Кто виноват — 2

Кто виноват — 2

Автор Владимир Викторович Волк — канд. в члены Федерального политсовета Партии нового типа.

Фото: инфографика пространственного распределения населения РФ. Пик — московская агломерация.

Москва — не Россия. Россия — не Москва. Довольно часто приходится слышать такое утверждение, причём не только в бытовом обороте, но и в СМИ. Намёк на то, что Москва и москвичи живут совершенно иной жизнью, чем вся Россия. Столица оторвана от страны, витает в эмпиреях, не дышит теми глобальными проблемами, в которые погружена глубинка.

После публикации материала «Кто виноват» появился комментарий за подписью Andrej Pawluczenko. Считаю важным привести его полностью.

«Кто виноват, что чуть оперившийся зелёными американскими бумажками москвич почувствовал себя сверхчеловеком и решил, что не царское это дело — дома строить, метро рыть, территорию убирать?» Наверное, те, кто заинтересован платить за это царское дело как можно меньше: так, чтобы прожить в Москве за эти деньги (по-человечески) было невозможно».

Не ожидал от Центра копирования такой низкопробной либеральной пропаганды (русские не хотят работать), а дальше по тексту не нашел ее опровержения. Нашел статью в защиту таджиков и киргизов. Они, конечно, ни в чем не виноваты (я серьезно). В том числе в том, что приезжают к нам со своими архаичными патриархальными представлениями об общественной жизни, в результате чего могут быть опасны (я снова серьезно: не винить же сорняк за то, что он растет на окультуренных участках). Не виноваты и те люди, кто винит приезжих во всех бедах: они просто плохо информированы».

В одном вопросе к Центру сразу три:

1. Действительно ли мы утверждаем либеральные штампы пятой колонны, что русские люди, проживающие в Москве не хотят работать вообще?

2. Действительно ли мы обозначаем, что мигранты, заполнившие Москву, — это хорошо?

3. Действительно ли обвиняющие приезжих во всех бедах москвичи, плохо информированы?

И если на первые два вопроса у автора будут ответы «нет» — нормально работать и честно зарабатывать подавляющая часть людей хотят, как и нет ничего хорошего в такой форме протекающих миграционных процессов. То третий вопрос требует положительного утверждения.

Проблема в том, что за 26 лет существования либеральной России воспитано целое поколение, которое абсолютно всерьёз воспринимает Москву как государство в государстве. Со своими законами, правилами, ментальностью. Москвичей недолюбливают в провинции, считая, что они слишком богаты и не ценят преимуществ и привилегий, которые дает сам факт рождения и проживания в столице. В то же время и отношение большинства москвичей к приезжим тоже не отличается взаимностью, причём куда отчётливей, чем во времена советской «лимиты».

Некоторые россияне пишут стихи «Россия — это не Москва» «Россия — это не Москва», о том, что «Москва — не Россия» свидетельствует и социология.

Это, право, довольно-таки грустно, но это факт. А если Москва не совсем Россия, и это становится предметом утверждения, а не дискуссии, то почему бы в Москву и не ехать мигрантам, для которых сама столица и её жители установили такие правила? Разрешено всё, что не запрещено. И не просто не запрещено, а поощряется властьимущими.

Снова возникает вопрос «Кто виноват»? Можно отыскать сотни причин такого положения дел. В Москве всегда было сосредоточение политической, экономической, общественной жизни, а последние годы и бизнеса. Чиновники и депутаты с многотысячными и даже миллионными месячными зарплатами, льготами и надбавками, центральные офисы российских компаний, совместные предприятия и представительства западных корпораций. Хлынувший несколько лет назад в страну поток нефте-, газо- и металлодолларов оседает в основном в Москве, а не там, где их произвели. И инвестируются, соответственно, в столичную землю, недвижимость, красивые офисы, столичные зарплаты, отдых с размахом, оффшоры без налогов. Взятки, коррупция, лоббирование, криминал — всеми этими негативами Москва поражена на несколько порядков выше, чем другие регионы России.

За каких-то несколько лет Москва превратилась в один из самых дорогих городов мира. Москвичи быстро адаптировались к чашке кофе за три-четыре доллара, а теперь привыкают к тому, что квадратный метр в затрапезной «хрущевке» стоит несколько тысяч долларов.

Локомотив удорожания московской жизни — это цены на недвижимость. Стоимость аренды московских квартир, офисов и магазинов сегодня занимает первые места в международных рейтингах. Нетрудно догадаться, что эти расходы автоматически были включены в стоимость всех товаров и услуг в городе.

Разве можно в этом свете не вспомнить знаменитую рекламу начала девяностых годов «Московская недвижимость всегда в цене»?

Примерно с того момента всеобщей приватизации, когда одни забирали за бесценок в частную собственность заводы, ресурсы и целые отрасли экономики, предоставив другим довольствоваться приватизацией собственной государственной квартиры, и началась та эпопея, которая и привела к нынешнему погрому. Нет, не Москвы. Погрому российской глубинки. Ведь между Москвой и российской провинцией — не только большие расстояния, но на данный момент — и столетия. Если Москва сегодня отвечает условным стандартам цивилизованного города XXI века, то в глубинке может и XX век, а кое-где и вовсе — век XIX-й. Нет ни газа, ни электричества, ни нормальной логистики и связи, закрыты школы, нет больниц, нет полиции, а порой и почты. Люди спасаются огородами, сбором дров, грибов, охотой, рыбалкой. А некоторые ещё живут телевизором, где кремлёвские рулевые рассказывают, как они поднимают Россию с колен и выводят в лидеры цифровой экономики — создают видимость красивой жизни. Причём такое положение великие кормчие государства российского, строящие «ельцин-центры» и стадионы, считают нормой.

Катастрофа надвигается не только на российское село. Тревогу бьют и областные, краевые и республиканские центры. Повсеместно — дефициты региональных и муниципальных бюджетов. В 2017 году дефицит бюджета был спрогнозирован в 63 регионах. При этом либеральные реформаторы всё больше изымают финансов у регионов на федеральный уровень и всё меньше оставляют на местном. Подавляющее большинство регионов и муниципалитетов получают трансферты от государства, при этом база налогообложения стремительно сокращается из-за закрытия предприятий и производств. Экономика страны ушла в монополии.

Но не спасают и они. Например, во внешне благополучной Волгоградской области, имеющий собственную газо- и нефтедобывающую промышленность, руководители констатируют, что скоро будет некому работать. По данным Волгоградстата, за последние семь лет численность трудоспособного населения сократилась на четыре процента с 1 млн 342 тысяч до 1 млн 212 тысяч человек. По мнению экспертов, эта цифра в ближайшие годы будет только уменьшаться. Наиболее катастрофической ситуация выглядит в отраслях сельского хозяйства, государственного управления, обороны, торговли и предоставления услуг.

Промежуточный итог погрома провинции, организованного при самом непосредственном участии или неучастии федерального руководства, — заполненные до отказа автобусы и вагоны поездов, везущие вахтовиков-охранников, строителей, станочников, продавцов и даже офисных служащих на заработки в Москву. И не только из Узбекистана, Киргизии или Молдовы, где после развала СССР свернулись все программы развития периферии, но и из самых, казалось бы, что ни на есть этнических русских областей России. Едут сокращённые милиционеры и военные офицеры, моряки приватизированного российского гражданского и военного флотов, оставшиеся не у дел комбайнёры и агрономы, зоотехники и инженеры, медсёстры и учителя закрытых больниц и школ.

А всё начиналось довольно-таки безобидно. Обычное кино, в котором всей России демонстрировались преимущества московского образа жизни — с гламурами, дорогими машинами, виллами и ресторанами. Про обычных золушек, которые покидали свои деревни, чтобы выйти замуж за московских миллионеров. Всё начиналось с обычных телевизионных передач, в которых молодым людям всей России показывалось, как шикарно живут в столице российские звёзды эстрады, артисты театра и балета, писатели и художники, чиновники и предприниматели. Так называемая московская чиновничья, предпринимательская элита и бомонд сами создавали в телевизионном и виртуальном мире иллюзию благоденствия. А иллюзии всегда привлекают, особенно, когда за собственным окном — разруха и безнадёга.

Уродливая государственная либеральная система, бесплановость, нерегулируемость всего и всея, неуправляемость и коррупция, созданные во времена путинизма, действительно сделали из Москвы отдельное государство, стоящее на более высокой ступени развития. Во всяком случае, так её воспринимают большинство россиян. Поэтому некоторые провинциалы и мечтают об успехе через «понаехать» в Москву. Даже так называемые «крутые», которые могли бы вполне хорошо жить в провинции, но все равно едут в столицу — за большим успехом, престижем, стабильностью и московской недвижимостью, которая всегда в цене.

Таким образом, наблюдаем один из феноменов путинизма — расцвет Москвы во время упадка сельской местности и малых городов. Как в средневековые времена феодальной раздробленности Руси. И это — в третьем тысячелетии!

Складывается ощущение, что государственную элиту абсолютно не интересует не только вопрос развития регионов, но и их существование вообще. Вокруг Москвы создано отдельное княжество, со всеми признаками феодального устройства, остальные же земли деградируют и медленно, но уверенно «отваливаются» от метрополии. Если не физически, то ментально, финансово и цивилизационно. Данная раздробленность и дифференциация, как и распад СССР, существование непризнанных республик на обломках Великого и Могучего не является нормой. И, безусловно, должны быть преодолены, как это произошло в XIII–XV веках, когда объединительный процесс на Руси шел параллельно с освобождением от золотоордынского ига. Но не нужно считать, что нынешняя непристойная миграционная картина в Москве — это и есть основной атрибут иностранного влияния на Россию, с которым нужно бороться. Мигранты — это лишь способ московского руководства пополнить бюджет города, а для работодателей — сэкономить огромные средства на дешёвой и бесправной рабсиле.

Рычаги ига сосредоточены не на базаре и не на стройке, а в Кремле, в руках его компрадорских управителей, законотворцев и исполнителей. Само устроение нынешней российской государственности несуверенно, что выражено уже в первых пунктах действующей Конституции РФ. Отсюда и имеем все вышеперечисленные проблемы, грозящие распадом и упадком государства. Проект Конституции Партии нового типа предлагает иное устроение страны, иной путь России как во вне, так и внутри самой себя.

В проекте предусмотрены не только принципы связанности и освоенности территорий, регионального и территориального развития, но и территориальной справедливости. То есть гармоничного, сбалансированного и научного, а не рваческого подхода к развитию регионов. Право на труд, соцзащиту и реализацию своих талантов государство обеспечит там, где человек родился и живёт. Не должен гражданин России мыкаться в поисках доли в своём собственном государстве, как это происходит повсеместно сейчас.

Так плохо ли информированы Москва и москвичи? На одном из форумов, посвящённых обсуждению московских проблем, нашёл следующий комментарий, подписанный «Дмитрием из Середы»: «Конечно, правда, будь у москвичей такая же зарплата, как в депрессивных регионах, в стране бы уже давно была другая власть. Взять мою родную Ивановскую область, москвичи, приезжая, удивляются, у них за такие зарплаты даже таджики с узбеками не работают, а у нас и она за счастье».

И Дмитрий, определённо, прав. Очень многое в построении воистину справедливого и нравственного государства зависит от москвичей. От их политической и общественной позиции. От их активности и сплочённости. От их желания создать ту Россию, которая была бы всегда и для всех, и которой бы гордился каждый в отдельности.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4926
15835
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика