Кривосудие

Кривосудие

Автор Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Пришло известие о том, что Верховный Суд России отклонил апелляцию по делу Алексея Кунгурова, осужденного на два года, таким образом, оставив блогера сидеть в тюрьме. За что его осудили? Алексей Кунгуров занимал примерно 30 место в «табеле о рангах» российских блогеров. Алексей не зарабатывал на блогерстве, это я знаю точно, для него главным императивом было доносить правду, глубокое размышление о том, что происходит в нашей стране. В его блоге это был крик-обращение к российским гражданам, иногда на грани, что называется, литературных выражений, для того, чтобы дойти до ума, сердца, души людей, объясняя им, какая тревожная складывается ситуация и что ждёт страну впереди, если она не преобразует себя, если не воспротивится либерализму и путинизму. Его слово было умным, жестким, очень критичным по отношению к власти.

И, собственно, поэтому власть, которая не желает понимать свою вину и ответственность, не желает ничего менять, избрала самую консервативную манеру поведения, собственно говоря лидер этой власти президент Путин — не собирается ничего менять. Зато собирается и эффективно создает механизмы подавления протеста, иной мысли, оценки и критики власти.Для этого придумано законодательство: статьи за экстремизм, статьи за якобы оправдание и призывы к терроризму.

Алексея Кунгурова осудили именно по статье за якобы оправдание и призывы к терроризму. За конкретный текст, в котором он анализировал, что делает путинская Россия в Сирии, кого она бомбит, с какими замыслами бомбит. В этой статье ни одного лингвистического оборота по типу призыва не было. Не было и ни одного призыва к оправданию терроризма. Поразительно и позорно, что и следствие, и суд и, так называемые, свидетели не дали ни одного куска его текста в кавычках как прямой цитаты, где был бы призыв как просьба, как обращение, как требование, как мольба к какому-то адресату. Таких лингвистических оборотов там нет. Там нет ни одного сочетания слов, которое терроризм оправдывает. Наоборот написано, что ИГИЛ — это кровожадная и безбашенная организация.

Но там были оценки и ответы на вопрос, почему в это запрещенное разбойничье государство массово идут мусульмане, в чём причина? Там была важная мысль для наших властей, для внешнеполитических ведомств, для Министерства обороны о том, что если создано государство со своими органами управления, министерствами, регулярными, а не только террористическими, вооруженными силами, с бюджетом, с социальной программой, со строительством школ, больниц, дорог, то беднота, задавленная часть мусульманского мира, шла за какой-то лучшей долей. Это же нужно понимать, чтобы лучше знать своего врага, чтобы выбирать точные методы борьбы с их разбойничьей, античеловеческой, конечно же, террористической практикой. Но не всё то, что делает это сложное образование, называется терроризмом. Если они лечат людей в больницах, это терроризм? Очевидно, нет. И когда аналитик исследователь, проанализировав это сложное явление, опубликовал, прежде всего, для того, чтобы принимающие во власти решения люди понимали, с каким врагом имеют дело, то его за это посадили в тюрьму.

Свидетельские показания, которые в деле закрытого суда, что тоже не случайно, написаны в разных городах под копирку, вплоть до того, что условно говоря опечатки совпадают. То есть это абсолютно сфабрикованное дело, это лжедоносы, это уголовно наказуемая фабрикация свидетельств. А человека по такой стряпне посадили на два года. У него остались на воле жена и двое маленьких ребятишек, у него осталось множество творческих работ, замыслов, которые нужны стране!

Стране нужны мозги, совесть, честь и достоинство, ответственность за будущее нашей страны, но его осудили. Парадокс ещё в том, что Антона Носика, тоже блогера, тоже судили, хотя и присудили не к заключению, а к штрафу. Так Носик призывал бомбить Сирию, а Кунгуров якобы выражал сомнение, вот название этого текста: «Кого бомбят путинские соколы?». Одного засудили за то, что он призывал бомбить, второго засудили за то, что он призывал подумать, кого, по какой причине и за что бомбить и что вообще делать в Сирии. Прямо противоположные аналитические посылы, а засудили обоих.

О чём это говорит? О том, что путинский режим судит за мысль, за совесть, за профессиональность, за то, что есть для этого режима живой упрёк, урок, переходящий ныне, как мы видим по всей стране уже и в обвинение. Вот в этом и суть судилища над Алексеем Кунгуровым.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Так кто такой Кунгуров?

Кунгуров. Судилище

Дело Кунгурова

Свободу Алексею Кунгурову!

Что шьют Кунгурову 

Кунгуров — чистой воды политический заключенный

Суд над Кунгуровым — закон или беспредел?

Экспертное заключение по тексту, инкриминируемому Алексею Кунгурову

Да здравствует наш суд!

О политическом страусизме

Всех не пересажают!

Носик, Сирия и экстремизм



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
303
938
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика