Донбасс готов присоединить Украину

Донбасс готов присоединить Украину

Генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор Степан Сулакшин

ДНР и ЛНР предлагают поправки в Конституцию Украины, закрепляющие широкую автономию и особый статус республик. Приведет ли эта инициатива к разрешению кризиса?

Инициативы, выдвинутые Донецкой и Луганской народными республиками, в лице их полномочных представителей Дениса Пушилина и Владислава Дейнего, в адрес Минской контактной группы и конституционной комиссии Украины, касаются реформы Конституции Украины. В частности, в законе предлагается закрепить внеблоковый статус Украины и особый статус территорий Донбасса. Кроме того, для Юго-Восточных областей Украины предлагается ввести особый экономический режим. Местные власти получат, таким образом, возможность закрепить за русским языком официальный статус, сформировать местную народную полицию, подконтрольную властям ДНР и ЛНР.

Самопровозглашенные республики предлагают заключить целый комплекс договоров и соглашений с официальными властями Украины, внести в украинскую Конституцию поправки, касающиеся судебной системы, прокуратуры, местного самоуправления, административно-территориального устройства Украины.

Полномочные представители ДНР и ЛНР обещают, что если Украина внесет предлагаемые поправки в свою Конституцию, республики также внесут соответствующие изменения и в свои конституции. При этом Д. Пушилин и В. Дейнего полагают, что именно такая гармонизация конституционной реформы Украины и двух самопровозглашенных республик - единственно возможная на сегодня модель восстановления единого политического пространства и выполнения Минских соглашений.

С каких позиций можно оценить и проанализировать эти инициативы?

В настоящее время на Украине параллельно развиваются два политических процесса.

В рамках базового политического процесса, к сожалению, разрушаются города и села, гибнут люди, политики называют друг друга «врагами», «террористами», нелегитимными, захватившими власть в ходе переворота либо в ходе сепаратистских вооруженных мятежей.

В рамках второго политического процесса, более растиражированного в СМИ, составляются пакеты предложений и договоренностей для контактной группы, лидеров Украины, России, Евросоюза и США, а также лидеров ДНР и ЛНР.

Упомянутые в начале нашего разговора инициативы, разработанные ДНР и ЛНР, относятся ко второму политическому процессу, и их можно было бы обсуждать всерьез, если бы не было первого. Но, к сожалению, основной политический и материальный процесс иной.

Фактически, сегодня территория украинского государства находится в состоянии государственного сепаратизма, в рамках которого на территориях Луганской и Донецкой народных республик со стороны их властей и значительной части населения не признается юрисдикция украинской власти и украинской Конституции.

Такова реальность. Закрыть на нее глаза и пытаться сделать вид, что можно заниматься разработкой каких-то конституционных поправок, не решая основной проблемы – не очень адекватная политическая позиция. В условиях, когда республики ДНР и ЛНР, фактически, ведут борьбу за свое физическое выживание под обстрелами украинских вооруженных сил, им навязывается некая «прекраснодушная» модель, в рамках которой, как обещается, можно скрыть главное противоречие и решить некие «косметические» вопросы.

Понятно абсолютно безоговорочно, что Киев не признает ни одной инициативы ДНР и ЛНР, поскольку рассматривает эти республики в качестве уголовно-наказуемого собрания террористов. И, не изменив такого отношения, Киев не сможет поменять и статус контактов с властями этих республик.

Довольно наивно полагать, что и конституционная комиссия Украины, и Киев как член Минской контактной группы, будут всерьез рассматривать предложения ДНР и ЛНР. Но на этот путь их постоянно подталкивает Москва, ведущая двухэтажную политику, а сами республики являются в этом отношении ведомыми.

Есть ли конструктивный исход у такой двухэтажной политики Москвы, в пространстве которой следует искать оценки инициативам республик? По сути, его нет. Наиболее вероятными видятся такие перспективы, как затягивание конфликта, превращение его в перманентный, чреватый значительными расходами российский стороны (на нижнем этаже ее двухэтажной политики), дальнейшей деградацией территорий, на которых не действуют банковская и пенсионная системы, финансово-экономический, промышленный и сельскохозяйственный контуры. Сегодня жизнь на территории этих республик теплится, в буквальном смысле слова, в нескольких локальных пространствах. Но в целом эти территории находятся во фронтовой и прифронтовой зонах, и о нормальном их развитии и речи идти не может.

Кому выгодно затягивание конфликта? Прежде всего, оно выгодно Западу. Россия все дальше и дальше уходит от открытой и политически обоснованной позиции, погрязая в двусмысленной риторике о том, что она не является стороной конфликта, и ни российских войск, ни российского оружия на Восточной Украине нет. Такая позиция – ложная, ведущая в никуда. Но ее следствием являются большие расходы, возникающие напряжения, политическая изоляция России и предоставленные Западу возможности декларировать нарушения Минских соглашений со стороны России, с целью ужесточить уже введенные санкции или, как минимум, не отменять их.

Затягивание конфликта выгодно Западу, поскольку одной из целей инспирирования Майдана и дестабилизации Украины было создание на границах с Россией изматывающего, на грани войны, геополитического конфликта, такой своеобразной «палестины» в приграничных территориях.

Это выгодно Западу, поскольку он, фактически, загнал Россию в угол в отношении критической важности политического пересмотра  собственной внутренней доктрины развития страны. Но пока что либеральная полусуверенная модель сохраняется и даже актуализируется, Запад поддерживает тлеющий характер конфликта, при этом успешно сохраняя выращенную за 25 лет несостоятельную внутреннюю модель развития России.

Для ДНР и ЛНР сложившаяся ситуация трагична: вся навязанная им со стороны России т.н. миротворческая, дипломатическая и политическая активность оказалась не более, чем имитацией.

Для самого Киева это, по сути, не имеет никакого значения, потому что сегодня он представляет собой сателлитный департамент под управлением США и ее стратегии. Таким образом, что выгодно Западу, то выгодно и Киеву.

Каков прогноз дальнейшего развития ситуации? Балансирование на грани горячих военных действий, дальнейшая деградация территорий  новых республик, систем управления, морального духа и состояния населения, дальнейшее забвение тех надежд и импульсов «русской весны», которые родились на этих землях и давали шанс на оздоровление, и их самих, и Украины, и России сползает в тупик - сегодня этот шанс фактически ликвидирован талантливой геополитической игрой. Включая и ту, которая реализуется через пятую колонну в России. Как когда-то по Ливии и по Сирии.

Может быть, такие «политические имитации» на верхнем этаже российской и подчиненной  республиканской политики нецелесообразны? Нет. Создание новых инициатив, новых динамик, попытки раскачать статус-кво тупиковой  ситуации необходимы. Но нужно понимать, что это даже не тактические, а попросту текущие усилия по «сотрясанию груши», а основные проблемы лежат совсем в ином контексте. Вопрос о том, выйдет ли на них, в конце концов, прежде всего Россия, остается открытым.

Читайте также по теме:


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1717
4618
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика