Кто несет ответственность за экономические кризисы в России?

Кто несет ответственность за экономические кризисы в России?

Генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор Степан Сулакшин


В 1991 г. СССР потряс сильнейший финансовый и политический кризис, которого страна не пережила. Низкие цены на нефть, падение ВВП, галопирующая инфляция, девальвация рубля, резкое обнищание народа – все это также стало причинами распада великой страны на отдельные республики и страны. Научная реконструкция событий тех времен позволяет утверждать, что к 2020 г. Россию ждет еще один, сильнейший кризис. Изменить ситуацию и избежать краха может только смена либеральной модели развития.


Тема, которую будем обсуждать в рамках данного материала, звучит следующим образом: «Кто и что ответственны за экономический кризис в России». Но разговор, против ожиданий, пойдет отнюдь не на экономические темы. Хотя следует учесть одно обстоятельство: для того, чтобы взять на себя ответственность в части определения причин экономического кризиса и тех мер ответственности, которые должны понести конкретные лица, необходимо, конечно, ориентироваться и в экономической, и в финансовой составляющих этого вопроса.

Все прекрасно помнят времена предпоследнего мирового финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг. Цены на нефть были резко снижены, а объем доступных финансовых ресурсов – не менее резко сокращен. При первых признаках кризиса руководители нашей страны стали уверять россиян, что он не затронет сколь-нибудь серьезно экономику нашей страны, поскольку его негативное действие нейтрализуют «подушки безопасности» - специально созданный для повышения устойчивости экономики «Стабилизационный фонд РФ» и прочие меры. Но очень скоро стало понятно, что кризис все же оказал отрицательное влияние на российский рынок, и довольно серьезное. На этом фоне действия и российского Правительства, и Центрального банка Российской Федерации были направлены, по большей части, на поддержку интересов инсайдеров - тех, кто имел отношение к плавной девальвации рубля, к возможности конвертировать рублевые капиталы в валюту и вывести их из страны. Со стороны государства меры поддержки российской экономики в период кризиса были неадекватно скромными, и направлены, в основном, на оказание помощи финансовой и банковской системам. Впрочем, это обычное дело в нашей либеральной России.

В итоге, падение ВВП России в этот период продемонстрировало критически высокий уровень: (– 8%), что вывело Россию на второе, после Украины, место в мире по данному показателю.

В тот момент мне довелось возглавить и вместе с учеными и бизнесменами страны провести ситуационный анализ в Совете безопасности России. Результаты проведенного нами анализа состояли в контрадикции с высказываниями и Правительства РФ, и Президента. Все упомянутые высказывания, по сути, сводились к тому, что влияния мирового финансового кризиса и его последствий на Россию предотвратить не удалось, несмотря на то, что все действия и Правительства РФ, и регулятора (ЦБ РФ), и Президента были в этот период абсолютно верными.

Справедливости ради стоит отметить, что в период того кризиса Банк России временно изменил своему поистине диверсионному правилу сокращения денежной эмиссии. Предпринятая им мера по наращиванию денежной массы весьма положительно отразилась на основных показателях отраслевой структуры российской экономики, что мы зафиксировали. Но через некоторое время, когда антикризисные меры ЦБ РФ снова свелись к либеральной доктрине, положительный эффект сошел на нет.

Анализируя факторы прошлого экономического кризиса и кризиса сегодняшнего, я не могу согласиться с тем, что все причины их возникновения лежат вовне. Внешними они являются лишь отчасти. Но вся правда заключается в том, что и самой российской экономикой, и основными институтами ее регулирования управляют из-за рубежа, путем регулирования цен и объемов закупок основной российской экспортной статьи - углеводородов. Самостоятельно Россия это делать не может.

Наблюдения за трендом мировых цен на нефть в течение нескольких десятилетий, невольно наводят на мысль, что существует определенная связь между резким снижением цены на нефть в 1985 г. и последующим распадом Советского Союза. И еще одна связь – низкий уровень цен на нефть держался вплоть до 2000 г. Так, практически весь период президентства Бориса Ельцина цены на нефть составляли, в среднем, 15 долл./баррель. Никакой экономической «подпитки», даже через экспорт нефти, российскому рынку не предоставлялось.

Но с начала 2000 г., уже в период президентства В. Путина, цена на нефть стала демонстрировать практически линейный рост, и, в конечном итоге, превысила отметку 100 долл./баррель. С ростом цены на нефть менялась и российская экономика, наращивались объемы ее добычи до рекордных за всю историю показателей, увеличивались объемы экспорта за рубеж. На фоне роста доли нефтегазовых доходов в бюджете страны рос, соответственно, и ВВП.

Доходы от продаж углеводородов в режиме поддержки профицитного бюджета изымались из оборота и направлялись на пополнение золотовалютных резервов России. На покупку ипотечных ценных бумаг США, как государственных, так и частных, с доходностью в единицы процентов. Средства от экспорта нефти размещались на депозитах в банках стран-геополитических противников, которые имеют полную возможность  заморозить российские авуары, как когда-то заморозили авуары и депозиты Муаммара Каддафи и Саддама Хусейна. О чем именно думали при этом российские руководители, сказать очень трудно.

Фактически, 15 последних лет Россию подсаживали на «нефтяную иглу». Никаких разговоров о целенаправленном использовании средств на реструктуризацию отраслевой экономики, на инвестирование передовых предприятий, отраслей, современных видов деятельности в тучные «нефтяные» годы не велось. Это было поразительно беспечным «проеданием» нефтяной конъюнктуры.

Но ученая, экспертная мысль всегда готова реконструировать исходный замысел. Недаром интеллектуальная разведка базируется на жестких законах логики. Главный из них – «Quid prodest» («Ищи, кому это выгодно), второй – имеется ли субъект управления теми или иными процессами и событиями.

Все происходящее было выгодно, конечно же, Западу: за 15 лет путинского президентства российская экономика была деформирована, практически полностью потеряла суверенность, обрела уязвимость от внешнего управления, от рыночной конъюнктуры. Такую экономику легко обрушить в любой нужный момент, что страны Запада делают сегодня, с помощью управления ценами на нефть и внешних санкций. Последние апрельские данные по спаду промышленного производства в России:  7%.  Доступ в страну для внешних финансов, товаров, технологий закрыт. Внутренний финансовый блок, Банк России, Правительство РФ и Президент РФ, фактически, соучаствуют, содействуют западным антироссийским кризисо-формирующим факторам, уверяя публично, что принимают единственно правильное решение.

Все это кажется диким. Разве не диким было решение ввести так называемые встречные санкции, которые усилили действие западных антироссийских ограничений? Кроме того, в условиях резкого сокращения доступа к зарубежным финансовым ресурсам представляется логичным увеличение внутренних финансовых ресурсов, снижение ключевой ставки ЦБ РФ, облегчение условий кредитования, строгий контроль движений капитала через границу. Но все сделано с точностью до наоборот.

Я намеренно проиллюстрировал, кто именно и за что именно несет ответственность за российские экономические неурядицы. Это поможет уловить, сформулировать главную мысль.

Все постсоветские годы, и, совершенно очевидно, годы путинского правления российское руководство деформировало, десуверенизовало российскую экономику, увеличивало ее уязвимость от внешнего управления. Это делалось под уверения о необходимости выполнять основные указы и распоряжения, строить постиндустриальную экономику, проводить финансовую стабилизацию, таргетирование инфляции и так далее.

Конечно, велись и разговоры о том, что стране надо слезать с нефтяной иглы. Но эксперты нашего Центра специально провели анализ высокопоставленной риторики. Его итоги показали, что от слов о необходимости «слезать с нефтяной иглы» разговор тут же меняет направление на прямо противоположное – переходит к потребности наращивать объемы добычи углеводородов и их продажи, строительству новых нефтегазопроводов - «Сила Сибири», «Турецкий поток» и так далее. Поэтому все разговоры о «нефтяной игле» носят временный, риторический характер, и ни к каким последствиям не ведут.

Глядя на графики, показывающие изменения отраслевой структуры, сырьевизации российской экономики, можно наблюдать абсолютно линейный, неизменный характер этих трендов. Это последовательная  политика. И кто именно несет ответственность за политику деформации российской экономики, десуверенизации российской экономики - совершенно очевидно. Конечно, это не только руководители Минфина, Минэкономразвития или ЦБ РФ. Появление этих людей инициируется из одного и того же кабинета, из одного отдела кадров, и подписи под назначением их на должность ставятся одной и той же авторучкой. Это, конечно, либеральное крыло Правительства РФ и поддерживающего его экспертного пула, это само Правительство и премьер-министр, это либеральная команда, команда монетаристов и прагматиков, для которых либеральные догмы, всякие там экономиксы и уравнение Фишера (формула связи цен и денежной массы)  стоят превыше всего на свете. Они знают три слова: рынок, либерализм и демократия, и больше ничего не хотят знать.

И, конечно же, ответственность за такую политику несет лично Президент В. Путин. Именно он назначил на должности всех этих людей, прекрасно сознавая их идеологические склонности, подписывал своими указами все либеральные доктрины и программы, включая «Стратегию 2020». В последние, драматические моменты времени, когда безумство ЦБ РФ  вышло за все мыслимые пределы, В. Путин вновь публично заявил, что печатный станок включать нельзя, поскольку наращивание денежной массы приведет к повышению уровня инфляции, что переход ЦБ РФ к свободно плавающему курсу рубля – это единственно правильное решение, которое поддерживают лучшие мировые эксперты, и что с ростом инфляции нужно бороться, сдерживая денежное предложение. Полная поддержка диверсионной деятельности ЦБ.

Но вся эта риторика абсолютно не вяжется с результатами. Например, девальвировав рубль в ходе современного кризиса 2014-2015 гг., власти увеличили инфляцию в стране почти в три раза относительно планового показателя. Разглагольствуя о народе, они уменьшили его реальные зарплаты уже на 10%.

Всем утверждениям о необходимости импортозамещения в условиях внешних санкций реально  противопоставлено сокращение бюджета и финансовых возможностей для этого.

Нет никаких сомнений в том, что ответственность за системное деформирование российской экономики, ее десуверенизацию, ее уязвимость от внешнего управляющего политического фактора и актора (прежде всего, Запада) несет политическое руководство страны – Президент РФ, формируемое им Правительство. Их представления, их позиции, их программные документы, их конкретная деятельность привела Россию к тяжелейшему кризису 2008 г., и к кризису сегодняшнему, который грозит стать  еще более тяжелым.

На западной стороне реконструируется схожесть плана его действий в отношении России с планами «крестового похода» Рональда Рейгана против Советского Союза в 1985 г. И сходство это поразительное, включая даже временные интервалы.

Так, в 1979 г. Советский Союз ввел войска в Афганистан, а через шесть лет, в 1985 г., США сбросили цену на нефть, объявили эмбарго и начали «крестовый поход» против СССР. Еще через шесть лет СССР не стало.

По аналогии: Россия в 2008 г. ввела войска в Грузию, принуждая ее к миру, как тогда было сформулировано. В 2007 г. В. Путин произнес ставшую знаковой «мюнхенскую речь», конфронтационную в отношении Запада. Через шесть лет, в 2014 г., США сбросили цену на нефть, открыли политические и экономические санкции в отношении России. Значит испытание на жизнеспособность России нужно ждать к 2020 г.

Но рассмотрим аналогию подробнее. Зависимость бюджета СССР от экспорта углеводородов составляла 10%, у России этот показатель в шесть раз больше – около 60%.

В 1985 г. цены на нефть упали примерно в два раза - с 30 долл./ баррель до 15 долл./ баррель. В рамках нынешнего кризиса – также в два раза, 100 долл./ баррель до 50 долл./ баррель. Реконструкция событий позволяет предположить, что в планах США - выдержать эту низкую цену на нефть такой же период, как и во времена СССР – то есть шесть лет. Но в СССР разбалансировка бюджета составила 5%. А в современной России этот уровень 30%! И дефицит бюджета уже достиг 21%. Все идет по их плану?

Из сказанного можно сделать вывод, что в ходе стратегической операции по деформации российской экономики, по превращению ее в несамостоятельную, несуверенную, уязвимую США пришли к выводу, что Россия стала достаточно слабой страной. Такой же слабой, как во времена прихода к власти первого Президента СССР Михаила Горбачева. Настолько слабой, что с ней можно перестать вести игру под названием «удушение в объятиях»: заверять в дружбе, партнерстве, перезагрузке и так далее. Для России был введен в действие финишный сценарий, в котором, по аналогии с СССР, России отведено шесть лет жизни, до 2020 г.

Глядя на то, что делает Правительство РФ и российский Президент, иной раз действительно закрадывается в голову мысль, что те советники, референты, которые помогают им принимать решение, делают это по согласованию с западной стороной.

Я уже говорил, что логика - лучший разведчик и реконструктор. Если четко понять, кому те или иные действия выгодны и какими решениями формируются, становится видно, кто все это формирует и в пользу кого.

Мы уже реконструировали квалификацию деятельности ЦБ РФ. Но, понимая, что Банк России делает все это не сам по себе, что у него есть мощная «крыша», нужно ставить вопрос следующим образом: что запланировано в отношении нашей страны.

С тем, кто несет ответственность за экономический кризис, мы разобрались. Что ответственно за это, тоже понятно: целенаправленная, абсолютно системная, плановая деформация российских финансов и экономики, десуверенизация, отраслевая деформация, финансовое обезденеживание, тормозящее инвестиционные процессы, процессы развития, перелива капиталов и отраслевой реабилитации.

В целом, Россия находится в ситуации осады, и со стороны Запада, и со стороны собственных либералов. Нельзя не видеть, что эту либеральную политику проводит непосредственно Президент РФ.

Все это очень грустно, прискорбно. И хочется убедить себя в своей собственной неправоте, в том, что реконструкция не показала истинных причин происходящего. Трудно понять и принять, что страну ее же собственное руководство может деформировать и убивать своими руками. Однако сделать это необходимо, потому что именно тогда становится понятно, почему принято то или иное решение, и почему властные структуры ничего не слышат, не учитывают, абсолютно не реагируют ни на какие доводы, расчеты, модели, сопоставительный анализ с опытом других стран.

В 2008–2009 гг., в условиях мирового финансово-экономического кризиса, Китай смог нарастить свой ВВП на 8%, а Россия – потеряла 8% от ВВП. Но, что сделано? Извлекли ли мы уроки из прошлого кризиса? С точностью до наоборот. Десуверенизующая уязвимость России от мировой рыночной конъюнктуры только выросла, как выросли объемы экспорта углеводородов, объемы займов корпоративного российского сектора за рубежом - на 250 млн. долл.

Отток капитала все эти годы шел по возрастающей. Если в 2007 г., до исторической речи В. Путина в Мюнхене, на российский рынок шел приток капитала в объеме 60 млрд. долл., то уже в 2012 г. наблюдался отток в объеме 140 млрд. долл., в 2014 г. - 150 млрд. долл. Только за февраль текущего 2015 г. из России утекло 15 млрд. долл.

Приходится признать, что российское руководство своими руками довело страну до кризисной уязвимости, и ведет ее по этой дороге и дальше. А что нас ждет в конце этой дороги? Я уже привел аналогии со сценарием похода против Советского Союза. Через несколько лет, к 2020 г., Россию ждет угроза неминуемого исторического краха. Чтобы этого не произошло, России, несомненно, необходимы перемены.

Либеральная модель России должна преобразоваться в иную, в постлиберальную модель. Эксперты нашего Центра разрабатывают ее детально. Мы выдвинули Конституцию страны, которая описывает, как главный чертеж, другой, постлиберальный конструктив России. Но, видимо, для того, чтобы наши разработки, которые мы выслали, в том числе, и руководству страны, были взяты на вооружение, не хватает активности и давления гражданского общества.

Мы не можем равнодушно относиться к прогнозу будущего России, который дает реконструкция. Украина ясно показала, что такое современный исторический крах. Можем ли мы представить, мысль эту себе впустить в голову, что такое будущее ждет и Россию?

В 1985 г. рейтинг М. Горбачева был почти таким же высоким, как сегодня у В. Путина. Но в 1991 г. СССР не стало. Сегодня наблюдаем то же самое. И имеем ли мы право об этом не говорить, не думать, не требовать перемен, не вкладывать нашу профессиональную способность в разработки новых конструктов иной, нелиберальной, постлиберальной России?

Чем раньше мы поймем, чем раньше мы сделаем свой шаг, чем раньше мы поможем Президенту В. Путину разобраться с тем, что либералы делают со страной, и какая невообразимая ответственность лежит на нем за все происходящее, тем меньшей будет вероятность этого самого краха.

Сегодня я делюсь со своими читателями самыми горячими, волнующими и острыми для меня мыслями, соображениями и даже эмоциями. Потому что, мне кажется, сегодня мы должны друг другу доверять, соединиться и создать атмосферу интеллектуального сопротивления, интеллектуального восстания против очевидного уже «театра абсурда», против мракобесия либеральной догматики, ведущей нашу страну к разграблению и гибели.

Судьба нашей страны может и должна поменяться. Вот мотив, который движет нами.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2473
8416
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика