Донбасская Россия — как уродливая копия путинской

Донбасская Россия — как уродливая копия путинской

Автор Владимир Викторович Волк — эксперт Центра Сулакшина.

Несколько дней назад самопровозглашённые республики Донбасса отпраздновали трехлетнюю годовщину со дня проведения референдума о независимости. Как-то странно всё получилось: шли в Россию, вслед за Крымом, но довольствовались условной независимостью, расколом территории и экономической цельности, войной, разрухой, блокадой, голодом, блок-постами и кураторами. С одной стороны — американскими, с другой — российскими. О последних и поговорим. Что создали они и их ставленники на подконтрольных территориях ДНР и ЛНР.

Российская пропаганда с большой помпой часто показывает Донецк в качестве образца. Вот, мол, посмотрите, власть на месте, инфраструктура работает, в магазинах всё есть, в обиходе — российские рубли, дороги более-менее «живые». Республики развиваются. Что ещё нужно для счастья народного? И у российского обывателя складывается искривлённое представление о происходящем в Донбассе.

Только стоит отъехать от Донецка на полсотни километров в глубинку (даже не «серую» зону и не на передовую), и мы увидим совершенно иную картину. Люди, живущие здесь, три года назад массово искренне поддержали провозглашение независимости республик — как первый шаг на пути возвращения в состав России. Сегодня эти настроения уже не столь единодушны. Как в советской России и СССР было принято сравнивать экономические и социальные показатели с последним годом стабильной довоенной жизни — 1913-м, так и в Донбассе народ сопоставляет жизнь своих народных республик с предвоенным 2013-м годом.

И сравнивает не в пользу ДНР и ЛНР, хоть и возвращения под контроль Украины мало кто желает. Дело в том, что экономическая и социальная яма, в которую угодил Донбасс по прихоти московских рулевых, просто несравнима с тем, как жил регион до начала майдана.


Киевские самозванцы и кремлёвские кураторы поставили народ в положение, когда мосты назад сожжены, а пути вперёд просто не существует. Гипотетический и желанный путь вперёд — это объединение и полная интеграция с исторической Родиной — Россией. Но сто раз прав публицист Александр Русин, сказав: «Донбасс вернулся к России, просто России не оказалось там, где она должна была быть».

Поэтому бездарными и циничными кремлёвскими кукловодами и их марионетками в Донбассе строится своя «Россия». Уродливая копия путинской РФ, возводимая на обломках некогда экономически процветающей территории. Украины в одной трети бывших Донецкой и Луганской областей, именуемых ОРДИЛО, уже нет. Это на самом деле отдельные державы — ДНР и ЛНР, со всеми признаками государственности. Даже немного неловко читать некоторые российские сайты, именующие Донецк Украиной. И это, к слову, очень обижает донбасских.

Был как-то свидетелем инцидента, когда незадачливая россиянка на границе РФ и ЛНР позвонила родственникам и сказала, что стоит на украинской стороне. Услышавшие это луганчане поспешили одёрнуть женщину, чтобы не называла их республику «украинской». Люди действительно четвёртый год ждут какого-то решения Кремля — если не крымской кальки, то хотя бы абхазской или осетинской — официального признания. Но, несмотря на то, что на одной из центральных улиц Луганска висит баннер с надписью на фоне медвежьей семьи «Мы возвращаемся домой!», многие люди, в том числе наделённые властными полномочиями, уже потеряли веру в «спасителя» и «объединителя» Русского мира Владимира Путина.

Чиновники и военные в ДНР и ЛНР на сегодня — самые оплачиваемые касты. Зарплата главы районной администрации и санитарки в больнице — несравнима — у первых она выше в 30–40 раз. При этом сказать, что во власти республик работают самые квалифицированные и опытные специалисты нельзя. Скорее — те, кто оказался в нужном месте в нужное время. Много опытных кадров выехало из региона. Многие предпочитают оставаться в тени, ведь разговоры о том, что Москва будет заталкивать ОРДИЛО в состав Украины, не утихают ни на день. После предательства 2014 года люди уже не верят никому. А это значит, что все, кто служит в администрации будут репрессированы. Поэтому и идут в администрации определенный контингент. Экономика Донбасса в настоящее время держится на небольшом количестве сохранившихся предприятий (и теневых артелях) угольной, лёгкой, пищевой промышленностей и малом предпринимательстве. Это не считая «гастарбайтерской экономики», когда сотни тысяч людей живут в разъездах, чтобы обеспечить свои семьи куском хлеба.

После казачьих погромов и разбоев 2014 года многие предприниматели так и не вернулись в свои дома. Кто-то, будучи ограбленным, попросту не сумел восстановить свои основные фонды. Много брошенных автосалонов, магазинов, автозаправок. Стоят цеха комбинатов, заводов и фабрик.

До войны минимальная пенсия в Донбассе составляла порядка 115 долларов. Минимальная шахтёрская пенсия в 2013 году была эквивалентна 350 долларов США. Но в крае шахтёров, металлургов, машиностроителей и химиков «минималку» получали немногие, а с учётом начисления регресса за утрату здоровья некоторые ветераны-горняки обеспечивались пенсионными выплатами в размере от 1000 до 1500 американских долларов. При гораздо более низких в сравнении с российскими украинских ценах на товары и услуги.

Сегодня людям есть, что сравнить. Патриотические реляции закончились преимущественно зимой 2014–2015 года, когда города опустели, а кладбища стали похожи на города. Донбассу был включен таймер выживаемости. Браво рапортуют нынче официальные ресурсы: «Минимальная пенсия в ДНР увеличена до 2600 рублей». «Увеличена» — это сегодня менее 50 долларов при российских, а иногда и московских ценах. Ведь в условиях блокады со стороны Украины и не изменившихся погранично-таможенных правилах со стороны РФ провести товар в республики — сродни подвигу. Нужно «отстегнуть» всем людям в погонах и пройти унизительные процедуры досмотров, спецпроверок, объяснений, пояснений, а порой и конфискаций.

Блок-посты или теперь уже граница с Украиной — это отдельная тема. Многокилометровые очереди, где счастливчики, оформившие пропуска на сайте СБУ, получают возможность буквально проникнуть на «чужую» территорию, чтобы увидеть родственников, купить продукты, забрать какие-то мелочи в брошенных домах и квартирах. Автобусы на территорию, контролируемую Киевом, не ходят. Доезжают только до КПП ДЛНР. Далее — пару километров пешком до КПП Украины. Обратно — та же картина. Обочины дорог заминированы, любой неосторожный шаг — и смерть.

Посты работают лишь в нескольких местах. Успел «проскочить» с 7 утра до 19 вечера — везунчик. Кому не повезло — возвращайся назад или ночуй в поле, что весьма небезопасно, ведь ночью начинаются обстрелы.

Обстрелы, как утверждают живущие в прифронтовой зоне люди, это не обязательно полномасштабные боевые действия. На Украине боевики всевозможных подразделений получают спецдоплаты за боевые действия. После демобилизации приравниваются к участникам войны и претендуют на массу льгот. Поэтому украинским боевикам нужна война, ибо это — доходы. Если войны нет, то её нужно создать. Провоцирующим огнём или просто обстрелом мирных населённых пунктов, где военных ДНР и ЛНР попросту нет.

Говорят, что самые «доходные» места — на контрольно-пропускных пунктах. Украинские военные платят взятки, чтобы попасть служить на пограничных с ДЛНР блок-постах. «Шмонать» народ, устраивать многокилеметровые «пробки» — всё это обеспечивает весьма неплохие «левые» прибыли. Иногда визиты на территорию, контролируемую карательными войсками Киева, заканчиваются плачевно. Людей арестовывают на блок-постах и увозят в неизвестном направлении.

Работал, к примеру, каким-нибудь руководителем в системе образования, культуры, соцобеспечения, коммунального хозяйства органов власти в ДЛНР — имеешь все шансы загреметь на нары за «пособничество террористам». Причём лет на двенадцать. Отцы и матери умирают на территории, контролируемой Киевом, а сыновья и дочери не могут попасть к ним на похороны с территории, контролируемой Москвой…

Завсегдатаи пересечения границы ДЛНР и Украины рассказывают, что раньше посты Донбасса проходили быстрей, чем украинские. Сейчас — наоборот. В шутку или всерьёз, но народ говорит, что американские инструкторы, имевшие опыт разрушения государств в Европе (Югославия), в Азии и на Ближнем Востоке, научили украинцев работать на блок-постах так, что донецким и луганским в плане организации есть чему поучиться. Ведь судя по всему никакого наступления, разгрома карательных войск и воссоединения народа Донбасса ни в Луганске, ни в Донецке не предвидится. Это, несмотря на громкие заявления местных лидеров. Всё как раз наоборот. Народ Донбасса разъединяют. Между самими ДНР и ЛНР появилась граница. Самая настоящая, очень напоминающая первые КПП между РСФСР и УССР, появившиеся после Беловежского сговора. Никогда в истории России и СССР никто даже в страшном сне не мог придумать КПП между Донецком и Луганском, являющимися не только единым экономическим, но и семейным полем.

ДНРовский город Снежное и ЛНРовский Красный Луч… Раньше их разделяла река Миус и около 15 километров лесо-степей. Теперь — блок-посты. Сначала проходишь пограничный КПП ДНР. Не успеваешь отъехать от него, как тебя останавливают снова, уже таможенники. Всё это выглядит комично, парадоксально, нелепо. Но местным жителям не до шуток.

КПП ЛНР — это просто пародия, ибо находится он посредине городка-спутника Красного Луча — Миусинска, в районе закрытой Штеровской электростанции. Если ты живёшь в одной части города и нужно попасть в другую, то придётся пересекать границу и таможню ЛНР. Кто додумался довести ситуацию до подобного абсурда — неизвестно.

В условиях, когда у людей нет работы, нет денег, мизерные зарплаты и социальные выплаты, марионеточная власть фонтанирует идеями — как бы выжать из народа последнее. Остаётся только удивляться, что кремлёвские кураторы ещё не ввели в ДЛНР систему «Платон». Возможно, не хватает смелости, ведь дорог практически нет. Например, проехать из города Шахтёрска в Амвросиевку, это менее сорока километров, можно ныне часа за полтора. При учёте, что вы знаете все объездные грунтовые дороги вокруг взорванных мостов.

Вместо туристических фирм в Донбассе теперь процветают агенты по так называемому «пенсионному туризму». Дельцы договариваются с чиновниками отделений Пенсионного фонда и соцобеспечения на украинской стороне и организованно вывозят пенсионеров для оформления украинских пенсий. Получить их можно, но только зарегистрировавшись по месту жительства на украинской стороне. Регистрация несчастных донбасских пенсионеров теперь тоже стала одним из видов бизнеса на Украине.

По разным подсчётам, чтобы получить три пенсии, одну нужно отдать операторам «пенсионного туризма». Не считая оплаты гостиниц, съёмных комнат, конфет, бутылок для чиновников, успокаивающих лекарств.

Впрочем, все эти мытарства могут оказаться напрасными. На украинской территории проводятся проверки наличия пенсионеров по месту новой регистрации. И если они выехали домой, то пенсию могут и не выдать. Слежка за пенсионерами проводится и посредством мобильной связи. Выехала старушка через Россию из Луганска в Харьков, прошла все круги ада пенсионного переоформления, и поехала обратно, ждать открытия банковской карточки. Телефон попал в роуминг, следом — СМС-сообщение, что старушка нарушила установленный режим, оформление аннулируется.

Основная часть торговых точек Донбасса работают неполный рабочий день. После 15–16 часов закрываются. Исключение составляют супермаркеты в больших городах. Однако ночных магазинов и аптек нет — комендантский час. Он не отменён даже в глубинке. Рынки за три года стали больше, народ выносит на продажу не только новую продукцию, но и то, что залежалось дома. Таковы реалии.

Из товаров много российского, белорусского производства, но есть и украинское. Даже продукция местных производителей выпускается под украинскими штрих-кодами с наклейкой «Сделано в ДНР (ЛНР)».

Часто приходится слышать вопрос: чего в ДНР и ЛНР больше — Украины или России. Ответ не сложен: в Донбассе всегда России было больше, чем Украины. И в культуре, и в ментальности, и в языке, и в исторических и в геополитических ориентирах. Здесь — родина Владимира Даля, Михаила Матусовского, Георгия Седова и Сергея Прокофьева, здесь в селе Безыменном посажен молодой дуб на том самом месте, где по легенде начал писать свою поэму «Руслан и Людмила» Александр Пушкин. От Украины осталось наследие лишь в виде вывесок на некоторых магазинах на украинском языке, дорожных указателей, шуток и анекдотов, которые на мове звучат смешней, чем на русском. Из Украины ещё завозят некоторые продукты и лекарства, которые, надо отдать должное, дешевле и качественней, чем российские. А ещё Украину в ОРДИЛО уже четвёртый год утверждают кремлёвские спикеры.

Будь то сам президент РФ Владимир Путин, глава МИД Сергей Лавров или получившие указания избегать названий ДНР, ЛНР, Новороссия руководители и журналисты центральных или местных СМИ.

Отсюда и складывается впечатление, что на Украине идёт война между центральной властью и теми, кто восстал за федерализацию, русский язык и против бандеровцев. Всё гораздо глубже, серьёзней и шире.


В Донбассе, по сути, сформировался один из геополитических фронтов России. Так сказать, несданная под управление Западу территория Русского мира, но при этом преданная и отторгаемая Москвой. Одни называют этот фронт последним форпостом СССР, другие — важнейшим стратегическим участком фронта за будущую Россию. Ту, которой ещё нет. Которая будет воссоздана после Путина и путинизма.

Лет через пять-десять карта Европы уже не будет выглядеть так, как сейчас. Это очевидно. Изменятся границы Украины, России. В сторону уменьшения или увеличения — это уже вопрос риторический, который во многом зависит от того, куда качнётся геополитический, экономический и исторический маятник. Ещё точней — куда его сумеют качнуть те, кто сегодня видит иной облик России будущего.

Это может быть Россия — государство цивилизация, проснувшаяся от сна путинизма, расправившая плечи и шагнувшая в иное будущее. А может быть копия нынешнего Донбасса, созданного по проектам кремлёвской верхушки: разруха, тотальное обнищание, блок-посты, комендантский час, вымирание городов после 18 часов вечера и канонада на их окраинах по ночам.

Камо грядеши Донбасс? Камо грядеши Россия?


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ 

А что если бы «Русская весна» победила?

Дважды преданные

Независимость России начинается с Донбасса

Открытая и латентная политика Кремля в отношении Новороссии

Противостояние национальных проектов на Украине в контексте современных событий

Мы же русские!



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3534
14139
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика