Измена Родине Светланы Давыдовой: маленькая фишка в большой политической игре

Измена Родине Светланы Давыдовой: маленькая фишка в большой политической игре

К делу Светланы Давыдовой, обвиняющийся ни много ни мало в государственной измене, есть много вопросов. Эксперт центра Александр Гаганов нашел ответы на эти вопросы.

Хроника фактов такова: в апреле 2014 года Светлана Давыдова позвонила в украинское посольство в Москве, чтобы сообщить о том, что соседняя с ее домом военная часть опустела и солдаты вполне могли быть направлены в Донецк. С представителями посольства связаться не удалось, но, по словам ее супруга, что сотрудники дипмиссии обещали принять информацию к сведению. 1 января 2015 года женщина была задержана. В отношении ее было возбуждено дело № 221–601 по ст. 275 УК РФ («Государственная измена»). Затем она была этапирована в Москву, где Лефортовский районный суд избрал ей меру пресечения в виде заключения под стражу (дело № 3/1–10/2015 есть на официальном сайте суда). 

Вопрос 1. Была ли измена? 

Понятно, что спецслужбы знают все. Но так не хочется думать, что спецслужбы прослушивают всех нас. Да, в распоряжении спецслужб есть программы, вылавливающие отдельные информационные потоки по ключевым словам, и им не приходится изучать разговоры всех домохозяек о том, какие вчера были помидоры, но по пять, и какой сегодня приготовить суп. Но логичнее предположить, что ФСБ прослушивало консульство или посольство Украины. Или кто-то из сотрудников посольства сообщил органам о сознательной домохозяйке. А это уже шпионский скандал.

Вопрос «откуда дровишки» - один из ключевых. Потому что доказательства, полученные незаконным путем, не могут быть положены в основу обвинения.

Вероятно, ФСБ позаботится или уже позаботилось о том, чтобы придать доказательствам законную форму. Но мы об этом вряд ли узнаем: СМИ пишут, что уголовное дело засекречено. Значит, и процесс будет закрытым. Есть свидетельские показания мужа и записка обвиняемой, почему-то заботливо хранившаяся почти год. Это тоже доказательства факта звонка в украинское посольство. Такие доказательства, скорее всего, допустимы. Но достаточны ли?

Вопрос 2. Что такое госизмена согласно УК РФ?

Есть ли состав преступления, решать не нам, но мы можем сделать предположения. Читаем Уголовный кодекс: «Государственная измена, то есть совершенные гражданином Российской Федерации шпионаж, выдача иностранному государству … сведений, составляющих государственную тайну, доверенную лицу или ставшую известной ему по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо оказание … консультационной или иной помощи иностранному государству … в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации».

Пройдемся по объективной стороне госизмены:

- выдача иностранному государству сведений: зафиксирована;

- сведения составляют государственную тайну. Это отдельный вопрос, об этом ниже;

- сведения стали известны гражданину по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Вот это очень интересный момент. Фактически сведения стали известны гражданке Давыдовой из источника «ОБС» (одна баба сказала, в данном случае, правда, некий «служащий военной части»). Затруднительно сказать, предусмотрен ли законодательством РФ такой случай узнавания государственной тайны. Да, еще Давыдова внимательно наблюдала за соседней военной частью и сама лично увидела государственную тайну, случившуюся прямо под ее окнами. Такое бывает. Давыдова – случайный свидетель. А может, и неслучайный.

Даже если Давыдова не выдала гостайну, она могла изменить Родине, оказав консультационную или иную помощь Украине в ее деятельности против безопасности России. То есть просто проконсультировать Украину о несекретных передвижениях российских войск предположительно в сторону Донецка. Причем если некий «служащий военной части» не сказал, что часть командируется в Донецк, то передислокация части на Украину – безосновательные домыслы домохозяйки.

Важно, что статья 275 Уголовного кодекса РФ предполагает такую форму вины, как умысел. То есть потенциальный преступник должен осознавать общественную опасность своих действий, предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желать их наступления либо относиться к ним безразлично. 

Был ли умысел у Давыдовой на помощь Украине в ее деятельности против безопасности России – это один из главных вопросов, на который должен будет ответить суд.


Вопрос 3. Была ли раскрыта государственная или военная тайна?

В общих чертах понять, что такое государственная тайна, можно из закона о ней. Так, в военной области тайной являются данные:

о содержании стратегических и оперативных планов, документов боевого управления по подготовке и проведению операций, стратегическому, оперативному и мобилизационному развертыванию Вооруженных Сил Российской Федерации;

о дислокации, назначении, степени готовности, защищенности режимных и особо важных объектов;

о дислокации, действительных наименованиях, об организационной структуре, о вооружении, численности войск и состоянии их боевого обеспечения, а также о военно-политической или оперативной обстановке.

Важно знать, что дословно сказала Давыдова в разговоре с посольством Украины. Возможно, она назвала номер (который знают уже все газеты) и наименование военной части (теперь это тоже все знают), сообщила о передвижениях личного состава. Сотрудник посольства мог задать уточняющие вопросы, на которые Давыдова могла ответить. Вообще, поскольку речь идет о гостайне, СМИ в принципе не могли озвучить всю информацию, которую выдала Давыдова.

По каким-то причинам эта информация показалась важной и украинской стороне, и ФСБ России. Смоленская область – приграничный регион, вопросы обеспечения безопасности там на особом счету. И сотрудники спецслужб не дураки, чтобы просто так заводить дела по госизмене.

Вопрос 4. А был ли мальчик?

В СМИ много говорится о самой Давыдовой, многодетной матери четверых (а то и, якобы, семерых) детей. Но ничего нет о ее знакомом из маршрутки. Том самом служащем в штатском, который кому-то (кому?) по телефону громко говорил, что их часть «небольшими группами переправляют в Москву, обязательно в штатском, а оттуда дальше в командировку». 

Если это не какой-то незнакомый мужик, а человек, которого Давыдова знает в лицо, нет особого труда задержать и допросить его. Но поскольку он не «мать семерых детей», то никто не узнал об этом. Но главное, он звонил не в украинское посольство, и об этом ФСБ тоже знает.


Вопрос 5. Неслучайный свидетель или политическая игра?

СМИ делают упор на то, что обвиняемая Давыдова – кормящая многодетная мать, которую жестоко и несправедливо заключили под стражу. Наличие малолетних детей – смягчающее обстоятельство. Это же может быть основанием для отсрочки отбывания наказания (прецеденты такие были). Но по УПК ни беременность, ни многодетность не являются основаниями для того, чтобы не арестовывать подозреваемую женщину.

В России много закрытых и уже открытых городов, существующих на базе военных частей. В них даже дети много чего «такого» слышат от своих родителей-военнослужащих или просто от людей на улицах, но, видимо, еще никому не пришло в голову позвонить в иностранное посольство и рассказать услышанное. Из лучших побуждений, конечно. Чтобы никто не пострадал.

Кто-то скажет, что есть более важные и перспективные и менее одиозные поводы для возбуждения уголовного дела по статье 275 Уголовного кодекса, но никакую измену Родине нельзя считать неважной. Очевидно, что Давыдову «повязали» неспроста. Обстоятельство, что изменщицей Родине по странному стечению обстоятельств оказалась многодетная мать, будет неоднократно использоваться против России. По тому же стечению обстоятельств государством, с которым Давыдова изменяла России, оказалась Украина. И теперь Давыдова станет второй Савченко  – маленькой фишкой в большой политической игре.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
446
1297
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика