Юго-Восток Украины. Есть ли у России стратегия?

Юго-Восток Украины. Есть ли у России стратегия?

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Алексей Ларионов

Событие: Президент России Владимир Путин дал команду главе Минобороны Сергею Шойгу вернуть войска, участвовавшие в учениях в Ростовской, Белгородской и Брянской областях, в места постоянной дислокации, передает ИТАР-ТАСС со ссылкой на пресс-службу Кремля.

Президент России, на этот раз в ипостаси Верховного Главнокомандующего, отдал достаточно рядовой приказ, который, однако, в контексте происходящих на землях Восточной Украины событий, является знаковым. С момента эскалации политического кризиса на Украине официальные слова и действия российского руководства носили достаточно симметричный и адекватный характер, пиком которых стало возвращение Крыма в состав Российского государства. Однозначно логичными выглядели и начатые в пограничной с Украиной зоне масштабные войсковые учения как своего рода «демонстрации силы» в связи с очевидным избранием самопровозглашённым руководством Украины силового варианта разрешения кризиса собственной легитимности в юго-восточных областях. Попросту говоря, намерение необандеровской клики в Киеве устроить вооружённый террор против несогласных натолкнулось на зримую политическую волю России вплоть до возможного применения вооружённых сил против карателей. На некоторое время такой «декларации о намерениях» оказалось достаточно, чтобы Киев приостановил милитаризацию внутренней политики.

Однако за наступившей паузой затем последовал новый этап, завершившийся развязыванием масштабных боевых действий вплоть до использования тяжёлого вооружения и авиации против населения и ополченцев Донецкой и Луганской областей. Вот здесь-то и начинаются странности, заключающиеся теперь уже в «асимметричных ответах» России. Прежде всего, обращает на себя внимание скупое освещение развернувшейся на Украине трагедии в СМИ. Отдельные краткие репортажи по телевидению, столь же лаконичные заметки в газетах, почти беспристрастные комментарии на сайтах информационных агентств. Практически отсутствует внятная реакция на антироссийские выпады украинского руководства и США. Одесская трагедия формально получила отрицательную оценку – но не более того, хотя спровоцированную гибель десятков людей с молчаливого одобрения Киева иначе как планомерным истреблением пророссийски настроенных граждан назвать нельзя.

Москва явно стремится остаться сторонним, пусть и сдержанно сочувствующим наблюдателем, на данной стадии конфликта.

Следующим шагом, или, точнее, свидетельством бездействия, стало отсутствие ясной реакции Кремля и МИДа на результаты референдума в Донецке и Луганске – если не считать сдержанного заявления Пресс-службы Администрации Президента об «уважении к выбору населения». Но ни одного публичного официального заявления Президента или Министра иностранных дел России, равно как и на просьбу руководства Донецка принять область в состав России, сделано не было. И это на фоне практического замалчивания военного противостояния. Та информация, которая в настоящий момент поступает по официальным каналам, не даёт возможности составить целостную картину ни относительно самих событий на юго-востоке Украины, ни намерений Кремля. А ведь ещё в момент присоединения Крыма В.В. Путин заявил как о главном мотиве этого присоединения – о стремлении защитить русское население.

Значит ли нынешнее молчание, что позиция российского руководства изменилась? Ведь едва ли правомерно утверждать, будто таковая угроза отсутствует для русского населения Луганска и Донецка. Если гипотетически вообразить себе, что развернувшиеся боевые действия закончатся победой Киева и его сторонников, то последующие кровавые репрессии по этноязыковому признаку будут практически неизбежными и как наказание за прошлое, и как урок на будущее, чтобы в дальнейшем исключить возможность повторения такого сценария. Дорога Украины в Евросоюз, к «светлому будущему» и «державному величию» окажется обильно полита кровью тех, кто не желает именовать себя и своих детей вымышленным и исторически безосновательным именем «украинцев», усваивая себе искусственно сконструированный язык, насыщенный германизмами и полонизмами, отрекаясь от русского языка и имени.

И вот теперь последовал приказ о возвращении войск в места постоянной дислокации. Демонстрация силы подошла к концу. Значит ли это, что Москва окончательно самоустранилась и предоставила Киеву свободу рук при поддержке зарубежных военных наёмников? И в дальнейшем Москва ограничится лишь требованиям в ООН «найти и примерно наказать» виновников Одесской трагедии?

Демонстративное молчание российского политического руководства на фоне свёртывания дипломатической и военной активности позволяет говорить о возможности именно такой позиции, которая до поры не озвучивается, поскольку способна существенно понизить рейтинги популярности российской власти, взлетевшие вверх после Сочи-2014 и Крыма. Однако, во все времена сохраняет актуальность изречение Бисмарка: «Неучастие в политике не избавит вас от её последствий». Если высказанные нами предположения правильны, то не менее правильно и то, что России, вне зависимости от своего желания, ещё придётся столкнуться с этой проблемой – причём, возможно, в такой ситуации, когда страна будет к этому менее всего готова.


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
271
638
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика