Эстония: русофобия в стиле «highly likely»

Эстония: русофобия в стиле «highly likely»

Портал Postimees.ee и его русскоязычная версия не уступают д-ру Геббельсу в последовательности борьбы с Россией. Если нацисты сражались против СССР под флагом борьбы с большевизмом, то нынешние эстонские националисты объявили местным русским и России информационную войну под знамёнами антикоммунизма. Речь идёт о тотальной русофобии, всё больше сравнимой с антисемитизмом 30-х годов в нацистской Германии.

Это доказывает даже небольшой, но вполне типичный пример. На днях портал rus. Postimees.ee, специализирующийся на идеологическом одурманивании местного русского и русскоязычного населения, опубликовал статью-пасквиль о советской разведчице, Герое Советского Союза, эстонке Леэн Кулльман. Автор Хейли Рейнарт пишет в статье «Ставшая Героем Советского Союза разведчица Леэн Кулльман жила тайной двойной жизнью», что речь идёт о дутом советском герое, поскольку на самом деле, попав в плен, она не погибла от рук эстонских прислужников нацистов. Мол, её смерть — имитация, а на самом деле она перешла на сторону нацистской Германии. Мораль публикации проста: став предателем для Москвы, она заслужила в современной Эстонии если не прощение, то снисхождение, поскольку одумалась и вернулась в лоно западной цивилизации.


ПРЕДНАМЕРЕННОЕ ОЧЕРНИТЕЛЬСТВО

Примечательно, что эта статья переведена с эстонского, на котором в тот же день оригинал публикации Хейли Рейнарт появился на эстоноязычном портале Postimees.ee. Такая вот интеграция русских в эстонское общество на базе русофобии. Автор ссылается и на другие, опубликованные ещё в 2000 году материалы на эту тему (а именно: 1. Юхани Пюттсепп, Тоомас Сильдам. «Немцы инсценировали убийство Кулльман» («Sakslased lavastasid Kullmani tapmise». Postimees, 8.02.2000); 2. Юхани Пюттсепп, Тоомас Сильдам. «У Леэн Кулльман было две жизни» («Leen Kullmanil oli kaks elu». Postimees, 8.02.2000); 3. Анна Кулльман «Леэн выжила?» («Kas Leen jäi ellu?», Postimees, 15. veebruar 2000). Примечательна и ссылка ещё на одну статью (в еженедельнике Еesti Ekspress от 19 cентября 2013 года, автор Пекка Эрельт) «Эстонские женщины — герои войны»).

То есть эстонской аудитории миф о «разведчице-оборотне» скармливали уже много лет назад. И делали это, противопоставляя «настоящих» и «лживых» патриотов Эстонии. О них и рассказывается в еженедельнике «Ээсти Экспресс». Это — кавалеристка Анна Варес, воевавшая в Освободительную войну 1918−1920 годов (на самом деле это была гражданская война «белых» эстонцев против «красных» эстонцев). Она представлялась в армии как мужчина и воевала под мужским именем Пеэтер Ронк. А ещё это Салме Бергманн, сестра милосердия и разведчица. Обе — истинные патриотки. Не в пример комсомолке, советской разведчице Леэн Кульманн, о которой в этой же статье рассказано в том же духе, что и в только что напечатанном материале на русскоязычном портале rus.Postimees.ee.

Пропагандистский посыл понятен. Те, кто на стороне Запада (хоть самого Гитлера) — хорошие, «наши» герои. Те, кто на стороне Востока (то есть России) — недостойные. Но эту недостойность надо преподнести убедительно. Для этого нужно очернить героев противной стороны, прежде всего, из числа эстонцев. Так что Леэн Кульман далеко не одна из них. Вспомним хотя бы Героя Советского Союза, советского общественного и государственного деятеля Арнольда Мери, которого оболгали и унизили, признав его преступников за участие в переселении эстонских крестьян в 1949 году в Сибирь. А если пойти дальше, то стоит вспомнить и певцов Георга Отса и Яака Йоала. И им, наречённым русофобами «кремлёвскими соловьями», досталась своя порция националистической грязи.


ОБВИНЕНИЯ В ПРОКУРОРСКОМ ТОНЕ

Только вчитайтесь в заголовки и подзаголовки перечисленных статей, которые безапелляционно утверждают, что Леэн Кулльман — «липовый» герой: «Герой, сотворённый пропагандой», «Ставшая Героем Советского Союза разведчица Леэн Кулльман жила тайной двойной жизнью», «Герой-оборотень: Леэн Кульманн получила звание Героя Советского Союза за геройскую смерть, которой не было» (Для большей убедительности под фото дана ссылка: «Киноархив Эстонии»), ещё — «Из списка героев Кулльман всё же надо вычеркнуть», «В 2000 году журналисты Postimees рассказали, как история была подделана в интересах советской пропаганды».

А вот выдержки из текстов: «Леэн призналась сестре, что разведшкола и прыжок с парашютом были для нее «возможностью уйти оттуда, где она не хотела находиться». «Командир Вырумааской дружины Омакайтсе (Omakaitse — эстонская добровольческая военизированная организация, действовавшая на стороне Германии — прим. авт.) капитан Эрнст Любек вспоминал арест Леэн Кулльман: „Задержанная с рацией была очень отзывчивой девушкой, которая вместо расстрела выбрала жизнь и добровольно выдала все коды и время вызовов, благодаря чему наши умельцы могли в течение какого-то времени поддерживать связь, и это было весьма полезно“. То же подтвердил и констебль полиции волости Руусмяги Тару, который участвовал в задержании Леэн».

Или совсем откровенные утверждения: «Леэн Кулльман явно пошла на сотрудничество с немцами», «По оценке историка Тийта Ноорметса, немецкая контрразведка разработала для Леэн Кулльман так называемую „залегендированную“ смерть, ей дали новое имя и использовали в разведвойне против русских». «В 1978 году мюнхенское радио „Свобода“ коротко сообщило, что в маленьком немецком городке в возрасте 58 лет умерла Хелене, которую на родине знают, как Леэн Кулльман». «В феврале 2000 года журналисты Postimees Юхани Пюттсепп и Тоомас Сильдам рассказали историю спасения Леэн… Историки эту версию поддержали как широко распространенную в истории разведки практику. И сегодня никто не знает, как Леэн звали в ее второй жизни».

Но кто перепроверял эту информацию, пусть даже взятую из архива и, тем более, воспоминаний, пусть даже родных людей? Не секрет, что в практике западных разведок, особенно немецкой во Второй мировой войне, жертву оговаривали специально, с самыми разными целями — в данном случае, для демонстрации разочарования советских людей в СССР. Что касается архивов, то после восстановления в 1991 году независимости в Эстонии стали пропадать документы, разоблачающие эстонцев-пособников нацистов. В частности, исчезли свидетельства зверств укомплектованной эстонцами диверсионно-разведывательных групп «Эрна», действовавших по указаниям Абвера в тылу Красной Армии в 1941 году.


ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В ДУХЕ «ХАЙКЛИ ЛАЙКЛИ»

Но как доказывают свои «факты», «суждения», «выводы» их авторы? Оказывается, что, как правило, в основе безапелляционных утверждений журналисты и даже историки приводят т.н. факты, не стесняясь подавать их, как предполагаемые. Подзаголовок в одной, обличающей Леэн Кулльман статье, так и гласит: «Лишь расплывчатые ссылки и предположения». Или такие сентенции: «С большой долей вероятности судьба Леэны, особенно описание её геройства, полна полуправды, как и других „красных“ героев. Разночтений хватает». «Архивные данные говорят о двух датах смерти Леэн Кулльман. Так была ли она вообще убита?» Поразительно, как умело переплетаются «факты» с домыслами.

«Многие годы жила легенда, что Леэн самовольно застрелил в тюрьме охранник Куно Пюга, который 6 марта 1943 года конвоировал русскую разведчицу из камеры на допрос. Но это не может быть правдой, поскольку, по данным криминальной полиции, Пюга с 5 февраля по 11 марта тот находился в одиночной камере Тартуской тюрьмы как уголовник. Это в КГБ узнали еще в октябре 1965 года, когда ознакомились в архиве с делом Пюга. Но не стали опровергать этот миф о героине, которую решили удостоить звания Героя Советского Союза, посмертно». Но заметьте: журналист пишет о легенде. И зачем опираться в своих доводах на КГБ СССР, приписывая ему эту самую легенду?

Ещё. «Хилья Кивисильд, которая после войны пыталась у бывших заключенных узнать о Леэн, услышала от них такую историю: «Утром 6 марта 1943 года под охраной они все отправились на работу. У высокой стены Леэн выскочила из строя, и начала убегать зигзагами. Охранник, молодой немец, крикнул: „Стой! Стрелять буду!“, но Леэн не остановилась. Тогда охранник дал автоматную очередь, Леэн упала. Те, кто сидели вместе с ней, уверяли, что охранник стрелял поверх головы Леэн и пули не должны были в нее попасть». И сразу — что значит «не должны были попасть?». И опять опора на слухи, ничем не подкреплённые!

Далее. «Скорее всего Леэн Кулльман вместе с отступающими немецкими войсками попала на Запад и еще много лет прожила там под новым именем. Началась другая жизнь, а прошлое стало ее тайной. Сестра Ану утверждала, что ни она, ни мать никогда не получали от сестры весточек. А сестра Регина говорила, что именно от Леэн Кулльман во времена, когда ее прославляли, в почтовом ящике сестры Веры появилось письмо без подписи: „Леэн живет со своим спасителем, и у нее двое детей. Большего я сказать не могу“. Конечно, тогда они об этом ничего никому не сказали, но и не особо в это поверили. Близким было сложно понять, как можно было остаться в живых и не пытаться с ними связаться». И снова! Всю эту тираду предваряет «скорее всего».

«Ответ на вопрос об истинной судьбе Леэн Кулльман надо всё-таки искать в российских архивах. И, если она действительно умерла в Германии, там должна быть и её могила». Получается, такого ответа у журналистов нет, да и в России его они не искали. И снова это «если». Так поройтесь в архивах, найдите её захоронение!


ПОСЛЕСЛОВИЕ

А вот как излагал эту историю советский эстоноязычный детский журнал «Pioneer»: «У нее с собой была рация, с которой она отправляла в разведштаб донесения о деятельности фашистов, размерах их боевых частей. Но тут фашисты узнали о разведдеятельности Леэн. Ее арестовали и пытали.

Попытки фашистов заставить Леэн заговорить провалились. Смелая разведчица не предала своих соратников, не предала советскую родину». Газета Rahva Hääl цитировала слова руководителя Леэн — Наума Фрумкина: «Ни одного лишнего слова не сорвалось с ее губ».

Конечно, можно допустить, что официальная версия судьбы Леэн Кулльман даёт повод сомневаться в её полноте и правдивости. Конечно, можно допустить, что советская версия ошибочна и правы её критики. Но тогда надо представить весомые доказательства. Если такое игнорируется, значит, переписывание истории осуществляется отнюдь не ради истины.

Димитрий Кленский

Источник


Автор Димитрий Кириллович Кленский — эстонский общественно-политический деятель, журналист.

Фото: Леэн Кулльман / ERA



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1280
4147
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика