Эта тень Победы…

Эта тень Победы…

Автор Георгий Евгеньевич Кулаков — журналист, историк, политолог. Славянск-на-Кубани (Краснодарский край).

Фото: задрапированный мавзолей В.И.Ленина на празднике Победы 9 мая 2017 г.

На календаре — 9 мая. 72 года назад гитлеровская Германия капитулировала перед СССР и странами-союзницами по антигитлеровской коалиции… Победа… Великая Победа…

Нисколько не умаляя подвига народа-победителя, народа-труженика, народа-патриота, мы не вправе забывать и о том, какой ценой досталась она, как и о том, что войне с гитлеризмом предшествовало и что — последовало после её завершения.

Чем дальше во времени та историческая дата, от которой принято вести отсчёт «послевоенного» времени, тем больше открывается тех страниц истории, что позволяют не только восторгаться и ликовать, но и, безусловно, ужасаться содеянному. Если взять даже такой аспект, как численность безвозвратных потерь, то за прошедшие семь с лишним десятилетий она корректировалась не единожды. Первоначальная оценка, прозвучавшая от Верховного Главнокомандующего — генералиссимуса Иосифа Сталина, была слишком «скромной»: 7 миллионов человек. Много позднее этот показатель был почти утроен: советские лидеры называли уже 20 миллионов. В годы «перестройки», когда были (как оказалось, не очень надолго) приоткрыты ранее строго засекреченные архивы, данный показатель вновь оказался скорректированным, и на закате Советского Союза официальные историки, вслед за политиками, оперировали данными о 27 миллионах погибших. А сейчас — и этот показатель претерпевает изменения в еще бóльшую сторону. Стоит ли в дальнейшем ожидать подобных откровений? Как знать.

Приоткрываются и другие, далеко не парадные, страницы послевоенной истории. Ещё каких-то десять (может, чуть более) лет назад рассказы о «самоварах», об «обрубках» передавались чуть ли не из уст в уста, то теперь уже стало достоянием гласности — отношение власти к тем участникам войны, которые оказались тяжело травмированными (лишились рук, ног, оказались с раскроенными не насмерть черепами и т.п. и т.д.) и которых в один «прекрасный» день — если кого не добили, то спешно «эвакуировали» в учреждения закрытого типа, чтобы обеспечить невозможность их общения с «внешним миром» и узнавания этим самым «миром» этой стороны войны.

До сих пор «острой», а потому — неудобной темой является проблема пропавших без вести. Может, уже не столь огульно теперь их причисляют к «пораженцам», «предателям Родины», но и в ряды защитников Отечества тоже, как правило, записывать не спешат. При этом совершенно зачастую не учитываются те конкретные условия, в которых оказались или могли оказаться воины и которые не позволяют однозначно оценить не только их действия, но и проследить их дальнейшую судьбу. Из-за этого не только лишёнными пособий по потере кормильца оставались их семьи (а вдруг пропавший без вести перешёл на сторону врага?) — на десятилетия (!) семьи оказались в неведении, что же могло такое случиться, что дед, отец, муж, брат, сын (равно как и — бабушка, мать, жена, сестра, дочь) куда-то сгинули в это кровавое лихолетье.

Далеко не смешно то, что нередко за захоронениями наших соотечественников, оказавшихся в плену — узниками концлагерей нацизма, гораздо более бережно ухаживают жители тех стран, где нашли свой вечный покой те, кто, согласно «Книгам Памяти» регионов, а то — и будучи не внесённым в эти мартирологи, покоятся навеки в чужой земле. Но их надгробия, как на Советском поле Славы в Нидерландах, венчает памятник с надписью «Советский воин». И, если известны эти данные, — имя и фамилия. Среди них — и мой земляк, Иван Гаврилов, который призывался из-под Находки, из Приморского края, и не дожил до залпов Победы буквально несколько дней: измождённый, измученный болезнями узник лагеря смерти Хемер, он был освобождён войсками союзников и был предан земле американской армией. Более шести десятилетий о последних годах и днях солдата не знали его дети — два сына и дочь, пытавшиеся безуспешно добиться хоть крупицы информации в военкоматах. Но узнали о нём, одном из 865 захороненных на этом мемориальном кладбище в Нидерландах, уже после 60-летия Победы — от поисковиков-общественников из этой европейской страны и Владивостока, в числе последних был и автор этих строк.

…Когда сегодня мнящие себя патриотами, словно мантру, твердят фразу «Можем повторить», то хочется задать, возможно, риторический вопрос — о том, что они намерены повторить? То оголтелое беспамятство и предательство по отношению к защитникам Родины, которые в условиях боёв не смогли сохранить целыми свои «руки-ноги-головы», кто не сумел доказать свою невиновность, будучи освобождённым из концлагерей нацизма и оказался в концлагерях ГУЛага? А может, кто собрался повторить судьбы тех десятков тысяч (возможно, их гораздо больше), кто стал «героями» книг типа «Проклятые солдаты» — о тех, кто вполне или не вполне осознанно выбрал в той войне противостоящую Советскому Союзу сторону? Ведь среди них были представители всех ведущих национальностей тогдашнего СССР, и боролись они, как можно понять, далеко не все — не против именно народа, а против большевизма, который считали угнетателем этого самого народа. Кто был раскулаченным, расказаченным, кому, как они считали, навязали Советскую власть, кто оказался репрессирован сам или были репрессированы их семьи…

Резонно задать вопрос о «готовности повторить» и тем, кто никак не хочет замечать, в какой обстановке, какими силами начиналась вторая мировая война. О том, что ей предшествовало, включая итоги первой мировой, договор между тогдашней РСФСР и Германией в Рапалло, последующую историю взаимоотношений, включая сотрудничество НКВД и Гестапо, делёж территории Польши в сентябре 1939-го… Или память у наших современников работает с поразительной избирательностью?

А почему бы не вспомнить о том, что после победоносного завершения Великой Отечественной отмечать Победу в этой войне стали практически спустя два десятилетия после завершения этой войны (дата долгое время считалась праздничным, но не выходным днём)? Что мешало или, может, кто мешал? Те, кто не просто войну ту видел воочию, а кто выжил в ней, потеряв многих и многих своих боевых товарищей? Те, кто, что называется, на себе испытали смысл слов «мы за ценой не постоим»?..

По какой такой причине и на восьмом десятилетии после того, как прогремели победные салюты в мае 1945-го, не все ветераны этой войны обеспечены жильём, достойными условиями жизни? Почему ставший посмертно известным житель пригорода Волгограда Александр Зеновьев доживал свои последние дни не в своём доме, а в сарае, при этом власти города-героя «исправно» поздравляли ветерана с Днём Победы и ни разу не задались вопросом об условиях жизни? И сколько их ещё, реальных фронтовиков и тружеников тыла, вынуждены и сегодня коротать остаток жизни, надеясь, что в 2017 году — наконец-то! — обретут своё жильё, а не «два квадратных метра пункта постоянной дислокации» на каком-либо погосте?..

Наверное, проще списать деньги, заработанные нашими соотечественниками, на помпезные парады, цветастые салюты, бесчисленную атрибутику (подчас — более чем двусмысленного информационно-идеологического содержания), чем помочь конкретным людям с конкретными же судьбами. Потому-то и звучит рефреном выражение «можем повторить» — как напоминание о том «опыте», который уже был в истории, — опыте предательства со стороны «Родины» (если её олицетворением полагать тех, кто стоял во главе страны и определял её внутреннюю, да и внешнюю политику) по отношению к своим защитникам, которые если были когда-то нужны, то подчас оказывались в статусе «пушечного мяса».

Это выражение — «можем повторить» — не просто набор из двух слов, это — не очень хорошо скрываемая, а то и явно читаемая угроза. И адресована она всем, кто не согласен — как извне страны, так и внутри неё. Впрочем, такое «повторение» — уже стало элементом дня сегодняшнего. Ибо вновь обретают зримые контуры культа личности нового «великого вождя», снова мощь государственной машины обрушивается на всех, кто осмелится не то что — противостоять, а даже просто выразить своё несогласие с официально проводимым курсом. Чего больше в сегодняшнем девятом дне мая — действительной благодарности фронтовикам и труженикам тыла или милитаризованной показухи? И — не превратилось ли осознание роли СССР в победе над гитлеровской Германией в своего рода идеологизированный миф, не только объясняющий, но и оправдывающий поведение современной России на мировой арене? Стоит ли после всего этого удивляться тому, что из глав государств, приехавших в Москву на торжества, оказался один-единственный — президент Молдовы Игорь Додон?

…Неоднозначный он день — День победы. Не просто «праздник со слезами на глазах». С одной стороны, — величие подвига, величие небывалых свершений. С другой же — безмерные (до сих пор доподлинно не известны, хотя — в очередной раз озвучены, их масштабы) потери. Не только убитыми и ранеными, но и переломанными судьбами они измеряются. И аукаться будет эта война ещё много-много поколений.

То, что живы мы — дети, внуки, правнуки поколения победителей, — за это земной поклон всем, кто добился Великой Победы. Кто не жалел ни здоровья, ни жизни самой. А, вот, то, какими мы стали, — это ещё требует не только осмысления, но и, не побоюсь этих слов, — революционных преобразований.

И если мы хотим восстановить себя достойными наследниками Победы, то наше преображение должно произойти, состояться прежде всего в нашем мировоззрении — как минимум. А затем — и в том мироустройстве, которое позволяет одним изображать себя «наследниками Победы», но реально представляет из себя геноцид — и по отношению к тем немногим, кто эту самую Победу принёс, и по отношению ко всем нам, их потомкам. Поскольку текущая модель жизни страны несовместима с ее успешностью и достоинством народа-победителя в величайшей Войне, Россию неизбежно ждет трансформация, которая позволит очиститься от того, что закрывает дорогу к подлинному народовластию, к самоорганизации и самоуправлению общества. Поможет прийти к тому, что поможет народам (не только нашей страны) открыть путь к настоящему, а не иллюзорному и не навязываемому извне «счастью», к которому известные силы не столь уж давнего прошлого пытались загонять человечество «железной рукой»…

Поэтому, думаю, та, достигнутая 72 год назад, Победа — это лишь рубеж, исторический рубеж на том пути, что ведёт к Победе над силами зла, реакции, мракобесия, в какие бы красочные и манящие с виду «одежды» ни рядились эти самые силы, какими бы слащавыми лозунгами ни прикрывались… Поэтому — с Днём Победы! И прошлой, и будущей!


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Этот День Победы…

«Вставай, страна огромная!»

Великая Отечественная война — закончилась ли битва?

От 9 мая до 22 июня

Ревизия победы

Надевать ли гвардейскую ленту?

Символы прошлого и настоящего

Победа генерала Власова



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
799
3648
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика