Энергичные люди возвращаются?

Энергичные люди возвращаются?

Автор Татьяна Владимировна Воеводина — предприниматель, публицист и блогер.

Стратег, банкир и педагог Герман Греф в очередной раз дал отеческие наставления молодым. И то сказать, кому, как ни ему: он ведь помимо прочего — Председатель совета Центра стратегических разработок и Председатель Попечительского совета НИУ ВШЭ.

На этот раз Греф затронул вечную тему — выбора профессии.

Что же посоветовал стратег «юноше, обдумывающему житье»? Может, в айтишники податься — в свете неумолчных разговоров о цифровой экономике? Многим это кажется перспективным. Но Греф развеял юношеские иллюзии: «Индия, имеющая четыре миллиона айтишников, страдает теперь от этого. Потому что век айтишников закончился».

А мы-то думали: всё только начинается! Что же делать? Научи, о, учитель! И учитель учит: «Сейчас век очень энергичных людей… У нас век инженеров — все побежали на инженеров. Закончили вузы, 10% остались работать, все остальные пошли работать продавцами в пивных киосках. Потом у нас век юристов и экономистов, которые работали официантами… Не нужны сегодня программисты. У нас огромное количество программистов, с которыми мы боремся».

Ну, программистов обороть — дело нехитрое: довольно не давать им работы по специальности — и они самоликвидируются в качестве программистов, превратившись в банщиков, барменов и офисных сидельцев. (То же относится и к лицам любых других профессий).

А вот насчёт энергичных людей — тут хотелось бы поподробнее. Когда-то в старину было в ходу такое присловье: «Хороший человек — это не профессия». А энергичный человек — это как — профессия? Или в наш век универсального прогресса и прав человека профессия и не нужна вовсе? Главное — очутиться в нужное время в нужном месте. Тогда кто же будет работать? Роботы? Условные таджики? А энергичные люди что будут делать — вопросы решать? Такое уже было — в «святые», по определению г-жи Наины Ельциной, 90-е. Тогда, в эпоху великого Дерибана (как выразительно прозвали эту эпоху наши малороссийские братья), так вот в ту эпоху энергичного дележа советского наследства, на волне, действительно, оказались энергичные люди. Бандюки, главным образом.

Эти заняли первые места жизни, отхватили самые лакомые куски, а что пожиже — то досталось просто энергичным людям, которые не были укоренены ни в какой профессии и которым в принципе всё равно было, чем заниматься. Тогда профессия не только не была фактором успеха — он была тормозом и препятствием. Те, кто любил своё дело и преуспел в нём — тем не хотелось от него отрываться, ну они часто и оказывались за бортом новой жизни. А люди, никаких профессиональных привязок не имеющие, готовы были заниматься всем, что сулит успех; и многие — преуспели.

В сущности, все успехи деятелей «новой экономики» — это успехи энергичных мародёров, грабящих труп поверженной страны. Помню, когда-то в Перу, на берегу Тихого океана мне в течение нескольких дней привелось наблюдать такую картину. Океан выбросил на песок погибшую большую морскую птицу. Сначала на неё налетели стервятники и склевали, что могли. Потом набежали невесть откуда мелкие рачки и догладывали остатки, а на третий день за дело взялись муравьи.

Когда мы уезжали, на берегу лежали абсолютно чистые и сухие, высушенные солнцем белые кости. «Метафора нашей приватизации», — пошутил мой муж. Так что же — энергичные люди без профессии ещё не все раздербанили? Или готовится новый передел и под него нужны кадры — не программистов, ясное дело?

Тогда зачем в июле глава Минкомсвязи Николай Никифоров заявил, что России для эффективного развития цифровой экономики нужно создать задел в 1 млн специалистов, занятых в сфере информационных технологий.

Или всё, говоримое мужами разума и совета — это их частное мнение, обусловленное погодой, пищеварением, но отнюдь не государственными планами развития страны, и обращать внимание на эти заявления — не надо ни детям, ни взрослым? Так что ли? Не так? Тогда как? Уверена: молодёжь надо ориентировать на получение твёрдой профессии — не обязательно в IT — любой профессии. Главным человеком должен стать мастер, знаток, умелец. У нас их трагически мало, нам нужно их создавать. Не высиживать абы какой диплом, а учиться делу. Задача взрослых — осознать, какие нужны специалисты и наладить из подготовку. Молодым надо втолковать, что на свете есть громадное количество самых простых и заурядных работ, которые надо выполнять с мастерством и умением.

Отказаться от этих работ могут лишь те народы, на которых работают другие народы, а нам надо работать на себя самим.

Надо молодым объяснить, что за всей современной роскошью жизни, за гигантскими небоскрёбами и насыпными островами, например, Арабских Эмиратов, стоят безликие, безгласые и безымянные работяги из Индии и Вьетнама, готовые трудиться за три копейки во вполне лагерных условиях.

Так что хватит внушать молодым ложную картину мира, где работать будут то ли роботы, то ли унтерменши, а прогрессивные МЫ будем креативить да консультировать друг друга по правовым вопросам глобального маркетинга. Пропаганду эдакой картинки я бы приравняла к растлению малолетних, честное слово.


Татьяна Воеводина

Источник


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть»


Comment comments powered by HyperComments
105
186
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика