Как узаконить незаконное обогащение?

Как узаконить незаконное обогащение?

Эксперт Центра, к.ю.н., Александр Гаганов

В СМИ полным ходом обсуждается судьба инициативы Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального о ратификации статьи 20 Конвенции ООН против коррупции. Эта инициатива о введении в российское законодательство уголовной и административной ответственности за незаконное обогащение набрала более 100 тысяч голосов на сайте Российской общественной инициативы. Широкая общественная поддержка проекта обязывает правительственную комиссию рассмотреть этот проект и принять решение о внесении законопроекта в Госдуму.

Известно, что комиссия странным образом оказалась неправомочной принять решение, но Администрация Президента и некоторые министерства уже высказались категорически против инициативы Навального. Против даже Совет по правам человека при Президенте. Не будем повторять доводы всех участников дискуссии, но в качестве квинтэссенции приведем слова экс-судьи Конституционного Суда, а ныне члена СПЧ Тамары Морщаковой: «Эта мера будет направлена против нас всех, она ведет к произволу в области привлечения к уголовной ответственности». Кого она имела в виду под словами «нас всех», не очень понятно. Проект Навального направлен против должностных лиц, которые по закону обязаны подавать декларации о доходах и имуществе. Члены СПЧ к таковым не принадлежат.

Однако слова Тамары Морщаковой объясняют ожесточенное противодействие законопроекту Навального со стороны чиновников. Никто не хочет принимать законы против себя. Очевидно, что если даже проект пройдет в Государственную Думу, там он будет отклонен. Потому что депутаты тоже люди и даже более того: они входят в категорию «нас всех».

Неизвестно, сколько из 100092 человек, поддержавших инициативу Навального, скачали и прочитали сам проект закона. Возможно, это повлияло бы на их решение. Зато известно, что мы прочитали и законопроект, и Конвенцию ООН против коррупции.

О чем статья 20 Конвенции ООН?

В СМИ растиражирована формулировка о предложении ФБК ратифицировать статью 20 Конвенции ООН против коррупции. На самом деле, Конвенция ратифицирована Россией в 2006 году в полном объеме. Но в отношении ряда статей сделаны оговорки. Так, Россия не признала свою юрисдикцию в отношении незаконного обогащения, о котором идет речь в 20 статье. 

Вот эта статья:

Статья 20. Незаконное обогащение

При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать.

Инициатива Навального касается не ратификации этой статьи, а внесения изменений в закон о ратификации с целью распространения российской юрисдикции на эту статью. Это будет означать обязанность России принять закон, криминализирующий умышленное незаконное обогащение. Проект такого закона и разработан ФБК.

Что с презумпцией невиновности?

Чиновники сетуют на то, что введение уголовного состава незаконного обогащения нарушает презумпцию невиновности. Но, во-первых, статья 20 Конвенции сразу ставит условием введения состава преступления «соблюдение своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы». А во-вторых, презумпция невиновности известна ООН как минимум с 1966 года, когда она была закреплена в статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. Вряд ли авторы Конвенции предполагали сделать исключение из презумпции невиновности. Поэтому надо понимать, что виновность (умысел) в незаконном обогащении должна быть доказана так же, как и при расследовании любого другого преступления.

О чем на самом деле законопроект Навального?

Законопроект Навального предполагает внесение изменений в пять федеральных законов: о ратификации, о противодействии коррупции, Уголовный кодекс, УПК и КоАП. Не вдаваясь в лишние юридические подробности, остановимся на уголовной ответственности за незаконное обогащение.

«Коммерсант», вероятно, что-то не так записал со слов юриста ФБК Любови Соболь и опубликовал следующие ее тезисы: «увольнение с госслужбы – слишком мягкое наказание для незаконно обогатившегося чиновника, а новая статья в УК не подрывает презумпции невиновности, так как предполагает уголовную ответственность лишь для тех чиновников, у которых разрыв в трехгодовых доходах и расходах достиг 50 млн руб. и выше».

Как мы выяснили ранее, новая статья не нарушает презумпцию невиновности не поэтому. А главное, о трехгодовом периоде в проекте Навального не сказано. И вместо 50 млн. рублей указано на пять.

Вот состав преступления, который предлагает Навальный:

Статья 290.1 Незаконное обогащение

1. Значительное превышение стоимости активов должностного лица над размером законных доходов такого лица –  

наказывается штрафом в размере до двукратной суммы незаконного обогащения с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере одной пятой суммы незаконного обогащения.

Примечания к статье сообщают нам важные подробности. 

Подробность 1. Что такое «значительное превышение»? Это превышение на сумму более 5 миллионов рублей. Крупный размер и повышенная ответственность за 10 миллионов и еще строже – за 30 миллионов превышения. Короче, превышать на 4 миллиона и 999 тысяч рублей можно, только осторожно. Осторожно, потому что проект предусмотрел для таких случаев административную ответственность с дисквалификацией на срок до трех лет. Почему именно 5 миллионов ушли в уголовный состав, неясно, ведь и это существенные деньги, которые для большинства россиян недостижимы и составляют доход за много лет (при средней по России зарплате в 33 тысячи – 12 лет).

Подробность 2. Что такое активы? Это ценные бумаги, объекты недвижимости, транспортные средства, иное имущество, а также обязательства имущественного характера. Да, некорректно с точки зрения экономики, в которой активом считается то, что приносит доход. Машины и дома нужно содержать, так что это расходные статьи. По сути, в активы записано все имущество чиновников, можно было не конкретизировать, потому что слова «иное имущество» бесконечно расширяет перечень. Карандаши, туалетная бумага, носки – все это тоже имущество, которое придется оценивать.

Именно это порождает серьезные вопросы к статье и к тому, как она может применяться. Кто и по какой методике будет оценивать это имущество? За какой период должно быть приобретено имущество? Но в примечании уже нет ответов на эти вопросы.

Подробность 3. Какие доходы считаются законными? Законны все доходы, которые задекларированы. Декларация подается за год. Логично было бы предположить, что в статье имеется в виду сопоставление стоимости «активов» и законных доходов за год. То есть активы должны быть приобретены в течение того же года. А не на бабушкино наследство пять лет назад. Но для контроля за расходами еще в 2012 году был принят закон (№ 231-ФЗ). Более того, сами «активы» в виде недвижимости и автомобилей тоже декларируются. Можно ли считать, что они таким образом легализуются?

Как применять нормы, в которых столько непонятного? Никак. Ясно, чего могут бояться чиновники в контексте идеи проекта закона, но неясно, почему они испугались этого проекта закона. Закона, который невозможно реализовать.

Еще вопрос. Зачем Навальному потребовалось написать законопроект с формулировками, которые сводят на нет возможности их реализации? Видно, что законопроект составлен на приемлемом профессиональном уровне, хотя и имеет некоторые погрешности. Значит, его подготовили юристы, которые должны при написании законопроекта задавать себе вопрос «как это будет работать». Конечно, если инициатива готовилась как информационный повод для привлечения внимания, то совсем неважно, что проект заведомо нерабочий.

Обращает на себя внимание и то, что авторы проекта упустили важные детали статьи 20 Конвенции: если чиновник может «разумным образом обосновать» увеличившиеся активы, то это исключает преступность деяния. «Незаконные» активы по смыслу Конвенции – это непонятно откуда взявшиеся доходы. То есть известно, что у чиновника такая-то зарплата, такие-то проценты по вкладам набежали, столько-то поступило от продажи акций, столько-то авторских отчислений. Но реальный объем его имущества все равно больше. Это трудно проконтролировать, но это также возвращает нас к закону о контроле за расходами.

Авторы проекта предусмотрели годовую отсрочку для вступления в силу положений об ответственности за незаконное обогащение. В течение этого года чиновники обязаны будут привести стоимость своих активов в соответствие с размером своих законных доходов. Как это сделать в контексте отсутствия ответов на поставленные выше вопросы? Чисто логически это невозможно. Но на практике это вылилось бы в судорожное переписывание имущества на внебрачных детей и любовниц и прочие маскировочные мероприятия. Вопрос: зачем авторы проекта дают такую возможность успеть все спрятать?

Неосновательное обогащение

Критика законопроекта основана в числе прочего на том, что у нас в Гражданском кодексе есть положения о неосновательном обогащении. Статья 1102 говорит о том, что лицо, которое без установленных законом или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). Эта статья распространяется на всех, а не только на чиновников. Даже взятку рассмотреть как неосновательное обогащение не получится: взятка дается в результате некой сделки с чиновником. Как правило, неосновательное обогащение наступает в результате ошибки потерпевшего или стечения обстоятельств, но без умысла приобретателя. Если к нему привели мошеннические действия, то это уже умышленные уголовно наказуемые действия. Уголовный состав незаконного обогащения предполагает именно умысел, об этом говорит даже статья 20 Конвенции.

Есть и полезная норма в предлагаемом Навальным законопроекте: чиновникам запрещается осуществлять на постоянной и безвозмездной основе фактическое пользование (в отсутствие договора или иного правового основания) земельными участками, другими объектами недвижимости, транспортными средствами, иным имуществом, стоимость которого превышает тысячу минимальных размеров оплаты труда, принадлежащим другим физическим или юридическим лицам. Но эта норма будет работать только в случае, если есть ответственность за ее нарушение.

Вывод:

Законопроект Навального заведомо провальный. В нем есть здравые идеи, но они написаны в проекте таким образом, что их нельзя реализовать. Даже если представить себе идеальный проект закона об уголовной ответственности за незаконное обогащение, то шансов на его принятие ноль. Если при официальном окладе парламентария в 81 тысячу рублей в месяц он декларирует многомилионные доходы в год, то у него есть веские причины торпедировать принятие закона.

Скоро: 

Почему чиновники испугались Конвенции против коррупции или какая зарплата у депутата?


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
266
1073
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика