Иркутский сенатор Мархаев: «Сегодня власть, по сути, сама разжигает гражданский конфликт»

Иркутский сенатор Мархаев: «Сегодня власть, по сути, сама разжигает гражданский конфликт»

Методы, которые в Москве использовали сотрудники Росгвардии при разгоне мирных несогласованных акций протеста, несоразмерны ситуации, заявил иркутский сенатор Вячеслав Мархаев. Он уверен, что власти должны уважать граждан, а не списывать недовольство на «происки Запада». Мархаев раскритиковал действия силовиков на акциях протеста в Москве, назвав их неправомерными и профессионально безграмотными.

Он сам долгое время служил в спецподразделениях и был первым командиром бурятского ОМОНа. В интервью «Коммерсанту» сенатор от иркутского губернатора Сергея Левченко объяснил, почему считает действия спецподразделений неверными и осуждает позицию властей. Тайга.инфо перепечатывает беседу.

— Расскажите, почему вы, сенатор от Иркутской области, решили прокомментировать разгон протестов в Москве?

— Я не только сенатор, я отдал службе в МВД более 27 лет. Из них семь лет был командиром ОМОНа в Республике Бурятия. Тогда мне, конечно же, приходилось заниматься обеспечением безопасности на митингах, демонстрациях.

Я увидел видеозаписи событий в Москве, которые находятся в свободном доступе. И пришел к выводу, что действия моих коллег — коллег из Росгвардии — считаю не совсем правильными и грамотными. Более того, считаю их непрофессиональными. И решил высказать свое мнение об этом.

— О каких именно поступках полицейских вы говорите?

— Когда я вижу, что профессионально подготовленные сотрудники Росгвардии идут к человеку с ограниченными возможностями и чуть ли не волоком тащат его по улице Москвы — ну, согласитесь, это неправильно. Или женщину бьют дубинками.

На мирных несогласованных акциях протеста в Москве 27 июля и 3 августа было задержано, по разным оценкам, от 1,7 до 2,3 тыс. человек. 10 августа более 200 человек задержали во время прогулок по бульварам после согласованного митинга на проспекте Сахарова, на который пришло, по оценкам организаторов, больше 50 тыс. человек.

Протестующие выступают за регистрацию независимых кандидатов на выборах в городскую думу, которым отказали под предлогом недостоверных подписей. В социальных сетях и СМИ сообщалось о применении насилия против активистов, некоторые были травмированы. 10 августа на видео попал момент, как один из сотрудников в полной экипировке бьет в живот уже скрученную девушку — Дарью Сосновскую. Она подала заявление в Следственный комитет, в котором писала, что ее также ударили по голове — врачи диагностировали закрытую черепно-мозговую травму и сотрясение мозга.

Я хочу спросить: где профессиональная подготовка? Ведь наших коллег, бойцов спецподразделений, серьезно обучают. Это отдельная категория сотрудников правоохранительных органов. Есть специальная подготовка личного состава по действиям в различных ситуациях, угрожающих жизни или порядку. Есть специальные тактические схемы, их преподают сотрудникам.

А что мы увидели в Москве? Какой-то кулачный бой в деревне, стенка на стенку. Ну что это такое.

Другое дело, если происходит блокирование дорог, хулиганские действия с применением оружия, физического насилия. Конечно, тогда сотрудники спецподразделений должны принимать силовые меры. Но эти меры реагирования всегда должны быть адекватны ситуации. А то, что мы видели, мне, как профессионалу, который работал в этой сфере, кажется совершенно недопустимым. На мой взгляд, их действия были не адекватны той ситуации, которая была на улицах.

Что еще к этому добавить… Только то, что я считаю недопустимым действия властей по жесткому ущемлению прав наших граждан на выражение своей позиции.

Почему люди выходят на улицы? Потому что их кандидатов не допускают к выборам, да еще ничего не объясняют. Понятно, что людей это возмущает, и они выходят на улицу заявить о своих правах. Я считаю недопустимым пресекать дубинками их право на выражение мнения. Сегодня власть, по сути, сама разжигает гражданский конфликт. Это все политический вопрос. И я считаю, недопустимо использовать полицию и Росгвардию как политический инструмент. Если люди высказывают претензии к Центральной избирательной комиссии, к городским властям — именно они должны отвечать. Это они должны испробовать все возможные мирные методы — встречаться с людьми, представить объяснения, разъяснения.

И принять какое-то решение, чтобы не допустить тех чрезвычайных происшествий, которые в итоге произошли на улицах Москвы.

— После таких силовых разгонов традиционно заводят уголовные дела о применении насилия со стороны протестующих. И со стороны эти обвинения выглядят довольно странно — например, человека отправляют в СИЗО за то, что он кинул в полностью экипированного полицейского пустую пластиковую бутылку. За то, что прикоснулся к руке полицейского, без какого-то удара. Или даже просто бросил пластиковый стаканчик в сторону полицейских. Как вы считаете, нужно ли заводить уголовные дела по таким поводам?

— Я не видел тех ситуаций, о которых вы говорите, мне сложно комментировать. То, что пластиковую бутылку запустили в сотрудника Росгвардии — я не думаю, что это настолько уж преступное деяние. Но, конечно, и с хулиганством это можно соотнести. Мне сложно комментировать, поэтому я комментирую лишь то, что видел, и лишь действия коллег в адрес участников митинга.

— Давайте тогда поговорим о ваших коллегах по Сенату. На прошлой неделе в Совете федерации прошло заседание комиссии по предотвращению иностранного вмешательства во внутренние дела РФ. Тогда сенатор Андрей Климов рассказывал, что эти протесты инспирированы США, что за недовольством стоят американцы и так далее. Что вы об этом думаете?

— К сожалению, я не слышал эти высказывания коллег и поэтому не могу дать им оценку. Знаю, что есть и такое мнение по поводу причин протестов. Но я считаю неправильным вообще все соотносить с происками Запада, это от лукавого. Я еще раз повторю — власть сама подводит к выходу нашего населения на улицы. Поэтому я не думаю, что тут Запад виноват.

А то, что нам всегда напоминают о Майдане… Конечно, Майдан — это очень плохо. Но те, кого мы видим на улицах столицы, — это же наши люди, никакие не американцы. Это наша молодежь, наши граждане, простые люди. Да, они высказывают протест против тех или иных действий нашей власти. Но при чем здесь Запад? Давайте уважать свой народ.

— Когда вы были командиром ОМОНа, вам самому приходилось отдавать приказ о разгоне протестов?

— Если вы в курсе, в 1998 году в Бурятии были протесты из-за желания чиновников вывезти Атлас тибетской медицины из Улан-Удэ в США. Мне, как командиру ОМОНа, был отдан приказ обеспечить вывоз Атласа.

Атлас тибетской медицины — одна из трех копий сборника иллюстраций к медицинскому трактату XVII века. Российские буддисты считают его святыней В 1998 году минкультуры Бурятии передало часть иллюстраций на длительную выставку в США. Верующие сочли это предлогом для продажи Атласа и несколько дней протестовали в Улан-Удэ.

Я понимал, что Тибетский атлас — это достояние народа. Его расшифровывали лучшие люди нашего народа. И тут в один день дали команду его вывезти в США. Понятно, что людей это возмутило.

— Как вы тогда поступили?

— Наш отряд неоднократно командировался на Северный Кавказ — во время войны. Нас обучали работать в условиях боевых действий. И тут нам приказывают обеспечить вывоз атласа за рубеж. Конечно же, я тогда не мог пойти против своего народа. Мной и личным составом было принято решение этот приказ не выполнять. Мы посчитали, что это политический вопрос, а сам приказ преступен.

— И что тогда произошло?

— Руководством была дана оценка этому поступку. Меня назвали предателем МВД, начали служебное расследование. Потом его прекратили, значит, признали, что я поступил правильно.

— Я сейчас посмотрел архив «Ъ» за 1998 год — и там говорится, что в мае все-таки был силовой разгон протестующих в Бурятии. Тогда под раздачу даже попал хамбо-лама Дамба Аюшеев. И потом была назначена прокурорская проверка действий правоохранителей, но о ее результатах ничего не известно.

— Это были не наши люди. После того как мы приняли решение не выполнять данный преступный приказ, нас отстранили от выполнения этой задачи. И приказ по разгону граждан выполнили спецподразделение СОБР и спецназ ГУИН (ныне Федеральная служба исполнения наказаний). Люди могли не знать таких тонкостей, ведь сотрудники были в форме, в масках. Понятно, что в такой ситуации всех обобщенно называют «омоновцы». Но тот приказ выполняли не мы, мы его посчитали преступным и политическим приказом.

А так, за время моей работы, конечно, приходилось участвовать в мероприятиях по пресечению нарушений общественного порядка. И мы делали все возможное, чтобы обеспечить безопасность граждан. Но мы действовали профессионально, в рамках тех норм, которые установлены законом. И мы помнили — даже в особых ситуациях, стрессовых ситуациях, сотруднику полиции очень важно оставаться человеком.

— У вас не было проблем из-за того, что вы так высказались по поводу московских протестов?

— Я думаю, проблемы возможны. Но мне пока никто не звонил по этому поводу. Да и вряд ли позвонят. Ведь я высказал свое мнение, а в основе моего мнения — закон.

Вячеслав Мархаев родился в 1955 году в Боханском районе Иркутской области. Окончил Бурятский государственный педагогический институт. В 1980–2007 годах работал в органах внутренних дел, основатель и первый командир бурятского ОМОНа. Неоднократно участвовал в командировках в Чечню.

В 2007 году в звании полковника уволился со службы, избрался в Народный Хурал Бурятии. Возглавил фракцию КПРФ. С мая 2008-го руководит рескомом партии. В 2011 году Мархаев прошел в Госдуму, в 2015-м после победы коммуниста Сергея Левченко на выборах губернатора Иркутской области политик стал его делегатом в Совете Федерации. Он один из немногих сенаторов, который голосовал против законов о повышении пенсионного возраста, НДС, изоляции российского сегмента интернета, а также скандальных законопроектов о «фейковых новостях» и «неуважении к власти».

В 2017 году Мархаев выдвинулся на выборы главы Бурятии против назначенного Путиным единоросса Алексея Цыденова. Но коммуниста не пустили из-за трех «двойных подписей» муниципальных депутатов — те, по версии избиркома, ранее подписались за Цыденова.

Источник


Автор Александр Черных, «КоммерсантЪ».



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов»


Comment comments powered by HyperComments
524
1406
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика