И снова дело регионов, на этот раз — соцвыплаты и льготы

И снова дело регионов, на этот раз — соцвыплаты и льготы

Шишкина Наталия Игоревна — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

На волне кризиса, предстоящих думских выборов и экономии на социальных расходах Минтруд выдвинул очередной экономный законопроект, на этот раз — о реформировании социальных выплат и передаче этой обязанности регионам.

Планируется, что в 2016 году работники сельского хозяйства с 30-тилетним стажем, ожидавшие надбавку, её не получат. Что ещё более интересно — планируется отменить обязательство регионов ежемесячно платить детские пособия, да и вообще платить их следует исходя из критериев «нуждаемости». Чаще всего таким критерием служит доход ниже прожиточного минимума, который колеблется в зависимости от региона и в среднем составляет порядка 10 тысяч рублей, но определять нуждаемость будет сам регион.

Ограничить планируется и численность ветеранов труда, теперь для этого звания надо иметь не менее 25 лет трудового стажа для мужчин и 20 лет трудового стажа для женщин, и быть обладателем «ведомственных знаков отличия федеральных государственных органов и госкорпораций».

Как всегда, начинают экономить и на льготах бюджетникам. Вернее, отдельным категориям бюджетников — учителям и врачам в сельской местности. Стоит отметить, что недостаток специалистов в этой сфере растет, что связано с проводимыми в области образования и здравоохранения реформами. Отмена льгот, оправдание отмены этой маленькой льготы словами «другие льготники тоже так живут» — очередная капля в почти переполненную чашу терпения.

Чернобыльцы также лишаются возможности использовать льготы, если фактически не проживали на загрязненных территориях. Например, пособие по уходу за ребенком для граждан, проживавших на территории зоны радиоактивного загрязнения, будет начисляться исходя из времени проживания либо работы на загрязненной территории.

Источники финансирования в регионах для передаваемых федеральных функций не установлены. Регионы снова оказываются в ситуации — как хотите, так и выкручивайтесь. И без этих функций большая часть регионов России обескровлена и выжата, обеднела и продолжает беднеть. Вполне логичным результатом передачи на региональный уровень полномочий по решению этих вопросов станет фактическое сокращение социальных выплат и льгот. Лишь малая доля населения сможет соответствовать тем условиям, которые выдвинут регионы — потому как в ином случае регионы станут из дотационных окончательными банкротами.


ЧТО ПЛАНИРУЕТСЯ ОТДАТЬ РЕГИОНАМ?

Минтруд предлагает реформировать социальные льготы и выплаты по нескольким направлениям. Первое — это введение критерия нуждаемости. Вернее, передача вопроса о том, кто нуждается в помощи, а кто — не очень, на региональный уровень. Сюда относятся изменения региональных выплат на ребенка и компенсирующих выплат на дошкольников, изменение мер поддержки медикам и фармацевтам, компенсации расходов на оплату жилья, отопления и освещения для учителей в сёлах и поселках городского типа. Следует отметить, что речь идет об учителях в тех школах, которые находятся в ведении региона и муниципальной власти.

Региональные пособия на ребенка и раньше могли получить не все. Вводились дополнительные условия в некоторых регионах. Например, только семьям студентов и неполным семьям (Еврейская автономная область), или если родителям не исполнилось 30 лет (Москва и Чукотский автономный округ). Несмотря на такие условия, ежегодно расходы региональных бюджетов на эти цели превышают 120 млрд рублей.

Сейчас регионы определяют только размер (от 100 до 1500 рублей ежемесячно) и порядок назначения, индексации и выплаты ежемесячного пособия на ребенка. Планируется добавить в этот список условия, периодичность выплаты и критерии нуждаемости.

Установка критериев нуждаемости регионами предполагается и для медиков и учителей на селе. Ранее, для того, чтобы привлечь специалистов в сельскую местность, государство вводило специальные меры поддержки. Например, в Тульской области медики, из шести лет практики три отработавшие в области, могли получать единовременную выплату в размере 5 должностных окладов. Ещё одна такая мера — предоставление помощи в оплате коммунальных услуг. Это связано с дефицитом медиков и учителей, который проявляется на селе особенно остро. Для привлечения на работу в село и были придуманы и введены эти меры.

Логика чиновников проста: социальная поддержка нужна тем, кто в этом нуждается больше всех остальных. А когда человек и так может обеспечить ребенка и себя, то и поддержка государства ни к чему.

Проблема только в том, что после введения границы между нуждающимися и не нуждающимися по прожиточному минимуму начнется введение дополнительных условий, что приведет к ухудшению положения учителей и медиков на селе, и до этого не слишком завидного.

Например, в 2014 году СМИ писали о том, что медики бегут из сел Орловской области (несмотря на все программы и меры поддержки) из-за низких заработных плат. Повторюсь — при условии оказания поддержки. В 2016 году заработную плату учителям и медикам планируют сократить, а к этому Минтруд, видимо, решил добавить и давно пробиваемую инициативу по переложению определения нуждающихся на плечи дотационных регионов. Это что, мера привлечения специалистов на работу в сёла? На что расчет — на то, что конкурс в столице будет слишком высок, и специалист предпочтет быть большой рыбой в малом пруду, чем маленькой в океане? Что человек будет вынужден согласиться на нищенскую заработную плату и смирится с лишением льгот?

Второе — это реформирование льгот, которое не связано с нуждаемостью. Например, льгот для чернобыльцев, которые смогут ими воспользоваться только при условии постоянного проживания либо работы на зараженных территориях. Вводится разграничение на получение льгот: не менее года проживания в зоне отселения, либо не менее трех лет в зоне с правом на отселение, либо не менее четырех лет в зоне с льготным социально-экономическим статусом. Такая новелла связана с тем, что были льготники, не проживавшие фактически в зоне отчуждения, но имевшие там регистрацию.

Из-за техногенной аварии люди оказались в крайне рискованном положении. Люди не ушли из тех областей, а продолжали их развивать, несмотря на вред и опасность для здоровья.

Кто-то жил долго, кто-то жил меньше, но разве те, кто меньше года находился и проживал в зоне отселения, не вложили свой вклад, пока жили на зараженной территории? Разве они не расплатились своей безопасностью и здоровьем? А если так, то откуда взялся срок в один год, в три года, в четыре года? Совершенно неясно.


К ЧЕМУ МОЖЕТ ПРИВЕСТИ ВВЕДЕНИЕ ЭТОЙ РАЗРАБОТКИ МИНТРУДА?

Во-первых, к недовольству среди населения и снижению детности. Минтруд, в принципе организация достаточно любопытная в своей позиции по отношению к защите населения. Что только стоит высказывание о том, что молодым жилье не нужно, они и арендовать могут.

Да, региональные выплаты и раньше рассматривались немалым количеством людей как издевательское отношение к детям и их родителям, но они были нужны, необходимы и играли свою роль в укреплении уверенности в будущем. А теперь получается, что мало того, что сокращаются заработные платы бюджетникам, постоянно маячит вопрос индексации пенсий и увеличения пенсионного возраста, везде говорится об экономии, так ещё и выплат лишают, и льготы на дошкольников по неизвестно кем установленным критериям выдают. Какая тут уверенность? А если завтра лишат уже не региональных, а федеральных льгот и выплат лишат или сократят их до мизерных масштабов? Такой вопрос вполне может прийти в голову россиянину, планирующему своё будущее. И в таких условиях вполне предсказуемой реакцией станет снижение рождаемости и нежелание иметь многодетную семью. Вернее, даже не столько нежелание, сколько отсутствие возможностей, страх не прокормить и не обеспечить.

Во-вторых, отток специалистов из сельской местности. Учителей и врачей, а также тех, кто «купился» на обещания дополнительной выплаты по выходу на пенсию при условии работы в сельском хозяйстве. Конечно, это вполне гармонично сочетается с общей направленностью реформ образования и здравоохранения на сокращение сельских школ и больниц, обеспечение недоступности медицинской помощи и образования. Тем самым подстегивает и другой, не менее разрушительный для безопасности процесс обезлюживания села. На фоне отказа, по существу, вознаграждать за нелегкий и неблагодарный труд в сельском хозяйстве.

И кто будет поля сеять, если понимает, что случись что-то — помощь за n километров? Кто поедет «поднимать село», зная, что у детей не будет возможности ходить в школу — а если и будет, то учителей и оснащения в школе недостаточно для получения полноценного образования?

В-третьих, сокращение льгот и выплат приведет к увеличению количества бедных среди семей с детьми. В 2013 году семьи с детьми уже составляли 64% от всех малоимущих. В России сейчас по официальной статистике малоимущих больше 15% населения — это порядка 22 миллионов человек, доход которых ниже 10 тысяч рублей. Но прожиточный минимум на то и минимум, что позволяет оплатить налоги и кое-как закупить продовольствия. Хотя обязательные платежи и сборы не включены, например, в прожиточный минимум пенсионера — будто бы пенсионеры в России освобождены от этих сборов. Непродовольственные товары — лекарства, одежда, книги, предметы быта — в прожиточный минимум включены в размере 23,3% от общей суммы, или 2338 рублей (для пенсионеров — 2061 рубль). Да даже имея доход чуть выше прожиточного минимума, фактически прожить в нормальных условиях невозможно. Есть ведь ещё и растущая инфляция, в конце концов, сжигающая всё повышение прожиточного минимума, которым отчего-то так гордятся. Ведь если растет прожиточный минимум — значит, растут и цены.

Нет ничего хорошего в том, что семьи, имеющие детей, могут лишиться дополнительных выплат. Хотя бы и тех полутора тысяч рублей. Обнищание население происходит и по другим причинам, зачем же вводить ещё и такую возможность экономии, прикрываясь идеалами справедливости?

И, в-четвертых. Законопроект, который предложил Минтруд, вряд ли будет принят в той редакции, которая есть. Минтруд не единожды выносил эти идеи на обсуждение, и каждый раз всё заканчивалось ничем. Сейчас, видимо, решив воспользоваться кризисной ситуацией, прикрываясь экономией бюджетов регионов, Минтруд под сирийский шумок вновь пытается провести эти поправки.

Это говорит о том, что за предложениями Минтруда скрывается некое лобби, не слишком слабое, чтобы легко сдаться, но и недостаточно сильное, чтобы этот законопроект сделать законом достаточно быстро. А значит, что даже если сейчас Минтруд снова потерпит неудачу в претворении в жизнь своих поправок, то рано или поздно они будут введены при сохранении текущей ситуации на внутриполитической арене России.

Пока государство ориентируется исключительно на прибыль, пока сами россияне принимают и позволяют себе принимать гедонистический образ жизни, во власть будут проходить представители от лобби, настроенного далеко не на интересы населения. До тех пор, пока не изменится ориентированность государства и модель развития страны, страна всё больше будет заболевать и получать осложнение за осложнением.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Региональная политика: улучшать нельзя ухудшать

Топилин пугает вслед за Шуваловым: не будет ни работы, ни пенсии

Чиновники удвоили зарплаты чиновникам

Госдума: заживем богаче

Безработица в России

Повышение пенсионного возраста или за счет кого заткнуть дыру в бюджете

Прожиточный минимум: изменения

Рычаги выживания в медицине

Семейная политика РФ как результат потери суверенитета

Семейная политика меняется?

Социальная политика как фактор успешности страны

Сельское хозяйство в условиях санкций: а есть ли поддержка?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
862
3738
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика