Экономика (у)слуг

Экономика (у)слуг

Раньше, говорят, была экономика производства, а потом стала экономика услуг. История давняя: ещё, помнится, когда в институте училась, нам говорили, что в передовых странах услуги занимают всё большее место в ВВП. И это вроде как прогрессивно, именно туда и направлен вектор развития. Услуги, конечно, разные бывают: транспортные, например, без которых нефигурально ни тпру-ни ну. А бывают, как бы это помягче сказать, странноватые какие-то, прямо-таки высосанные из пальца. У нашего знакомого жена — консультант по расстановке мебели в офисе (дело происходит в США). И что-то зарабатывает своими консультациями.

Мы тоже не отстаём, тянемся за лидером. Вспомните, чем занимались ваши родители и чем занимаемся мы. Родители работали на заводах, трудились в НИИ, а мы нынешние — оказываем услуги. Кто какие может. Причём услуги эти всё больше упрощаются и примитивизируются. Сейчас куда ни глянь — везде ребята с коробами за спиной: все разносят еду из ресторанов и кафе. Или бомбят на Яндекс-такси. Если ты тётенька — швабра тебе в руки, и пошла убирать квартиры. Но этим делом больше занимаются приезжие. А ещё уход за стариками: продолжительность жизни растёт, а с ней и спрос на такие услуги. Говорят, что в передовых странах прирост рабочих мест наблюдается именно в сфере таких вот личных услуг, которые не заменишь роботами.

Молодые женщины, окончившие вузы, сидя «в декрете», часто оканчивают курсы маникюра и начинают оказывать услуги на дому. Теперь они платят налог по телефону и могут чувствовать себя вполне легальными и даже уважаемыми тружениками.

Популярнейшее занятие — репетиторство. Сегодня эта сфера — колоссальна. Моей дочке, которая подрабатывает этим делом, кто-то написал, что в классе, где учится некий ребёнок, репетиторы по английскому есть у всех! Без исключения. При этом репетиторов держат не для каких-то дополнительных знаний-умений, а просто для выполнения домашних заданий.

Ну не абсурд ли это? Может, школу пора отменить? Сложилась типичная карьера домашней учительницы: девочка долбает с репетитором английский — триумфально поступает в какой-нибудь иняз — учится там — оканчивает — приступает к долблению английского уже в качестве репетитора. По другим предметам это выражено не так резко, но и там домашних учителей — пруд пруди. Кто-то, наверняка, скажет: это у богатых москвичей. А вот и нет! Моя приятельница занята этим промыслом в Туле, и клиентура у неё не переводится. Вообще, дача репетиторских уроков и домашняя уборка — самая типичная женская работа сегодня; оплата, кстати, очень сходная. Алексей Сахнин назвал на портале «Газета» подобную деятельность «дерьмо-работа», а экономику услуг — экономикой слуг. Эту самую «дерьмо-работу» ему предлагали, когда он по какой-то причине находился в эмиграции в Швеции. Ну, что ж, процессы везде более-менее сходные.

Почему так происходит? Элементарно, Ватсон. Деиндустриализация развитых стран приводит к тому, что производству «белые» люди не нужны. Нужны или роботы для массовых операций или непритязательные труженики из Третьего мира. А углубление социального и имущественного неравенства, идущее повсюду, порождает слуг. Слуги всегда возникают там, где есть существенный перепад экономического уровня. Когда-то даже бедная барыня одевалась с помощью горничной, обед ей готовила кухарка, вёз её кучер и т.д.

Теперь мы возвращаемся к такому положению на иной технической базе. Это, можно сказать, цифровые слуги: они не толкутся в передней, но — обслуживают. И их становится всё больше.

До латиноамериканского уровня мы ещё не дошли: там у господ есть прямо-таки слуги в духе романов XIX века. В Перу, будучи в гостях у нашего поставщика, мы с мужем всё время совершали faux pas, делая что-то привычное у нас, но не положенное у них: муж, помню, вытащил из багажника какую-то громоздкую покупку и норовил занести ей в дом, в то время как по-тамошнему это должен сделать слуга. Хочется верить, что у нас этого всё-таки не будет; во всяком случае, мне, по-советски воспитанной, это эстетически противно.

Но дело, конечно, не в эстетике, а в сути дела. «Они» — пускай живут как сами знают; возможно «они» все свои дела переделали, им осталось только оказывать друг другу услуги. Мы же — как страна, как народ — находимся в совершенно ином положении.

У нас масса нерешённых задач, непроведённых дорог, неосвоенной территории. В нашей холодной, неблагоустроенной стране надо — ежели по уму — не пиццу развозить, а дело делать. Мы ещё далеко не прошли «возраста» экономики производства, а сразу перескочили в экономику услуг. В нашем случае это не прогресс, а деградация. И хорошо бы назвать вещи своими именами, т. е. деградацию назвать деградацией, а не болтать, что мы-де вписались в новый дивный мир цивилизации и прогресса. Вся эта «экономика услуг» чрезвычайно напоминает толчею бедняков Третьего мира возле скоплений туристов в надежде что-нибудь поднести или продать.

Кто и как будет организовывать дело — вопрос отдельный. Но только лишь осознание положения — первый шаг к его изменению.

Татьяна Воеводина

Источник


Автор Татьяна Владимировна Воеводина — предприниматель, сельхозпроизводитель, публицист и блогер.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)


Comment comments powered by HyperComments
1453
6849
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика