Фальшивые аккорды кремлевской дипломатии в Сирии

Фальшивые аккорды кремлевской дипломатии в Сирии

 Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина

Российская военная кампания в Сирии была призвана решить двуединую задачу. С одной стороны, стать на экранах телевизоров «маленькой победоносной войной», в действительности не являясь примером успешной миссии по освобождению сирийских территорий. Сирия должна была отвлечь россиян от предательской политики Кремля на Донбассе, от внутренних проблем, вызванных резким ухудшением экономической ситуации, что является закономерным итогом деградации путинской сырьевой России.

Она должна была поднять имидж президента показательными военными победами и защитой друга — союзника Б.Асада, на свержение которого сделали ставку Штаты. Того самого друга — союзника для россиян, который по словам российского премьера союзником России никогда не был. Недавно и С.Лавров подтвердил эту позицию.

С другой стороны, у российской миссии в Сирии были и есть иные цели, неуловимые для простых созерцателей Первого канала. Это отставка Асада любой ценой, чтобы доказать в очередной раз преданность Кремля американским подходам. Стоит вспомнить, что российский президент открыто заявлял, что российские подходы по Сирии от американских не отличаются. На что рассчитывал Кремль? На то, что все вернется на докрымские события: высокая цена на нефть, Россия кредитуется за рубежом, российский лидер входит в круг рукопожатных персон, санкций в отношении России нет, страна по-прежнему может снова все закупать за рубежом, а не изображать усилия по развитию собственного производства.

Именно поэтому у сирийской кампании две составляющие.

Первая — это демонстративная защита и пиар — репортажи с места боев, маркировка российских авиационных бомб надписями «За Париж» и «За наших». В этот же перечень входит и концерт Симфонического оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева в Пальмире в преддверии дня победы, как бы символически проводя параллель с фронтовыми концертами периода Великой Отечественной войны. Пиаровский ход, в котором российский президент предстал ключевой фигурой, выступив с короткой речью в видеообращении, на этот раз перешел границы дозволенного.

Ради пиар — хода Кремль поступился безопасностью исполнителей, приравнял несопоставимую по своей значимости практику периода Отечественной войны, когда концерты поднимали боевой дух солдат, к ситуации текущего момента, когда на сирийской земле нет ни одного пешего солдата, когда и сами военнослужащие не знают, с кем именно и во имя чего они борются в Сирии — то ли Асада защищают, то ли отрубают голову гидре мирового терроризма, то ли исполняют волю США.

И вторая составляющая российской миссии в Сирии — это отставка Асада любыми методами: от уговоров (история с начальником ГРУ И.Сергуном) и непосредственного давления до закулисных переговоров с США относительно судьбы законно избранного сирийского президента. На последнее указывает уже множество фактов: это и переговоры с США по вопросам Сирии, одобрение Россией резолюции по Сирии, в которой прописан политический процесс, предусматривающий принятие новой конституции и проведение новых президентских выборов, по всей видимости, уже без Асада. Последним звеном в этой цепочке стало Совместное заявление Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки по Сирии от 9 мая. Остановимся на нем подробнее.

1. Совместное заявление затрагивает вопросы и прекращения огня, и защиты гражданского населения, и политического урегулирования сирийского конфликта, но главный вопрос — что будет с сирийским президентом — остался за скобками. И это неудивительно, учитывая, что американский подход состоит в устранении Асада. Отсутствие четких гарантий политического будущего Асаду и туманная формула Кремля — «будущее Асада решит сирийский народ», говорит лишь о том, что все уже предрешено — Кремль не станет защищать Асада, как не стал помогать М.Каддафи. Кремль четко заявил, что его устраивает «любой выбор сирийского народа». Любой. А за что тогда борьба?

2. Россия и США вновь призвали соблюдать режим прекращения огня в Алеппо, Восточной Гуте и Латакии. Ситуация в точности повторяет Минские соглашения: на Донбассе ополченцам запрещено обороняться от ударов украинской стороны, которая ежедневно нарушает режим прекращения огня. В Сирии от Дамаска требуют то же самое — в ответ на нападения террористов прекратить огонь. Только за май террористические группировки в Алеппо попытались взять под свой контроль дорогу, ведущую на Алеппо, обстреляли госпиталь, роддом, жилые кварталы.

На фоне этого США вновь призвали Россию оказать влияние на президента Сирии Б.Асада. 4 мая сообщалось о том, что США достигли с Россией соглашения по вопросу о распространении перемирия в Сирии на Алеппо. Дамаск по замыслу США и России должен молчать и сдавать позиции. Примечательно, что требование прекратить огонь в Алеппо поступило после того, как войска Асада стали освобождать город от террористов, которые оккупировали его еще в 2012 году. Режим прекращения огня носит исключительно односторонний характер — его исполнение требуют от сирийских властей, но закрывают глаза на противоположную сторону, объясняя это тем, что огонь ведет несистемная оппозиция, хотя до сих пор единого списка не согласовано.

Российское оборонное ведомство заявляет о том, что большая часть провинции Алеппо контролируется Асадом, часть системной оппозицией и часть находится под пятой боевиков Джабхат ан-Нусра. И от Асада требуют соблюдать перемирие в отношении террористической группировки, запрещают освободительную операцию.

Что это, как не предательство сирийского лидера со стороны Кремля? Вынуждают Асада молча наблюдать за гибелью мирных граждан под обстрелом террористов ровно так же, как в Донбассе. Однако кремлевские планы сталкиваются с жесткой позицией Асада, который в поздравительной телеграмме к 9 мая подчеркнул, что в отношении Алеппо и всех других городов страны, «народ и армия не согласятся на меньшее, чем на полное отражение агрессии и победу на благо Сирии, региона и всего мира».

3. В совместном коммюнике говорится, что «США углубят поддержку и содействие региональным союзникам, чтобы помочь им воспрепятствовать переброскам боевиков, оружия через границу и оказанию финансовой помощи террористическим организациям». Такими региональными союзниками у Вашингтона в регионе являются Иордания, Ирак и Турция. В итоге получается, что подписываясь под этим совместным заявлением, Россия негласно подтверждает тот факт, что Турция борется с терроризмом, в то время как еще недавно после инцидента с самолетом российский лидер обвинял Турцию в спонсорстве и поддержке терроризма. Выходит Кремль отказался от своих слов? Или обвинения были голословными, всего лишь «нервной, истерической, опасной для нас самих и для всего мира реакцией» на инцидент?

4. В совместном коммюнике сказано, что «председатели примут меры для выработки общего понимания угрозы, а также определения территорий, контролируемых ИГИЛ и Джабхат ан-Нусрой». Но стоит напомнить, что еще в заявлении Международной группы поддержки Сирии (МГПС) от 11 февраля была поставлена задача — «определение границ территории, удерживаемой ИГИЛ, „Джабхат ан-Нусрой“ и другими организациями, признанными Советом Безопасности ООН в качестве террористических». Прошло уже три месяца, а такие границы не определены. Тогда кого бомбила Россия, не имея разграничения территорий террористов от территорий оппозиции? По всей видимости, это опять останется пустой декларацией, а Асада будут и далее принуждать соблюдать перемирие на всей территории, несмотря на то, что часть ее контролируется террористами. Явно намеренное затягивание процесса идет на пользу только сторонникам свержения Асада.

В этом контексте вновь возникает закономерный вопрос — а если нет таких критериев, нет определенной территории с дислокацией террористов, то кого и сейчас бомбит Россия? Чьи позиции? И если она обвиняет Асада в атаках на гражданское население, включая объекты гражданской инфраструктуры и медицинские учреждения, то где гарантии того, что Россия, которая получала разведданные по объектам от Асада, бомбила целевым образом именно террористов? Подписываясь под данным заявлением, Россия разоблачает в первую очередь себя и свои действия в Сирии, которые были совершены по приглашению того, кто «совершил много ошибок» по мнению Путина, чьи войска причастны к атакам на гражданское население, чьи бомбардировки велись по территориям без разграничений на оппозицию и террористов. В такой ситуации Россия может стоять только на одной баррикаде с Асадом, что и должна делать, а не пытаться занять сторону Вашингтона. После Асада непременно последует расследование российских действий в Сирии, как это уже происходит в отношении российско-грузинского конфликта.

Возможно, осознавая это, Кремль и препятствует любым инициативам по расследованию в отношении мирных сирийцев. Например, 6 мая Россия стала единственной страной Совета Безопасности, которая наложила вето на украинский проект заявления для прессы об ударах по лагерям беженцев на севере Сирии, в котором содержалась информация о гибели людей в лагерях для беженцев в провинции Идлиб. Россия объяснила свой отказ тем, что авиаудара по беженцам не было, был удар ракет залпового огня, вероятнее со стороны террористов. Но в таком случае, почему остальные члены Совета Безопасности, например, кремлевский союзник — Китай, не были солидарны с Россией в этом вопросе? На ком-то шапка горит?

И, наконец, в очередной раз возникает вопрос — а какое отношение Штаты имеют к Сирии? Россия участвует в борьбе с терроризмом по приглашению Асада. США учредили международную коалицию и бомбят в том числе и сирийскую территорию. Но никаких легитимных оснований с позиции международного права у них нет — разрешения со стороны Совета Безопасности ООН они не получали. Сотрудничая с ними по Сирии, Россия тем самым негласно признает их право наносить удары по Сирии. Мы негласно в который раз солидаризуемся с Вашингтоном в вопросе отставки Асада. И если бы не силы Ирана и решимость Б.Асада бороться до победного конца, как боролся его отец, то российско-американский план в отношении Сирии уже был бы приведен в исполнение.

Российская политика в Сирии — это пример кремлевского политического фарисейства как по отношению к российскому народу, так и по отношению к Асаду и жителям Сирии. Как бы не стремились россияне выдавать желаемое за действительное, но факт остается фактом, слова Каддафи в адрес Запада невозможно опровергнуть — «будь ещё в мире Россия, настоящая Россия, единая и великая Россия, защищавшая слабых, вы не посмели бы. Но её нет».



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
534
1461
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика