Каспийское море: а как делить-то будем?

Каспийское море: а как делить-то будем? Сегодня в Астрахани проходит четвертый Каспийский саммит, где встречаются главы МИД России, Ирана, Казахстана, Туркменистана и Азербайджана. На самммите обсуждаются вопросы взаимодействия прибрежных государств Каспийского бассейна и намечаются планы сотрудничества между ними. Как сообщает администрация Астраханской области, на саммит также прибыл глава НК "Лукойл" Вагит Алекперов.

Ключевые вопросы для обсуждения, как считают эксперты - это вопрос о статусе Каспийского моря вследствие серьезного конфликтного потенциала в регионе и наличие спорных нефтяных месторождений. Каспийский регион - стратегически важный транспортно-коммуникационный участок Евразии, в котором сосредоточено множество сухопутных и водных маршрутов.

Неудивительно, что правовой статус Каспия не определен до сих пор. Сейчас он регулируется только Договором между РСФСР и Персией от 26 февраля 1921 года и Договором о торговле и мореплавании между СССР и Ираном от 25 марта 1940 года.
Они закрепляют свободу судоходства и рыболовства для всех Прикаспийских государств и запрет нахождения в нём судов иных стран. Однако в документах не регламентированы вопросы распределения ресурсов, военной и природоохранной деятельности. Да и существующий порядок вещей устраивает не все прибрежные государства.

Со времен первого саммита, который прошел в апреле 2002 года в Ашхабаде, делалось несколько предложений и попыток разграничить территорию бассейна, однако значительного успеха в переговорах достигнуто не было. Посол по особым поручениям МИД России Игорь Братчиков сообщил: «Я бы сказал, что именно по вопросам, которые будут касаться будущего правового статуса Каспийского моря, на конференции глав МИД было серьёзное продвижение вперёд. И этот прогресс предстоит закрепить на предстоящем саммите».

По словам помощника Президента РФ Юрия Ушакова в ходе встречи будет подписано совместное заявление Президентов. Оно "закрепляет на высшем уровне принципы взаимодействия Прикаспийских государств на море". Ушаков отметил, что затем зафиксированные положения заявления будут учтены в итоговой конвенции о правовом статусе Каспия.

По итогам встречи будет принято официальное коммюнике, которое, как сообщил Ушаков, "отразит все итоги взаимодействия и обсуждения Астраханского саммита". Также он отметил, что участники саммита планируют подписать три пятисторонних межправительственных соглашения: соглашение о сотрудничестве в сфере предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в Каспийском море, соглашение о сохранении и рациональном использовании водных биологических ресурсов Каспийского моря, а также соглашение о сотрудничестве в области гидрометеорологии Каспийского моря. Последний документ "предусматривает создание региональной системы обмена информацией о состоянии Каспийского моря в интересах обеспечения безопасности и жизнедеятельности в прибрежных районах", добавил помощник Президента РФ.

"Саммиту предшествовала очень интенсивная активная работа экспертов, поэтому в результате саммита мы сможем выйти на весьма важные для дальнейшего сотрудничества на Каспии результаты. Достигнут значительный прогресс, близкий к прорыву в подготовке конвенции о правовом статусе Каспия. Если работа в Астрахани завершится успешно, то будет открыта прямая работа к подписанию конвенции на следующем саммите, который пойдет в Казахстане",- доложил Ушаков.

По его словам, ключевым вопросом, который стоит перед пятеркой прикаспийских стран, является выработка правового статуса Каспийского моря. Именно с этой целью ещё в 1996 году была образована специальная рабочая группа, проведшая 38 заседаний, последнее из которых состоялось в Москве в августе, добавил Ушаков.


Комментирует эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Игорь Путинцев


Перспективы всеобъемлющего урегулирования правового статуса Каспийского моря весьма туманны. Существует целый комплекс противоречий, связанный, прежде всего, с разграничением недр акватории.

Во-первых, Азербайджан и Туркмения не могут поделить спорные шельфовые месторождения нефти – в первую очередь, группу месторождений «Азери – Чираг – Гюнешли» (АЧГ), которые с 1997 г. разрабатываются Азербайджаном совместно с западным консорциумом. Помимо этого, спорным является месторождение «Сердар» («Кяпаз»), которое пока не разрабатывается. Попытки компромиссного урегулирования этих споров крайне сложны: даже если провести линию раздела, то так или иначе возникнет вопрос о частичном возмещении Азербайджаном нефтяных доходов, не полученных Туркменией. Азербайджан уже добыл более 2,3 млрд барр. нефти на месторождении АЧГ, заработав, по приблизительной оценке, около 150 млрд долл. В настоящее время на АЧГ добывается около 75 % общего объёма азербайджанской нефти. Естественно, Баку не рассматривает возможность серьёзных уступок в этом споре.

Во-вторых, наиболее логичная концепция раздела дна Каспия (раздела по срединной линии) торпедируется Ираном, пользующимся также поддержкой Туркмении. Объяснение является простым: доля Ирана, в соответствии с такой логикой, станет наименьшей (составляя 12,5 % площади Каспия), в то время как доля его соседей – Азербайджана и Туркмении – составит соответственно 21 % и 17 %. (На долю Казахстана придётся 29,5 % площади дна Каспия, а на долю России – 20 %). Поэтому Иран выдвигает два варианта решения проблемы: либо разделить дно Каспия поровну (каждой стране по 20 %), либо поручить разработку каспийских недр консорциуму прибрежных стран. Первый вариант невыгоден, прежде всего, Казахстану и Азербайджану, второй – всем странам, кроме Ирана (не имеющего значимых месторождений вблизи своего побережья).

В-третьих, окончательный раздел дна Каспийского моря значительно осложнит положение России в конкуренции проектов крупнейших газопроводов.

В настоящее время туркменский газ не может доставляться в Европу через Азербайджан, Грузию и Турцию не только потому, что у Туркмении существует неурегулированный спор с Азербайджаном, но и потому, что другие прибрежные страны могли бы потребовать заморозки проекта. В результате, Туркмения вынуждена направлять практически все газовые потоки в Китай, Россию и Иран. Невозможность транспортировки туркменского газа по дну Каспийского моря, в конечном счёте, предопределила отказ западных стран от проекта газопровода «Набукко» вследствие нехватки газа для его заполнения. В сохранении такой ситуации заинтересованы как Россия, так и Китай. Поэтому оказывается очень жёсткое противодействие проекту Транскаспийского газопровода, который поддерживается Евросоюзом. И нет смысла в том, чтобы снимать с повестки дня международно-правовые аргументы, которые препятствуют реализации проекта.

Окончательное урегулирование правового статуса Каспия не относится к числу задач, представляющих реальный интерес для России.

Существующее положение дел вполне соответствует российским интересам: в 1998 – 2003 гг. Москва урегулировала все спорные вопросы путём заключения двусторонних соглашений с Казахстаном и Азербайджаном, оговорив раздел дна с этими странами и наличие исключительных прав на добычу природных ресурсов в пределах своего участка, составившего 20 % дна Каспия. Москва также сохраняет ключевые военные позиции на Каспийском море: российская Каспийская флотилия является наиболее мощной в акватории. А аспекты отношений, связанные с рыболовством, успешно регулируются советско-иранскими соглашениями 1921 г. и 1940 г., разрешающими рыболовство в пределах всего Каспия, за исключением зон, находящихся на расстоянии 10 морских миль от берегов другого государства. С учётом всех этих факторов, «прорывов» в урегулировании правовых споров на Каспии ожидать не приходится.

Материал подготовил Дмитрий Новиков


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5737
17635
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика