Комиссар Каттани всегда — за справедливость…

Комиссар Каттани всегда — за справедливость…

Итальянский актер Микеле Плачидо, снискавший любовь советских зрителей в конце 80-х — начале 90-х ролями непримиримого борца с мафией комиссара Каттани в сериале «Спрут» и героического майора Советской армии Бандуры в «Афганском изломе», стал гостем программы «Культ кино» телеканала «Культура» (эфир 25 февраля).

За прошедшие годы артист, у себя на родине известный еще и театральными работами, теперь сам снимает кино. Его новая кинолента в жанре социальной драмы — «7 минут» демонстрировалась на 39-м Московском кинофестивале, где актеру вручили специальный приз за покорение вершин актерского мастерства и верность принципам школы Станиславского «Верю. Константин Станиславский». Актер признался тогда, что считает этот фильм очень важным, «потому что он имеет отношение к проблемам, которые захватили весь Запад… Главная тема фильма — страх»

Страх! Помню, как цепенела от ужаса за судьбу, казалось, бесстрашного комиссара Каттани. А вот теперь вижу на экране 11 героинь — ткачих из небольшого итальянского городка, можно сказать, только и живущего своей фабрикой, и снова цепенею, представляя себя на их месте. Возможно, потому, что по признанию Плачидо снимал он фильм по системе Станиславского — актрисы вживались в образы, общаясь с работницами ткацких производств. А простой и житейский сюжет, увы, хорошо знаком нам и по произведениям русской классики, и по лихим 90-м…

…Недавно в Московском областном архиве я изучала документы по истории малой родины моего деда-летчика — подмосковной деревни Минино, жители которой с конца XIX в. трудились на местной ткацкой фабрике. Пережили капитализм, бегство владельца Глазкова, простой фабрики, связанный с Гражданской войной. Возродили производство сами в конце 20-х, в войну на оборону работали. В 60-70-е на заседаниях фабкома, как свидетельствуют документы, требовали от дирекции больше профсоюзных путевок на курорты, открытия новых торговых точек и буфета, развития клубной самодеятельности, соблюдения техники безопасности и культуры производства. Начальство обещало и выполняло. А вот перестройки на новый капитализм в конце 80-х начале 90-х фабрика не пережила. Приватизировали чужие люди, а потом и забросили. И потянулась молодежь в город, и обезлюдела деревня…

…По сюжету фильма «7 минут» сорок лет проработала ткачиха Бьянка на фабрике, и как председатель рабочего совета приглашают ее на собрание собственников, где решается вопрос о продаже предприятия французской фирме. За пять часов обсуждения старейшая сотрудница не проронила ни слова, и лишь когда хозяева собрались пообедать, а ей предложили еду попроще, и не за общим столом, а в уголке, есть отказалась. Молча смотрела на окружающих мудрыми и грустными глазами, вспоминала что-то свое. А в это время в другой комнате переживали за свое будущее ее коллеги — 10 членов рабочего совета, мечтая лишь, чтобы новые владельцы не уволили их.

С радостной вестью приходит Бьянка — фабрика будет работать, но ткачихи должны согласиться на сокращение обеденного перерыва: вместо четверти часа — 8 минут. Конечно, они согласны! Ну, подумаешь, потеряют 7 минут обеденного времени! И зритель радуется вместе с ними, понимая: да, конечно, им надо соглашаться!

Во всеобщем ликовании никто не хочет слушать Бьянку, которая говорит подругам, что 40 лет назад обеденный перерыв на фабрике длился ровно час, потом его сократили до 45 минут, потом — до 30, потом — до 15-ти. И неизвестно еще, что потребуют хозяева завтра, если сегодня работницы согласятся на ущемление своих прав.

Задумавшись, женщины понимают, что отнятые у них 7 минут в день, перемноженные на 300 — общее число работниц фабрики, а потом — еще на 30 дней в месяц, дадут владельцам 900 часов рабочего времени даром! Такая несправедливая арифметика изумляет ткачих. Но им же как-то надо кормить детей! Иногда, даже взрослых и вполне трудоспособных — Бьянка признается, что ее взрослый сын уже 3 года тщетно ищет работу. Ткачиха, иммигрантка из Африки, говорит, что приехала из страны, где, казалось, «небо может обрушиться на тебя» в любую минуту, и она вполне может «одной рукой есть, а другой работать». Другая ткачиха поддерживает коллегу, рассказывая, что еще недавно ездила в фабричный городок из своей деревни вместе с тремя подругами, но они потеряли работу… Вспоминает, как работала уборщицей, мыла подъезды, а собаки жильцов гадили там, где она только что помыла. Зато теперь, имея работу, она сама может снять комнатку в городе и завести собаку, которой разрешит гадить в подъезде…

Чувство жалости к ним смешивается с возрастающим чувством презрения и даже отвращения. Безысходность накатывает волной. И вспоминаются сюжеты уже не итальянской, а российской действительности, ведь жестокие правила, по которым выстраиваются капиталистические отношения «хозяин — наемный работник» везде одинаковы: «Они войдут и разбредутся, / Навалят на спины кули. / И в желтых окнах засмеются, / Что этих нищих провели»… Одна из работниц, передвигающаяся на инвалидной коляске, признается, что когда получила производственную травму, ее перевели на работу в контору и даже повысили оклад, но заставили подписать документ, что она сама виновата в несчастном случае, а ведь он произошел из-за того, что хозяева экономили на безопасности… И вот — голосование. Снова — страх. Представляешь, когда поднялась бы твоя рука?

С перевесом в один голос ткачихи принимают решение не идти на соглашение с работодательницей-француженкой. В роскошном автомобиле уезжает несостоявшаяся владелица, лишь на мгновение сталкиваясь глазами с Бьянкой, одиноко возвращающейся домой.

И снова — страх, о котором говорил создатель фильма. Что ждет его строптивых героинь завтра? А что ждет всех нас? Ведь глобализация продвигается семимильными шагами, и итальянский текстильный городок совсем не отличается от, скажем, нашего Иваново, где, по словам старожилов, из 27 текстильных фабрик теперь работают единицы, а большинство цехов переоборудованы в торговые центры. Да разве только в Иваново? Да разве только текстиль?

Ольга Жукова


Автор Ольга Германовна Жукова — кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Московского гуманитарного университета. Член Союза писателей России и Союза журналистов Москвы.

Фото: кадр из фильма-драмы «7 минут»




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
471
1726
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика