Либералы и экономический кризис: претензии на оптимизм

Либералы и экономический кризис: претензии на оптимизм Андрей Сергеевич Дёгтев — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Видные российские либералы заговорили о возможном преодолении острой фазы экономического кризиса, однако это не прибавляет веры в жизнеспособность российской экономической модели.

ПОРЦИЯ ОПТИМИЗМА ОТ ШУВАЛОВА И ГРЕФА

В четверг 21 мая в кулуарах Астанинского экономического форума Герман Греф поделился с журналистами мнением о том, что острая фраза кризиса позади. "Сегодня мы ни о чем с уверенностью говорить не можем, но, на мой взгляд, острая фаза кризиса прошла", — сказал глава Сбербанка. Характерное сочетание утверждений! Несколько ранее на всероссийском совещании по проблемам строительной индустрии в Красногорске Игорь Шувалов также заявил, что худшие сценарии в российской экономике не реализовались. "Нельзя сказать, что у нас всё здорово, экономика в сложном состоянии, но такого кризисного состояния, в отношении которого мы отрабатывали все мероприятия нашего антикризисного плана и рассматривали увеличение финансирования, такой ситуации сейчас нет", — заявил первый вице-премьер. Многие оптимистически настроенные комментаторы увидели в словах знаменитых российских либералов свидетельство того, что пик кризиса пройден и нас ожидает скорая стабилизация.


ПРИЗНАКИ СТАБИЛИЗАЦИИ

С одной стороны, динамика отдельных параметров действительно позволяет говорить о некоем восстановлении. Например, в течение трёх последних месяцев стабилизировалась ситуация на рынке труда. Если в первом квартале 2015 года соотношение количества специалистов, ищущих работу, и свободных вакансий неуклонно росло (с 2,5 до более 3), то начиная с марта оно зафиксировалось на неизменном уровне. С начала 2015 года ежемесячно уменьшаются темпы спада ВВП (рис. 1) и уровень инфляции (рис. 2).


Рис. 1. Темпы спада ВВП (к предыдущему месяцу с исключением сезонного и календарного факторов).


Рис. 2. Инфляция к предыдущему месяцу.

Относительно стабилизировался и курс рубля (рис. 3). Впервые с 2013 года ЦБ начал покупать валюту для пополнения резервов.


Рис. 3. Курс доллара к рублю с декабря 2014 по май 2015.


НЕГАТИВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ СОХРАНЯЮТСЯ

Возможно, российская экономика действительно преодолела острую фазу кризиса. Однако данное утверждение оказывается под сомнением при анализе статистики некоторых иных показателей. Так, промышленный спад в апреле увеличился (рис. 4).


Рис. 4. Темпы роста/спада промышленного производства к соответствующему периоду предыдущего года.

Неутешительная статистика поступает из банковской сферы. Убытки российских банков за январь-апрель составили 17 млрд руб. Для сравнения за аналогичный период предыдущего года банки получили прибыль в размере 292 млрд руб. Объём кредитов, выданных предприятиям, упал в апреле на 3,5%, а просроченная корпоративная задолженность выросла на 6,9%. Очевидно, кредит становится всё менее доступным для производителей, а выплаты по нему всё более неподъёмными. Да и ситуация на рынке труда в действительности не столь оптимистична как может показаться исходя только лишь из статистики последних двух месяцев. Чтобы более объективно оценить положение дел с безработицей, стоит учесть более раннюю динамику – то есть, показатели первого квартала этого года. Дело в том, что уровень безработицы в России имеет циклический характер, достигая максимальных показателей зимой и минимальных – летом. Таким образом, в первом квартале безработица, как правило, снижается. Мы же на протяжении трёх первых месяцев 2015 года имели прямо противоположный процесс, что свидетельствует о ненормальном состоянии экономики (рис. 5).


Рис. 5. Сравнение динамики уровня безработицы в I квартале последних трёх лет.


ПУГАЮЩИЙ ОБЛИК СТАБИЛИЗАЦИИ

Но даже если предположить, что российская экономика действительно стремится к равновесию, то возникает вопрос, насколько такое равновесие совместимо с жизнеспособностью страны. После ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры в результате санкций и падения цен на нефть, наконец, появился оптимизм в отношении будущего развития страны. Возникла надежда, что обстоятельства, в конце концов, заставят руководящую элиту перейти к реальному импортозамещению, создать условия для развития бизнеса и вернуть государству обязанность руководства экономическим ростом. Однако реакция российских властей оказалась не только не достаточной, но в отдельных случаях и прямо противоположной требованиям дня. Вместо того, чтобы сконцентрироваться на обеспечении стабильности национальной валюты в трудную для страны минуту, ЦБ отпустил рубль в свободное плавание, полностью дестабилизировав финансовые рынки. В то время как ожидалось создание механизмов доступного кредитования реального сектора, ЦБ взвинтил ставки. Экономическая модель страны не только осталась неизменной, но отдельные, и без того неоптимальные, параметры ещё больше усугубились. На данный момент можно констатировать, что ожидаемое в будущем равновесие установится намного ниже того уровня, на котором находилась российская экономика до начала текущего кризиса, так как при новой цене на нефть и величине оттока капитала падение уровня жизни населения становится неизбежным. При этом экономика, как и раньше, будет находиться в состоянии медленной, но устойчивой деградации.

После того, как в 2011 году углеводородный потенциал роста был исчерпан, экономические показатели плавно покатились вниз. Почти к нулю приблизился рост ВВП (рис. 6).


Рис. 6. Квартальные данные роста ВВП.

Одновременно с этим началось уменьшение количества коммерческих организаций, занимающихся инновациями (рис. 7).


Рис. 7. Удельный вес организаций, осуществлявших технологические, организационные, маркетинговые инновации.

Таким образом, даже в случае преодоления острой фазы экономического кризиса Россия остаётся лишённой любых источников экономического развития. Экспорт углеводородов больше не может приносить доходы на прежнем уровне ввиду снижения стоимости энергоносителей, которая, судя по недавним заявлениям ОПЕК и готовности Запада выпустить Иран на мировой рынок нефти, продлится ещё долго. Но и рост ВВП за счёт наукоёмкого сектора невозможен из-за трудности организации научно-производственных инноваций в рамках существующей экономической системы, без качественных изменений которой не получится вырваться из того экономического тупика, в который загнало страну управление в стиле рыночного фундаментализма.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3858
16183
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика