Интеграция с Россией попала под суд

Интеграция с Россией попала под суд

Событие: 9 октября 2014 г. Конституционный суд (КС) Молдавии принял резонансное решение по иску компартии о конституционности ассоциации Молдавии и ЕС. В постановлении говорится о том, что «ориентация на ценностно демократическое европейское пространство – это базовая составляющая конституционной идентичности Республики Молдова». Суд делает вывод о том, что «процесс европейской интеграции Республики Молдова не только соответствует конституционной идентичности Республики Молдова, но и любая другая противоположная ориентация является a priori неконституционной».

Комментирует: эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Игорь Путинцев


Юридическая безграмотность

С юридической точки зрения, решение молдавских судей является абсолютно несостоятельным. В нём содержится целый ряд логических нестыковок и фактических ошибок.

Во-первых, решение основывается на том, что Декларация о независимости Молдавии имеет преимущество над конституцией. Этот вывод ранее содержался в постановлении КС от 5 декабря 2013 г. Согласно этому постановлению, Декларация составляет единый «конституционный корпус» с конституцией и является первичным и неизменным источником. Вместе с тем, Декларация была принята 27 августа 1991 г. и имела статус обычного закона, а конституция страны была утверждена 29 июля 1994 г. и имела характер основного закона страны. В тексте конституции нет отсылок к Декларации о независимости. Естественно, закон, имеющий высшую юридическую силу и принятый в более позднее время, должен иметь преимущество над уступающим по статусу, более давним законом. Более того, принятие Декларации произошло спонтанно, под влиянием сиюминутных эмоций, а принятию конституции предшествовал длительный подготовительный процесс, в ходе которого значительно изменилось соотношение политических сил в стране – от сторонников сближения с Румынией власть перешла к сторонникам сохранения тесных связей с Россией.

Во-вторых, в тексте конституции Молдавии нет отсылки к европейской интеграции. Её не содержится и в тексте Декларации о независимости, на которую ошибочно ссылается КС Молдавии. В решении КС сказано, что в Декларации говорится о «европейской ориентации», но таких слов в самой Декларации попросту нет. В ней дважды упоминается о «европейских странах» (без конкретизации, идёт ли речь о Западной Европе, Восточной Европе или СССР) – причём оба раза в равной мере говорится как о Европе, так и о всех странах мира. Более того, на момент принятия Декларации даже не существовало ЕС в его нынешнем виде – ещё не было подписан Маастрихтский договор.

В-третьих, один и тот же закон нельзя применять в одних его положениях и игнорировать – в других. Если молдавские власти считают, что Декларация о независимости имеет большую юридическую силу, чем конституция, то это фактически означает, что они отказываются от территории Приднестровья и в то же время выдвигают территориальные претензии к Украине – поскольку в тексте говорится о том, что создание Молдавской ССР в августе 1940 г. было незаконным. Значит, «незаконны» и её границы. Но на практике молдавские власти этого не заявляют. Необходимо также отметить и то, что принятие Декларации в августе 1991 г. не означало появления независимого молдавского государства ни де-юре, ни де-факто: реально страна стала независимой лишь после Беловежских и Алма-Атинских соглашений в декабре 1991 г.

Решение, принятое молдавским КС, находится за гранью логики и способно привести в ужас любого юриста. Чего стоят, например, следующие политические рассуждения в тексте решения: «Декларация о независимости обозначила разрыв с ценностно тоталитарным советским пространством и переориентацию нового независимого государства на ценностно демократическое европейское пространство». Эти рассуждения не привязаны ни к каким действующим юридическим решениям и являются «самодеятельностью» КС, выходом за пределы конституционных полномочий. Особенно странным это является с учётом того, что, в отличие от других стран бывшего СССР, в Молдавии очень сильные позиции имеет компартия, которая в 2001 – 2009 гг. находилась у власти и до сих пор является крупнейшей партией в стране. Налицо грубое использование КС в политической борьбе.

Совершенно неясным остаётся, каким образом решение КС будет воплощаться в жизнь. Означает ли оно, например, что политические партии не будут иметь права выдвигать лозунги о том, что для них является приоритетной не европейская, а евразийская интеграция? Или это можно будет делать в партийном качестве, но не в случае прихода к власти и занятия государственных должностей? Как, с учётом решения КС, необходимо будет развивать отношения с Россией, Китаем или, например, США? Их нельзя будет объявлять приоритетными? А что делать с существующими формами участия Молдавии в СНГ?

А судьи кто?

После того, как к власти в Молдавии в 2009 г. пришла прозападная коалиция, она предприняла последовательные шаги по установлению политического контроля над судебной властью. В 2010 г. по политическим мотивам был смещён прежни  й председатель КС Дмитрий Пулбере. К настоящему времени из шести членов КС пятеро являются назначенцами новой власти. Из них трое членов КС (Александр Тэнасе, Аурел Бэйешу и Виктор Попа) незадолго до назначения были депутатами от партий в составе правящей коалиции.

По утверждениям компартии Молдавии, пятеро из шести членов КС имеют, помимо молдавского, гражданство Румынии. Документальное подтверждение этому можно найти в отношении председателя КС Александра Тэнасе – сына одного из наиболее известных публицистов-унионистов Константина Тэнасе. Со всей очевидностью румынское гражданство имеет также член КС Тудор Панцыру, который в 2008 – 2012 гг. был депутатом румынского парламента. Есть все основания предполагать, что румынское гражданство есть и у Виктора Попы, который ранее был депутатом от Либеральной партии, лидеры которой выступают за объединение Молдавии и Румынии.

Таким образом, Румыния получила мощнейшие рычаги влияния на политические процессы в Молдавии. Является ли совпадением то, что КС одновременно превратился в активного участника политической борьбы, отошёл от принципов независимости и равноудалённости от политических сил? Среди наиболее спорных решений КС за последние два года можно назвать приравнивание румынского языка к молдавскому в качестве государственного и запрет бывшему премьер-министру Владимиру Филату занимать государственные должности (на основании политических обвинений его оппонентов, а не решений судебных органов). Видимо, ощущение полного всевластия влияет на логику поведения членов КС, и они уделяют всё меньшее внимание хотя бы формальной аргументации своих заведомо неправомерных решений. 

Значение для России

Несмотря на то, что решение КС Молдавии является абсурдным, в ЕС не слышно ни одного голоса, который поставил бы под сомнение эти действия. «Двойные стандарты» ЕС в Молдавии давно являются очевидными: можно вспомнить нарушения процедуры на выборах президента, действия молдавского ЦИК во время выборов мэра Кишинёва, запрет вещания крупнейшего телеканала NITи российского телевещания, уголовное преследование пророссийских политиков (в т.ч. гагаузских) и др. Несмотря на это, Молдавию рассматривают в ЕС как пример для постсоветского пространства в том, что касается «демократичности» политических процессов. Это ещё раз показывает, насколько системна политика «двойных стандартов» западных стран, в т.ч. в юридических вопросах. А также является ярким примером того, как утрачивают реальный суверенитет и правовую культуру страны, декларирующие т.н. «европейские ценности».


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1945
8717
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика