Экономическая реакция на российскую политику на Украине

Экономическая реакция на российскую политику на Украине

В связи с событиями на Украине страны Запада пригрозили России введением санкций. Могут ли они нанести какой-то урон компаниям малого и среднего бизнеса? И если да, то какой? Стоит ли ожидать дальнейшего падения курса рубля? Как под непрогнозируемые условия подстраиваться бизнесу?

Ответы узнал Александр Бикбов


Противостояние вокруг Крымского полуострова может создать российскому бизнесу определенные проблемы, считает эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Людмила Кравченко. Впрочем, по ее мнению, до экономических санкций дело вряд ли дойдет. Во-первых, разрыв бизнес-контактов – это всегда палка о двух концах. Замораживание экономических отношений обычно противоречит интересам всех участников. Во-вторых, относительно недавний опыт грузинской кампании показал: даже в условиях острого международного конфликта угрожающие санкциями стороны стремятся ограничиться рамками декларативных заявлений. Но если в этот раз ситуация пойдет по неблагоприятному для России сценарию, компаниям все же имеет смысл подготовиться к ряду последствий.

На пороге санкций

– Людмила, насколько велика вероятность ввода санкций против России, учитывая, что последствия будут, вероятно, обоюдоострыми?

Этап экономических санкций возможен в том случае, если ситуация на Украине будет обостряться. Итоги референдума 16 марта и дальнейшая российская позиция в отношении Крыма в любом случае спровоцируют ситуацию, когда Западу нужно будет отвечать. Но здесь вопрос о введении санкций будет находиться в тесной cвязке с по-следствиями для инициирующей их стороны: во-первых, от этого пострадает бизнес, во-вторых, санкции отрицательно ударят по интересам государства.

– Как скоро дело может дойти до третьего этапа санкций – экономических – со стороны ЕС?

Европа, заинтересованная в сотрудничестве с Россией и являющаяся потребителем российских энергоресурсов, на экономические санкции пойти не может: во-первых, из-за большого товарооборота, во-вторых, мы довольно плотно сотрудничаем в различных сферах, включая инвестиционную.

– А как насчет США?

США, вследствие удаленности и меньшей вовлеченности в товарооборот с Россией, предпринять санкции могут, но тут необходимо найти баланс интересов бизнес-сообщества. В случае присоединения Крыма к России угроз санкций экономического характера ожидать стоит, но реальный их ввод  едва ли возможен. Вспомним 2008 год, когда во время военного конфликта с Грузией против России также хотели ввести санкции, но в итоге все осталось декларативным утверждением. Сейчас ситуация иная: это включение Крыма в состав РФ, а не признание независимости полуострова, но даже при таком развитии событий экономические санкции станут тяжелой ношей для наших торговых партнеров.

Финансовые перспективы

– Как введение экономических мер против России может повлиять на кредитование коммерческих компаний российскими банками?

Если предположить наихудший вариант событий, при ко-тором ограничения затронут финансовый сектор, то российские банки могут столкнуться с проблемой ликвидности, так как часть средств находится на иностранных корсчетах. Это, в свою очередь, приведет к удорожанию кредитов или ужесточению процедуры займов для частного бизнеса.

– А как могут измениться взаимоотношения компаний и западных банков?

Если учесть возрастающий в последние годы корпоративный внешний долг, свидетельствующий об активном кредитовании российских юридических лиц зарубежными банками, то отечественный бизнес, вероятно, может столкнуться с проблемой получения займов. В таком случае организациям придется занимать внутри страны под более высокие проценты, что от-разится на объеме располагаемых предприятиями ресурсов. Однако, повторю еще раз, санкции в банковской сфере – это крайне маловероятный сценарий для России.

Восточный ориентир

– Вероятная приостановка импорта товаров в Россию создаст какие-то реальные возможности для российского бизнеса?

Теоретически приостановка импорта могла бы вызвать развитие внутреннего производства. Но это стало бы толчком, для которого еще необходимы средства – в первую очередь, инвестиции.

Результаты развития российской промышленности явно свидетельствуют о том, что современный бизнес не готов вкладываться в развитие производства с долгим периодом окупаемости – значительно проще заниматься перепродажей.

В данном случае компаниям, возможно, потребуется менять поставщиков – переориентироваться, к примеру, с европейского направления на азиатско-тихоокеанский регион. Об этом говорят и официальные власти, например, зампред Правительства Аркадий Дворкович в качестве меры минимизации политических рисков на российскую экономику предлагает диверсифицировать сотрудничество, а не развивать отечественное производство.

Точечные колебания

– Что будет с курсом рубля? Для оптимизма есть надежды?

Рубль продолжает падать, но тут нужно учитывать, что его курс зависит не только от политических решений властей.  Цена национальной валюты определяется как состоянием платежного баланса, так и развитием экономики, которая все больше тяготеет к рецессии. И в не меньшей степени – политикой Центрального Банка. В частности, в отношении перехода к плавающему курсу рубля.

Конечно, колебание курса негативно скажется на бизнесе, не ориентированном на экспорт. В случае сохранения слабого курса единственным выходом останется сотрудничество с российскими производителями и покупка не импортных товаров или комплектующих, а отечественных. Или произведенных в рамках Таможенного Союза, где в результате колебаний курсов валют не меняется цена для российского импортера.

– А что с фондовым рынком?

В отношении фондового рынка можно говорить, что при острых решениях по Украине колебания на биржевых площадках возможны. Однако они будут точечными, в основном после них рынок вновь отыграет исходные позиции.

– А в реальном секторе кто находится в зоне риска?

В первую очередь пострадать могут государственные компании, так как о санкциях в отношении них изначально заявлял Запад. Последствия на себе прочувствует крупный бизнес – он столкнется с проблемой заимствования у иностранных банков, заморозкой счетов и сбоем поставок. До малых и средних предприятий «эффект» дойдет не сразу, но именно они могут в итоге оказаться самыми чувствительным к предпринимаемым Западом мерам.

Удержаться на плаву

– Как малые и средние предприятия могут смягчить последствия «эффекта»?

В первую очередь, стоит ожидать удорожания кредитов на российском рынке, что скажется на шансах для развития предприятий – сузится инвестиционная база, следовательно, и возможности для расширения.

В такой ситуации оперативно нужно будет действовать Центральному Банку: снижая ставку рефинансирования, чтобы кредиты стали дешевле и у экономики были возможности для роста. От самих компаний в условиях низкой экономической активности мало что будет зависеть: иностранный инвестор не придет, и главным источником финансирования останутся кредиты.

– А проблема поставок?

Не исключено, что малым и средним предприятиям придется искать поставщиков по другим направлениям. К примеру, не европейских, а восточно-азиатских партнеров. Или из стран СНГ. Но диверсификация контрагентов может занять определенное время и привести к перебоям поставок. Поэтому организациям уже сейчас следует позаботиться о стабильности поставок и по возможности диверсифицировать партнеров.

Эксперт Центра Людмила Кравченко

Интервью дано автором для журнала "Расчет"


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1816
7546
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика