Главная функция настоящих предпринимателей — это организация народного труда

Главная функция настоящих предпринимателей — это организация народного труда

Автор Татьяна Владимировна Воеводина — предприниматель, публицист и блогер

Недавно по инициативе Центра научной политической мысли и идеологии Степана Сулакшина было проведено Всероссийское бизнес-собрание. Степан Степанович Сулакшин — замечательный человек по своей энергии и трудолюбию. Он собрал вокруг себя сплочённую команду экономистов и обществоведов, которые вдоль и поперёк исследуют наше общество. Они стараются делать это строгими методами, заимствованными из естественных наук. (Сам С.С. — физик, доктор наук).

Хочется верить, что, когда после развала и упадка начнём наконец строить нашу страну — пригодятся и эти исследования. И не просто исследования — Центр Сулакшина предлагает вполне конкретные разработки.

Между прочим, когда большевики пришли к власти, они использовали наработки ещё царского режима — тот же план ГОЭЛРО. Крайне важно иметь наготове некие планы действия, потому что, когда требуется действовать, рассуждать и планировать будет некогда. В этом я вижу ценность подобных мозговых центров.

Впрочем, иногда Центр Сулакшина выходит за пределы чисто интеллектуальных штудий. Однажды мне довелось присутствовать на обсуждении создания ни много ни мало — партии нового типа. (Я писала об этом в ЖЖ).

Бизнес-собрание — явление этого ряда. Идея была такая: учёные-экономисты совместно с бизнесменами обращаются к властям и к самому президенту с челобитной: изменить денежно-кредитную политику таким образом, чтобы она не блокировала всякое развитие, как это происходит сегодня. Казалось бы, элегантный зал гостиницы Рэдиссон-Славянская должен был ломиться от отечественных бизнесменов, приехавших, как говорили в старину, из всех уголков нашей необъятной Родины, чтобы заявить о своих интересах. А вот и нет! В этом бизнес-собрании было очень мало — кого бы вы думали? Именно людей бизнеса. Устроители разослали десять тысяч приглашений руководителям деловых предприятий разных профилей и размера. Откликнулась сотня человек. Почему? Это не интересно? Вроде бы, крайне интересно и насущно. Тогда в чём дело?

Мне кажется, причина вот в чём. У нас, несмотря на все разговоры, нет предпринимательского сословия (класса, страты — скажите, как хотите). Те люди, что есть, — классом себя не ощущают. Предпринимательское сословие у нас крайне жидкое и слабое. И бизнес-собрание наглядно продемонстрировало это.

Интеллигент наверняка скажет: они боятся, что их будут преследовать, нашлют проверки, отнимут бизнес. Уверена: причина не в том. Всё-таки не такие они пугливые слабаки, наши бизнесмены. Да и бояться-то нечего: мероприятие респектабельное и лояльное. Просто они не верят, что они — хоть какая-то сила, способная донести свою общую позицию до власти.

И это очень плохо.

Наши предприниматели не пытаются организоваться в какую-то внятную политическую силу. Они предпочитают просто находить дорожку к отдельным представителям власти, чтобы «порешать вопросы». И решают свои вопросы, так сказать, в индивидуальном порядке. Не всегда это та самая коррупция, играющая в нашем общественном сознании роль нечистой силы. Иногда это просто неформальное взаимодействие власти и бизнеса: я тебе подсоблю, а ты — дорогу подлатаешь или деньжат на районное мероприятие подкинешь. «На районе» такой тип отношений особенно заметен.

Иногда мне даже приходит в голову, что, возможно, политическая организация, создание партии, это нечто, а) западное, б) принадлежащее обществу Модерна, как теперь принято выражаться. То есть нынче устаревшее. А в России и вовсе нужно искать какие-то иные формы жизни. Вполне возможно, то, что кажется неправильностью, отклонением — это и есть зачаток чего-то иного, другой нормы. Но эту мысль ещё надо додумать, это лишь предварительные догадки.

Меж тем, предприниматели — люди важные, притом везде. Это люди, которые крутят колёса хозяйственного механизма. Не невидимая же рука рынка этим занимается. Вот эти люди, как могут, ведут дела: торгуют, строят, что-то производят, пашут землю и растят хлеб и картошку. Наши предприниматели делают это часто плохо, неумело, криво, но — делают.

Я совершенно не принимаю в рассмотрение т.н. олигархов: это не предприниматели — это бояре, которым дали некие ресурсы на кормление в ответ на те или иные услуги. В Средние века главным богатством была земля — ну и давали землю, теперь дают нефтяные скважины или металлургические комбинаты.

Главная функция настоящих предпринимателей — это организация народного труда. Кто-то ведь его должен организовывать? Кто-то должен затевать новые проекты, доводить их до реализации? Это может быть или государственный уполномоченный, или частник. Или различные комбинации того и другого. Ничего третьего я не вижу: сами собой дела не делаются. Когда мы начнём восстанавливать нашу экономику (а это придётся делать) — какими силами? У меня есть сильное сомнение, что наш предпринимательский класс, такой, как он есть, способен вынести на своих плечах неизбежную новую индустриализацию. И дело не в тех или иных законах. Дело глубже, оно в чём-то внутреннем — в душе и сознании людей.

Когда-то западных предпринимателей к труду толкала протестантская этика: работали, наживали, чтобы спастись для будущей жизни. Сергей Булгаков считал, что роль западных протестантов в становлении промышленности у нас играли старообрядцы. Видимо, это верно: практически все наши дореволюционные промышленные предприятия принадлежали либо старообрядцам, либо иностранцам. Вот к старообрядческой трудовой этике и психологии хорошо бы приглядеться поближе и кое-чему поучиться. Сколь я себе представляю, глава предприятия считался у старообрядцев чем-то вроде главы большого семейства, ответственного за то, чтобы все были выучены, накормлены, приставлены к делу, строго наказаны в случае лени и небрежения.

Когда-то в советских учебниках истории по поводу революции 17-го года писали, что-де буржуазия в России была «слабая» и власть не удержала. Я, помнится, тогда очень удивлялась: как так? Потому, наверное, и запомнила. А теперь, кажется, поняла.

Что же из этого следует? Социализм следует. Выражаясь корректнее — высокий уровень государственного участия в экономике. И вообще в жизни.

Государство должно стать главным организатором жизни, в первую голову — хозяйственной. То есть делать надо обратное тому, что происходит ныне: не уходить государство должно из экономики, а наоборот — возвращаться в неё. Без этого никакого развития нам не видать. И ещё вот что: трудового буржуя, частного предпринимателя — надо формировать. Воспитывать. Говорят, что в Китае предприниматели состоят в компартии и их воспитывают, в числе прочего, и по партийной линии, — во всяком случае, на них распространяется партийная дисциплина. Э-эх, у нас бы так…

Нам ещё предстоит сформировать трудовое предпринимательское сословие. Вообще, нам нужно общество, где все люди — трудящиеся, только один трудится в качестве предпринимателя, другой — в качестве учёного, третий — в качестве рабочего. И все — на общую пользу.

Кто-нибудь эрудированный, наверняка, увидит в последнем абзаце намёк на корпоративное государство. Не трудитесь искать намёки: я в самом деле считаю корпоративное государство лучшим родом общественного устройства.

Источник


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Российские бизнесмены направили президенту Владимиру Путину резолюцию по итогам бизнес-собрания, инициатором которого выступил Центр Сулакшина

Денежно-кредитная политика в России — де-факто ошибочна

Проект реконструкции денежно-кредитной политики России

Российское бизнес-собрание 10 марта 2016 г.

Российское бизнес-собрание «Российский бизнес и проблемы денежно-кредитной политики»

От либеральной патологии — к будущей России. К нравственному государству



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1797
7412
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика