Куда уехал наш хлеб?

Куда уехал наш хлеб?

Автор Татьяна Владимировна Воеводина — предприниматель, публицист и блогер.

Николай Бердяев когда-то заметил: русский интеллигент любую практическую проблему склонен превращать в идеологическую. Именно так поступает Николай Коньков в статье «Хлебная проблема: от рекордного урожая зерновых до „не доедим, но вывезем“ в современном варианте».

Если не знать ничего другого и прочитать только эту статью, то получается, что вся высококачественная пшеница злонамеренно вывезена за границу, а дома осталась только низкосортная, кормовая. Вот ею и кормят — только не скотов, а людей, т.е. нас с вами, используя всякие подозрительные химические «улучшители». Словом, раньше были «сталинские нормы», а теперь — сплошной фураж. А отсюда — один шаг от заполошного: «Травят народ! За скотов держат!». Это имеет неизменный успех: публика любит душераздирающие истории про то, как нас травят; не случайно все телеканалы имеют подобные передачи.

Мне же, производителю того самого зерна дело видится в ином ракурсе.

Да, бОльшая часть производимого в стране зерна — фуражное. И это норма, т. к. главный потребитель зерна — скотина. Плохо не то, что много фуражного зерна, а что мало животноводства. В США главные зерновые культуры — это кукуруза и соя, которые люди практически не едят. Кукурузно-соевая смесь с добавлением премиксов — это прекрасный корм для животноводства. И нам, чтобы наладить производство кормов для животноводства, нужно восстановить производство белково-витаминных добавок. Оно у нас было, начиная с 70-х годов прошлого века, а потом в 90-е — разрушено — когда Гайдар объявил сельское хозяйство «чёрной дырой» и лишней отраслью. Производство белково-витаминных добавок — это серьёзное микробиологическое производство, и оно необходимо, если поставлена задача развития животноводства.

Кстати, фуражное зерно охотно покупали бы за рубежом, но во многих случаях у них есть на это дело ограничения. Мы лично хотели продать фуражное зерно в Польшу, и наш контрагент хотел купить, и цена всех устраивала, и занимался этим наш друг — польский бизнесмен, но — увы, не получилось.

Вообще, сегодня зачем-то продвигают идею, что всё зерно вывезли за границу, а русскому человеку остались ошмётки и обсевки, едва не с лебедой. Ничего такого нет. Смотрите: урожай 130 млн. тонн, пищевого зерна примерно требуется 30 млн., ещё примерно 40 млн. — пропускаем через животноводство, а куда девать остальное? Его вывозят за границу, преимущественно на Ближний Восток, в Южную Африку, но возможности этого не беспредельны.

Зерна у нас в стране много; полагаю, больше, чем объявлено. Не хватает не зерна, а ёмкостей для его хранения. Фермеры часто сбывают зерно за чёрный нал, не показывая ни урожая, ни его продажу. У нас в Ростовской области, когда таких затейников вынудили выйти на свет, урожай немедля скакнул с 8 млн. в 2016 до 12 млн. в 2017. При этом в больших хозяйствах, где урожай не прятали, всё осталось на прежнем уровне. Впечатлительные СМИ тут же начали орать о «ростовском чуде», однако ж чудо только в том, что некоторые коллеги перестали прятать урожай.

Так что беспокоиться о том, что весь хлеб вывезут за границу и самим не останется — не надо. У нас есть и такие места, откуда точно не вывезешь: железнодорожный тариф таков, что съест всю экспортную выручку. Это южная Сибирь, Алтай. Там развивается животноводство, и я недавно купила на рынке чудесные сыры с Алтая. Так что железная дорога своеобразно вносит вклад в развитие отечественного животноводства.

Есть ли зерно высокого качества? Есть. Можно купить зерно любого класса. Только вот стОит оно по-разному. В интеренете болтаются предложения на зерно 5-го класса — 5600 руб. за тонну, а 3-го, очень приличного, — 6500.

Разумеется, бодяжут, т.е. мешают зерно разного класса. Впрочем, мне не совсем понятно, почему бы не взять зерно качеством повыше: в готовом хлебе стоимость зерна составляет максимум 15%. Но стремление производителя «рубить косты», т.е. снижать себестоимость — неистребимо. Я не специалист по хлебопечению, но знаю точно, что хороший хлеб сделать можно, и он есть. У нас в станице он — хороший, впрочем, в той сельской пекарне он всегда был хорошим, при всех режимах и образах правления. В ближнем Подмосковье я тоже нашла очень вкусный хлеб: белые и серые «кирпичи», совершенно, как в детстве, и не черствеют очень долго, по цене 34 руб. Впрочем, есть и хлеба, напоминающие пенопласт: тут, наверно, особо упорно «рубят косты».

Можно купить и муку из зерна твёрдых сортов, что идёт на макароны. Сейчас продают, например, манку из твёрдого зерна; говорят, она гораздо полезнее обычной. Так что на рынке есть всё.

Насчёт содержания белка в хлебе. Кстати, мелкое уточнение: белок и клейковина — это не совсем одно и то же; белок — характеризует пищевую ценность хлеба, клейковина — хлебопекарные свойства, способность подниматься.

Сегодня мне не кажется содержание белка таким уж критически важным. Мы получаем белок преимущественно из продуктов животноводства. А вот его-то и нужно развивать, используя то фуражное зерно, которого у нас много.

Татьяна Воеводина

Источник



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1116
5842
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика