы наподобие: «крупнейшая девальвация за последние 20 лет», «юань рухнул», «рекордное падение» и т.д. Могло создаться впечатление, что курс юаня преодолел какие-то невообразимые рамки. На самом же деле во вторник 11 августа ЦБ Китая объявил о девальвации справочного курса юаня всего лишь на 1,9%. Для сравнения, с сентября прошлого года российский рубль девальвировался на 40%, а за два года – наполовину. Что же касается изменения курса юаня в течение всей рабочей недели, то к пятнице оно составило 4,4%. У рубля такие колебания порой случаются в рамках одной торговой сессии, ведь после его отпускания в свободное плавание волатильность взлетела до потолка (рис. 1).


Рис.  1.  Динамика курса доллара к рублю до и после решения о переходе к плавающему курсу рубля.

В отличие от России Китай не следует беспрекословно рекомендациям МВФ, именно поэтому его режим управления валютой — управляемый плавающий курс.

Несмотря на то, что китайские руководители время от времени заявляют о намерениях либерализации финансовой системы, пока что Китай сохраняет контроль над курсом своей валюты, что позволяет китайскому государству оказывать на юань желаемое воздействие в нужные моменты. Китайский ЦБ устанавливает справочный курс юаня и посредством валютных интервенций не допускает колебания рыночного курса относительно него более чем на 2%. Последние годы китайский Центробанк избегал резких отрицательных колебаний валютного курса. Напротив, регулярно происходило его укрепление. С июля 2005 г. по июль 2008 г. юань укрепился на 21%, а 19 июня 2010 г. юань укрепился по отношению к доллару еще на 10%. Именно поэтому недавнее относительно незначительное ослабление в размере 1,9% оказалось рекордным.

Собственно причиной девальвации стало то, что китайский ЦБ ввёл новый механизм расчёта справочного курса юаня, который в большей степени приближен к рыночному режиму курсообразования. Теперь при определении справочного курса юаня на конкретный день учитывается значение рыночного курса предыдущего дня. Ранее справочный курс устанавливался по некой известной только ЦБ формуле.


ВАЛЮТНАЯ ВОЙНА ИЛИ РЫНОЧНАЯ КОРРЕКЦИЯ?

Часть экспертов и политиков поспешили обвинить Китай в развязывании валютной войны. Например, кандидат в президенты США от Республиканской партии Дональд Трамп заявил, что Китай «уничтожает» США и что он «разбогател благодаря Соединенным Штатам, высосав из страны рабочие места». И действительно, если учитывать непростую экономическую ситуацию в Китае, можно предположить, что власти Поднебесной решают при помощи девальвации текущие проблемы. Ведь за последний год объём экспорта из Китая сократился на 8,3%, а импорт в Китай упал на 8,1%. Уже три года продолжается падение отпускных цен китайских производителей. В данных условиях девальвация могла бы повысить конкурентоспособность китайского экспорта и ускорить темпы экономического роста. Однако если рассмотреть произошедшую на прошлой неделе девальвацию юаня внимательнее, становится ясно, что она представляет собой не столько целенаправленное вмешательство властей, сколько процесс естественной рыночный коррекции. Дело в том, что из-за разницы в уровнях инфляции, а также ввиду девальвации валют торговых партнёров Китая реальный курс юаня за последний год укрепился на 13-15%. Поэтому в реальности, вопреки частым обвинениям в адрес Китая в искусственном ослаблении его валюты, на данный момент юань является переоценённой валютой, а никак не наоборот. Именно поэтому китайским властям не пришлось прибегать к валютным интервенциям для девальвирования юаня. Его курс снижался сам в процессе торгов на валютном рынке. Более того, китайский ЦБ даже произвёл под конец недели интервенции обратного характера. Он продал на внутреннем рынке иностранную валюту с тем, чтобы притормозить девальвацию и добиться некоторого укрепления юаня. Поэтому обвинения Китая в девальвировании юаня со стороны американских политиков звучат весьма абсурдно. Ведь эти политики сами требовали всё это время то Китая, чтобы цена его валюты стала рыночной. Однако после того, как Поднебесная расширила рыночную составляющую курсообразования, последовали обвинения в разжигании «валютных войн».


ПОСЛЕДСТВИЯ КИТАЙСКОЙ ДЕВАЛЬВАЦИИ ДЛЯ РОССИИ

Девальвация юаня не оказывает существенного воздействия на российскую экономику, однако по ряду направлений она открывает важные для неё факторы.

Во-первых, как уже было отмечено выше, за год юань укрепился в реальном выражении на 13-15%. Недавняя девальвация отыграла несколько процентных пунктов.

Однако будет ли Китай дальше девальвировать юань до тех пор, пока тот не достигнет равновесного курса, на данный момент неизвестно. Если КНР пойдёт на этот шаг, можно будет говорить если не о «валютной войне», то, по крайней мере, о мощном изменении соотношения валютных курсов. Это может положительно сказаться на торговом обороте России и Китая, который сократился за год на 36,1% по экспорту из России в Китай и на 20,7% по экспорту из Китая в Россию. Однако на состоянии отдельных российских производителей девальвация юаня скажется отрицательно. В результате резкого ослабления рубля в прошлом году существенно подорожал импорт и в секторах, ориентированных на внутренний российский рынок, наметился подъём. В результате девальвации юаня этот положительный эффект может быть частично нивелирован.

Конечно, в России осталось не столь много отраслей, способных конкурировать с китайским импортом, однако их выживаемость зависит в том числе и от курса валют.

Во-вторых, девальвация юаня может побудить ФРС США отказаться от повышения ставок, которое ожидается в сентябре. Более мягкая денежно-кредитная политика США в теории должна способствовать повышению цен на нефть и укреплению рубля. Однако в действительности влияние американской ДКП на нефтяные цены минимально, так как реальный механизм ценообразования на нефтяном рынке имеет весьма манипулятивный характер, в результате чего цены в первую очередь определяются путём целенаправленного вмешательства, а не благодаря стихийной игре рыночных сил.

В-третьих, движение юаня в сторону рыночного курсообразования является дополнительным аргументом в пользу его включения в число резервных валют МВФ. Китай и так активно продвигает свою валюту в международных расчётах. С 2008 по 2013 годы между Китаем и его торговыми партнёрами были подписаны соглашения о валютных свопах на общую сумму в 2,6 триллиона юаней, что превышает $400 млрд. В 2011 году объём международной торговли в юанях вырос на 464%. Включение юаня в перечень СДР дополнительно способствовало бы расширению его использования в мировой экономике. Таким образом, Россия могла бы диверсифицировать свои золотовалютные резервы, переведя часть из них в юань. Однако, при всём старании Китая решение о принятии юаня в валютную корзину МВФ имеет политический характер и вряд ли будет принято, учитывая степень влияния США в МВФ. К тому же России в первую очередь стоит не искать пути вложения своих резервов в иностранные валюты, а самой выходить на мировой рынок с новой международной валютой вместе со своими партнёрами по ЕАЭС. Для этого стоит приложить максимум усилий по интеграции экономик постсоветских стран и их совместной модернизации.


ВЫВОД

Несмотря на то, что девальвация юаня привела к падению фондовых индексов и ослаблению валют ряда стран, она на данный момент имеет незначительный масштаб и в определённой степени носит рыночный характер. Однако в случае её продолжения возможны определённые последствия для мировой экономики, что будет выражаться в росте конкурентоспособности китайских производителей по отношению к их торговым партнёрам, включая Россию. При этом ослабление юаня поставило под вопрос ожидаемое повышение ставок ФРС.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Цена на нефть как температура по палате

Кризис долларовой пирамиды и китайский экономический спад: две стороны одной медали

Какой формат экономического взаимодействия с Китаем нужен России

Экспансия Китая через институты БРИКС

Русский с китайцем — братья на время

Китай и Россия: сходство и различия

Россия, Китай, Иран, Индия: геополитические точки соприкосновения



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
6627
25770
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика