Гагаузия сегодня

Гагаузия сегодня

Событие: 29 ноября 2013 г. на саммите в Вильнюсе премьер-министр Молдавии Юрий Лянкэ парафировал договор об ассоциации с ЕС. За пару дней до саммита Народное собрание Гагаузии единогласно приняло решение об организации в автономии двойного референдума – об одобрении внешнеполитического курса страны и о принятии закона об отложенном праве региона на внешнее самоопределение.

Жёсткость реакции Кишинёва превзошла ожидания: 9 января 2014 г. правоохранительные органы Молдавии возбудили уголовное дело и вызвали на допрос всех депутатов Народного собрания. В ответ гагаузские политики потребовали созвать чрезвычайный съезд народных депутатов всех уровней. Возможно, этот съезд не состоится, но все эти события невольно вызывают ассоциации с событиями в Молдавии конца 1980-х гг. – начала 1990-х гг., которые завершились фактическим отделением Приднестровья, оформлением границ Приднестровья и автономизацией Гагаузии.

Наш комментарий о том, какой вывод Россия и русскоязычное сообщество Украины и Молдавии может извлечь из последовательной борьбы гагаузов за свои права.

Комментирует эксперт Центра Путинцев И.С.



Гагаузия и Россия – путь к автономии

Гагаузия – небольшая автономия на юге Молдавии, где проживают около 150 тыс. человек. Большинство населения региона (82 %) составляют гагаузы – православный тюркоязычный народ, широко использующий в быту и межнациональном общении русский язык. В советский период у гагаузов не было собственного национально-территориального образования, а территория исторического расселения гагаузов большей частью вошла в состав Молдавской ССР, где образовала несколько этнических анклавов.

Казалось бы, во время системного кризиса СССР начала 1990-х гг. у гагаузов было мало шансов на то, чтобы отстоять свои права от поднявшейся волны национализма со стороны «титульных» наций союзных республик. В число этих прав входило как наделение территории особым государственно-правовым статусом, так и свободное использование во всех сферах общественной жизни русского языка.

Более того, именно в Гагаузии возник тот политический инструмент, который впоследствии нередко применялся во время этнополитических кризисов в Молдавии и на Украине – съезд народных депутатов всех уровней. Этот инструмент часто остаётся незамеченным и недооценённым, но имеет большой потенциал для того, чтобы использоваться для защиты прав русскоязычного населения в европейской части СНГ. 

В начале 1990-х гг. политическое противостояние между Гагаузией и Кишинёвом завершилось тем, что в 1994 г. регион получил права автономии, закреплённые в конституции и законе об основном правовом статусе Гагаузии. Этот закон содержит редкое, но важное положение: в п.1 ст. 4 указывается, что в случае изменения статуса Молдавии как независимого государства регион имеет право на внешнее самоопределение. Имея печальный опыт войны с Приднестровьем, власти Молдавии согласились с этим положением.

Нельзя сказать, что дальнейшие отношения Гагаузии и Кишинёва развивались бесконфликтно. Руководство Молдавии предприняло немало усилий для того, чтобы лишить реального содержания автономию региона. Однако споры вокруг этих проблем не приводили к эскалации напряжения, подобной событиям рубежа 1980-х – 1990-х гг. Не подвергались пересмотру и законодательные положения об особом статусе Гагаузии. Во многом этому способствовало действие внешнего фактора: активные политические и социально-гуманитарные связи с регионом установили Россия и Турция.

Курс Молдавии на ассоциацию с ЕС – предпосылка событий

Нынешний виток напряжённости в отношениях Кишинёва и Гагаузии стал следствием внешнеполитического выбора, сделанного правящей коалицией Молдавии «Коалиция за проевропейское правление» (ранее – «Альянс за европейскую интеграцию»). С момента прихода к власти в 2009 г. лидеры правящей коалиции пользовались особой благосклонностью ЕС и других стран Запада, оказавших Кишинёву значительный объём финансовой и политической поддержки, несмотря на многократные нарушения демократического процесса в стране.

Особняком на этом фоне выделяется политика Румынии, которая не менее активна, но имеет иную цель: добиться не «привязки» Молдавии к ЕС, а её вхождения в состав Румынии. Так, президент Румынии Траян Бэсеску 31 декабря 2013 г. в очередной раз выступил с громкой декларацией: по его мнению, в 2014 году власти Румынии должны открыто заявить о том, что Молдавия – это румынская земля. Рост политической активности панрумынских унионистов в Молдавии и за её пределами наиболее болезненно воспринимается именно национальными меньшинствами страны, в т.ч. гагаузами. Это, наряду с «креном» внешней политики Молдавии в сторону ЕС, не могло не привести к этнополитическим осложнениям, особенно в регионах с этнической спецификой.

Тревожный звонок прозвучал для кишинёвских властей ещё в начале 2012 г. В ответ на нарушение конституции и попытку отменить выборы президента ряд регионов Молдавии (русскоязычные Бельцы, Гагаузия и населённый болгарами Тараклийский район) объявили о выходе из подчинения правительству. Лишь отмена властями Кишинёва своего решения помогла разрешить тот кризис.

В феврале 2013 г. правящая коалиция Молдавии распалась под грузом внутренних противоречий между двумя олигархическими кланами, объединёнными вокруг фигур Владимира Филата (тогда – премьер-министра страны) и Владимира Плахотнюка (первого вице-спикера парламента). Но вмешательство ЕС предотвратило смену власти в стране: мирить стороны приехал еврокомиссар Штефан Фюле, и прежняя коалиция, сменив название, возродилась практически в том же составе.

Неординарные усилия ЕС по примирению враждующих молдавских политиков объяснялись стремлением во что бы то ни стало парафировать в Вильнюсе договор об ассоциации с Молдавией. В Брюсселе решили, что ожидавшаяся победа коммунистов на досрочных выборах приведёт к возврату Молдавии к политике балансирования между Москвой и Брюсселем – по примеру той, которая проводится Украиной.

При поддержке ЕС молдавское руководство сохранило власть как минимум до конца 2014 г. Реакция России не заставила себя ждать: в сентябре 2013 г. вице-премьер России, спецпредставитель президента по Приднестровью Дмитрий Рогозин заявил, что при движении Молдавии в ЕС важно, чтобы на поворотах она «не потеряла свои вагоны». Вскоре Россия приостановила импорт молдавской винодельческой продукции.

Политическое противостояние Гагаузии и Кишинёва

Торговые меры России, по-видимому, переполнили чашу терпения гагаузского руководства: винодельческий регион сильно пострадал от потери российского рынка. Власти автономии были недовольны тем, что их стремление к сохранению России в качестве стратегического партнёра не было услышано руководством страны. Но до середины ноября 2013 г. существовал сдерживающий фактор – позиция Украины. Подписание соглашения об ассоциации с ЕС как Молдавией, так и Украиной могло бы поставить Гагаузию и Приднестровье сегодня в очень тяжёлое положение. 

Как только правительство Украины отказалось от подписания соглашения (21 ноября), Народное собрание Гагаузии, не дожидаясь Вильнюсского саммита, 27 ноября 2013 г. объявило о том, что проведёт консультативный референдум о внешнеполитической ориентации страны. У населения спросят, какой внешнеполитический курс они одобряют – на вступление в Европейский союз или на вступление в Таможенный союз. Одновременно будет проведён законодательный референдум – о принятии закона об отложенном праве региона на внешнее самоопределение.

Решение о двойном референдуме было принято гагаузскими депутатами единогласно. В Гагаузии, для которой характерна острая внутриполитическая борьба, это само по себе событие. То, что представители демпартии во главе со спикером Дмитрием Константиновым, пошли вразрез с мнением центрального партийного руководства, свидетельствует о том, что у властей Кишинёва не получилось использовать острые противоречия между Дмитрием Константиновым и главой региона Михаилом Формузалом. Гагаузская инициатива нашла поддержку и в болгарской Тараклии: 28 декабря местный райсовет решил присоединиться к проводимому Гагаузской автономией консультативному референдуму.

Руководство Молдавии попыталось отменить референдум через суд: 5 декабря апелляционный суд в Комрате приостановил действие решения. В ответ Народное собрание Гагаузии 17 декабря объявило об учреждении собственного конституционного суда (трибунала), который при вынесении решений будет осуществлять контроль соответствия нормативных актов уложению Гагаузии и закону Молдавии об особом статусе региона. Таким образом, центральную власть лишили возможности отменять региональные нормативные акты через апелляционный суд в Комрате, входящий в единую судебную систему страны.

 Власти Молдавии ответили жёстко: 9 января 2014 г. было возбуждено уголовное дело, а все депутаты Народного собрания вызваны на допрос. Но гагаузские силовики дали понять: они не будут препятствовать референдуму и будут обеспечивать правопорядок в ходе его проведения. Гагаузские политики, в свою очередь, заявили о готовности созвать съезд народных депутатов всех уровней (далее – СДВУ). То значение, которое придали этому заявлению и в Кишинёве, и в Бухаресте делает необходимым описать политическое значение СДВУ в Северном Причерноморье.

СДВУ как инструмент реализации прав русскоязычного населения  

СДВУ является политической инновацией гагаузов конца 1980-х гг., которая с тех пор нашла широкое применение как у граждан Приднестровья, так и на Украине. Съезды депутатов всех уровней могут созываться в краткие сроки в ответ на наиболее важные политические события и для принятия наиболее важных решений – в т.ч. государственно-правового характера.

В 1989 – 2008 гг. состоялось 10 СДВУ в различных странах и регионах: два – в Гагаузии (в ноябре 1989 г. и августе 1990 г.), шесть – в Приднестровье (в июне и сентябре 1990 г., январе и сентябре 1991 г., октябре 1995 г. и марте 2006 г.) и два – на Украине (в ноябре 2004 г. и марте 2008 г.). В ходе СДВУ принимались такие важные решения, как провозглашение государственности и независимости Приднестровской и Гагаузской республик, а также произошёл важный для Украины исторический прецедент – попытка создания в её составе ЮВУАР – Юго-Восточной Украинской Автономной Республики, ставшая реакцией на события «оранжевой революции» в 2004 г.

Созыв СДВУ производился, в частности, по таким поводам, как попытки силового давления со стороны центральной власти, введение экономической блокады либо политические потрясения в столице. Формат СДВУ имеет ряд преимуществ, которые обуславливают высокую эффективность его практического применения в качестве инструмента защиты прав русскоязычных граждан. Этими преимуществами являются:

- во-первых, представительность и демократичность. Участники СДВУ – депутаты всех уровней, прошедшие через выборную процедуру, имеющие практический опыт работы в представительных органах власти, участия в политических процессах, решения общественно важных вопросов на местах. Их количество может достигать нескольких сотен человек (в Молдавии) или нескольких тысяч человек (на Украине). Результаты голосования такого большого числа действующих политиков сложно проигнорировать;

- во-вторых, оперативность организации и сравнительная простота проведения. Это позволяет своевременно реагировать на острые политические кризисы (как в Приднестровье в сентябре 1991 г. или на Украине в ноябре 2004 г.), не дожидаясь усиления административного и силового давления центральных властей. Так, организация референдума требует больших и длительных усилий на протяжении нескольких месяцев. За это время возрастают политические риски. Более того, проведение СДВУ не исключает проведения референдума, но может стать этапом его организации, закрепляя на ближайшее будущее высокий уровень политической мобилизации граждан;

- в-третьих, формат СДВУ возник не в умах политтехнологов, а зародился непосредственно в политической практике. В этом смысле этот формат является «живым», «естественным», а не мертворождённым продуктом политических технологий;

- в-четвёртых, формат СДВУ положительно зарекомендовал себя на практике. То, какое масштабное применение он нашёл географически и хронологически, свидетельствует в его пользу. Наличие существенного практического опыта его проведения в различных регионах облегчает процесс его организации, начиная с выдвижения политической инициативы и заканчивая процедурой голосования по важнейшим политическим вопросам. Более того, этот фактор усиливает политическое значение принимаемых решений, принимаемых СДВУ, облегчает их восприятие у населения.

У формата СДВУ есть широкие перспективы применения как в регионах, уже имеющих соответствующий опыт (Юго-Восточная Украина, Приднестровье, Гагаузия), так и в некоторых других регионах Украины и Молдавии (Крым, Северная и Южная Молдавия, Закарпатье). То, что некоторые внутриполитические кризисы на Украине и в Молдавии периодически повторяются вокруг одних и тех же причин («майданы» в Киеве, региональные кризисы в Молдавии), способствует тому, что проведение съездов депутатов всех уровней не должно утратить своей актуальности. Внимание российской дипломатии к этому формату могло бы усилить его эффективность.

Международная реакция и возможные последствия

В преддверии новогодних праздников посол России в Молдавии Фарид Мухаметшин заявил, что южные регионы Молдавии (Гагаузия и Тараклия) станут зоной особого внимания со стороны России. Эту декларацию можно оценить как хорошо продуманную: она, во-первых, усиливает переговорные позиции Гагаузии и Тараклии в диалоге с Кишинёвом, а во-вторых, выгодно отличается от позиции Турции, не поддержавшей идею референдума. Тем самым, Россия ясно показала, что её поддержка Гагаузии не ограничивается гуманитарной сферой, а является одновременно и политической поддержкой. Более того, эта позиция России является адекватным ответом на усиление политической активности руководства Румынии в отношении Молдавии.

После развития политического противостояния между Кишинёвом и Гагаузией президент Румынии 15 января 2014 г. выступил с серией громких деклараций на ежегодной встрече с главами зарубежных дипломатических представительств. По мнению Траяна Бэсеску, внешние силы управляют политическими процессами в Приднестровье и Гагаузии, поощряют гагаузов на обособление от Кишинёва. Румыния, заявил президент, не останется безучастной в том случае, если события в Приднестровье и Гагаузии прервут путь Молдавии в ЕС. А в том случае, если Молдавия не сможет обеспечить свою безопасность и суверенитет, Румыния сделает Молдавии «политическое предложение». Иными словами, Траян Бэсеску вновь поднял тему о государственном объединении Румынии и Молдавии («двух румынских государств»), увязав её с региональными кризисами в соседней стране.

Это серьёзный политический вызов для России и Украины, но в первую очередь – для Молдавии, власти которой лишь недавно стали занимать более жёсткую позицию в отношении панрумынской риторики главы соседнего государства. В отличие от руководства Румынии, власти Молдавии стали смягчать свою позицию в отношении Гагаузии, стремясь решить проблемный вопрос переговорным путём. Вполне вероятно, что власти Кишинёва проигнорируют проведение референдума, не прибегая к силовым мерам, в обмен на отказ властей Гагаузии от организации съезда депутатов всех уровней.

В любом случае, ухудшение этнополитической обстановки как в Молдавии, так и на Украине в очередной раз указывает на слабость национальной политики этих стран, которая не может гармонично учесть и интегрировать разнородные, а зачастую и антагонистические интересы различных этнических, этнорегиональных и этнолингвистических групп. В этих условиях многие из этих групп вынуждены усиливать свою собственную политическую субъектность, и пример Гагаузии показателен в этой связи.

Путём последовательной, активной политики по защите своих прав этот небольшой регион не только укрепил свой политический статус, но и создал важный прецедент для всего Северного Причерноморья – формат СДВУ. Организация референдума о внешнеполитической ориентации тоже является важным примером для властей Украины: в случае дальнейшего внутриполитического обострения в стране его можно организовать в юго-восточных регионах страны, а также провести III Всеукраинский съезд депутатов всех уровней. Однако вероятность такого сценария пока невелика: действующие власти Украины опасаются государственно-правового оформления этнополитического раскола страны.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1756
6158
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика