Внутренняя политика

Как работает закон Ротенберга?

Как работает закон Ротенберга?

Событие: Госдума приняла в первом чтении закон о компенсациях россиянам, пострадавшим от "неправосудных решений" зарубежных судов, в том числе и от введения санкций. Проект закона поддержали только единороссы, которые и внесли его на обсуждение. За документ проголосовали 233 депутата, 202 - против, двое - воздержались. Чтобы этот закон был принят, достаточно было простого большинства в 226 голосов, которые есть у фракции "Единая Россия".

Комментирует: эксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к.ю.н. Александр Гаганов


О «законе Ротенберга» не написал только ленивый, однако обсуждения не утихают по сей день. Проект очень противоречивый, об этом свидетельствует не только текст законопроекта, но и история его внесения, и заявления официальных лиц. Два заключения Правительства РФ (одно положительное, другое отрицательное), повод для внесения законопроектов – арест активов Ротенберга в Италии 22 сентября, накануне внесения проекта (но мы знаем, что законопроект был подготовлен еще в апреле и что заключение Правительства на него было получено заблаговременно). В пояснительной записке ни слова о защите интересов российских олигархов или о защите прав крымчан и севастопольцев, чьи дела будут рассматривать украинские суды. Пояснительная записка обозначает в качестве цели законопроекта «возможность получения компенсации за нарушение прав на рассмотрение дела компетентным судом Российской Федерации». Казалось бы, никакой политики. Однако вышеизложенные обстоятельства, а также правовые нюансы, о которых речь пойдет ниже, позволяют сделать вывод о том, что законопроект исключительно политический.

Обратимся к тексту законопроекта.

В соответствии с заявленной целью проекта изменяется наименование Федерального закона. Новое наименование звучит так: «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, права на исполнение судебного акта в разумный срок, а также права на рассмотрение дела компетентным судом Российской Федерации».

Закон дополняется шестью новыми статьями.

1. Новая статья 5.1 разъясняет, что законодатель считает нарушением конституционного права на рассмотрение дела компетентным судом Российской Федерации. Такое право действительно есть у каждого человека (не обязательно гражданина России), находящегося на территории России. Часть 1 статьи 47 гласит: «Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом». Нарушением этого права законодатель полагает «вынесение иностранными судами судебных актов (как промежуточных, так и окончательных) по делам, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации и заключенными ею международными договорами должны быть рассмотрены судом, арбитражным судом Российской Федерации». Причем это не только нарушает право граждан РФ и российских организаций, но и вторгается в компетенцию российских судов, а главное, нарушает государственный суверенитет РФ. Россия считает такие судебные акты заведомо неправосудными и не признает их. Упоминание в статье «промежуточных» и «окончательных» судебных актов, видимо, предполагает, что определения суда об обеспечении иска (аресте имущества, например), также не признаются Россией и дают право на компенсацию. На практике это может вызвать немало вопросов. К примеру, если имущество в итоге будет освобождено от ареста, а Россия уже выплатит компенсацию за него, подлежит ли возврату в бюджет РФ эта компенсация? Теоретически, подлежит, как неосновательное обогащение, но проект не содержит механизма возврата компенсации.

2. Новая статья 5.2 предусматривает право на компенсацию за нарушение права на рассмотрение дела компетентным судом РФ. Эта статья говорит о том, что компенсацию за нарушение права получат не все, а только те, кто может понести имущественный ущерб от неправосудного решения зарубежного суда. А именно, в отношении российского лица должен быть вынесен «судебный акт, предусматривающий принудительное исполнение за счет его имущества (обращение на него взыскания, наложение иных ограничений)». В таком случае «потерпевший» может обратиться в российский суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на рассмотрение дела компетентным судом Российской Федерации. Компенсация присуждается судом в денежной форме, поскольку вернуть имущество в натуральной форме российский суд не сможет при всем желании. Статья также порождает немало вопросов, часть из которых нашли свое решение в последующих статьях законопроекта. Важным в этой статье является то, что для получения компенсации требуется прохождение судебной процедуры в России. Если судебный акт иностранного суда вовсе не будет исполнен и фактически российское лицо не понесет ущерба, то оно все равно получает право обратиться за компенсацией.

3. Новая статья 5.3 определяет подсудность и процессуальные детали. Заявление о присуждении компенсации подается в российский суд общей юрисдикции либо арбитражный суд. Разграничение подведомственности производится по российским критериям. Устанавливается годичный срок для обращения за компенсацией. Статус этого срока неясен даже из контекста всего закона о компенсации, тем более что проект закона не предусматривает внесения изменений в Гражданский процессуальный кодекс РФ. Однако такие изменения должны бы вноситься. Глава 22.1 ГПК РФ предусматривает особенности производства по делам о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок. Статья 244.6 ГПК РФ предусматривает возврат заявления при нарушении срока его подачи, но это не лишает заявителя права подать ходатайство о восстановлении пропущенного срока.

Статья 5.3 устанавливает, что интересы России в делах о компенсации представляет Министерство финансов РФ, для консультаций могут также привлекаться специалисты Министерства юстиции РФ. Это согласуется со статьей 3 Федерального закона, в который вносятся изменения.

4. Статья 5.4 говорит о том, что для принятия решения о выплате компенсации суд должен установить три обстоятельства: а) судебный акт вынесен в отношении заявителя и предусматривает возможность принудительного исполнения, б) судебный акт вынесен с нарушением подсудности, в) судебный акт вступил в силу. То есть суду даже не требуется определить, исполнено ли решение и возник ли ущерб у российского лица.

И что удивительно, возникновения ущерба не требуется в принципе. Та же статья устанавливает правила определения размера компенсации: «размер компенсации, как правило, равняется сумме потерь, которые заявитель понес или может понести вследствие принудительного исполнения судебного акта (стоимость утраченного имущества, суммы уплаченных санкций, неполученные доходы, иные убытки)» (жирный шрифт мой. – Прим. автора).

Такие оговорки и уточнения вроде «как правило», «понес или может понести» означают, что размер компенсации может быть вообще любым и абсолютно произвольным. Компенсации подлежит не только реальный ущерб, но и упущенная выгода.

Не исключено, что судебные издержки или компенсация морального вреда также могут войти в итоговый счет к федеральному бюджету. Именно из федерального бюджета выплачивается компенсация, причем немедленно (это также требование статьи 5.4).

Интересно сравнить положения статьи 5.4 со статьей 244.8 ГПК РФ, устанавливающей особенности рассмотрения заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок. Вот какие обстоятельства должен учесть суд по статье 244.8 ГПК РФ:

1) правовая и фактическая сложность дела;

2) поведение заявителя и других участников гражданского процесса;

3) достаточность и эффективность действий суда или судьи, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела;

4) достаточность и эффективность осуществляемых в целях своевременного исполнения судебного постановления действий органов, организаций или должностных лиц, на которые возложены обязанности по исполнению судебного постановления;

5) общая продолжительность судебного разбирательства по делу и неисполнения судебного постановления.

И все это против трех формальных обстоятельств, которые должен установить суд для выплаты компенсации за неправосудное решение иностранного суда (точнее, для облегчения федерального бюджета на немалую сумму).

5. Статья 5.5 закрепляет право регрессного требования Российской Федерации к иностранному государству, суд которого вынес неправосудный судебный акт, повлекший присуждение заявителю компенсации.

Норма сформулирована в диспозитивной конструкции: «одновременно с заявлением о присуждении компенсации судом, арбитражным судом может быть рассмотрено регрессное требование Российской Федерации». Что значит, «может быть рассмотрено»? А может и не рассматриваться? От чего это зависит? Кто решает, быть регрессу или не быть?

Статья допускает применение обеспечительных мер в отношении регрессного иска (тот же арест имущества и счетов). Исполнение решения об удовлетворении регрессного требования производится из находящегося в России имущества иностранного истца.

Далее в проекте закона следует беспрецедентная с точки зрения принципов международного права норма, ради которой, на наш взгляд, затевался весь закон:

«При отсутствии или недостаточности такого имущества исполнение решения об удовлетворении регрессного требования Российской Федерации осуществляется за счет находящегося в Российской Федерации имущества иностранного государства, суд которого вынес неправосудный судебный акт, в том числе и такого, на которое в соответствии с международными договорами Российской Федерации распространяется иммунитет этого государства».

По общему правилу, вся некоммерческая собственность иностранных государств на территории России находится под иммунитетом. И это не только посольства или дипломатический транспорт, но и культурные ценности, например. По нормам международного права (и российского тоже, например, по статье 251 Арбитражного процессуального кодекса) лишение такой собственности иммунитета возможно только с согласия государства-собственника. Однако «закон Ротенберга» перечеркивает многолетние международно-правовые традиции.

По существу такая норма развязывает руки России и разрешает творить любой произвол в отношении иностранного имущества, по своему судебному решению, разумеется. Механизм действия этой нормы неясен, поэтому важен именно общественный резонанс, который дала эта норма. Россия может «отжать» здание посольства, Россия может арестовать иностранные счета, Россия может забрать находящуюся в России коллекцию картин иностранного музея. Россия может еще много чего натворить в ответ на ваши санкции.

Статья 5.6 подтверждает «правомерность» этих угроз на основании принципа взаимности, то есть если иностранное государство также нарушит иммунитет Российской Федерации. Потенциально эта норма позволяет России давать адекватный ответ на такие ситуации, как арест российского парусника «Седов» и счетов Банка России в 2000 году по иску компании Noga, арест российских самолетов на авиасалоне в Ле-Бурже в 2001 году, арест картин из Пушкинского музея в 2005 году.

Как все эти нормы будут реализовываться на практике? Похоже, что никак. Механизма реализации у законопроекта нет. Как обычный судебный пристав-исполнитель будет исполнять решение, которым предписано произвести взыскание за счет имущества иностранного государства, если у этого государства кроме дипломатической собственности ничего нет в России? Придет в посольство описывать имущество и устроит скандал из-за того, что его не пустили на порог?

Получается, что в части регресса за произведенную выплату компенсации закон не будет работать, а значит, финансово-экономическое обоснование к проекту, по которому затрат на реализацию закона не потребуется, - «липа».

Примерно об этом, но в официальных терминах, говорит и первое заключение Правительства РФ на этот законопроект (от 23.06.2014 № 3852п-П4). Заключение также отмечает противоречие законопроекта международному праву и части 4 статьи 15 Конституции РФ. Логично, что на этих основаниях Правительство РФ не поддержало принятие «закона Ротенберга». Но 01.10.2014 в Госдуму поступил новый отзыв Правительства РФ, положительный.

«Закон Ротенберга» закладывает следующую схему:

Как мы помним из вышеприведенного анализа, регресс в этой схеме носит факультативный характер. То есть государство может и вовсе не обращаться в суд для восполнения бюджетных средств в порядке регресса.

8 октября 2014 года законопроект принят Госдумой в первом чтении. Идет работа по подготовке поправок. Здесь возможно несколько вариантов корректировки проекта (вплоть до отказа от него). Один из них – сделать закон работоспособным. При этом может быть утрачен первоначальный смысл проекта.

В сопроводительных документах к законопроекту говорится, что принятие закона не потребует внесения изменений в другие законодательные акты. Однако это не так. Как минимум, требуются изменения в Арбитражный и Гражданский процессуальные кодексы. Это необходимо как для внутреннего согласования законодательства (приведения его в соответствие с новым законом), так и для создания механизма реализации нового закона. Без механизма реализации «закон Ротенберга» выглядит как голословное политическое заявление в ответ на западные санкции.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments

Яндекс.Метрика Индекс цитирования.
Рейтинг@Mail.ru