Маятник деофшоризации

Маятник деофшоризации

Событие: Минфин РФ может смягчить антиофшорный закон и на первом этапе распространить его только на крупных акционеров. Напомним, что ранее Президент заявлял о курсе на деофшоризацию экономики страны.

Комментирует эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Людмила Кравченко

Антиофшорный закон оттягивался уже достаточно долго, что неудивительно для страны, в которой ежегодные объемы вывоза капитала через офшорные зоны превышают 4 % от ВВП и 12% от государственных расходов. Закон призван остановить вывоз капитала, и в его исходном виде он мог бы справиться с этой задачей. Однако незаинтересованный в этом крупный бизнес всячески лоббирует смягченные варианты законопроекта. Здесь интересы бизнеса наталкиваются на интересы государства.

Бюджет страны продолжает недополучать колоссальные средства, которые могли бы инвестироваться в российскую экономику, но оседают в офшорах.

Сейчас за рубежом объем накопленных прямых российских инвестиций превышает объем прямых иностранных инвестиций, накопленных в России. Список основных инвесторов в российскую экономику (Кипр, Нидерланды, Виргинские острова, Люксембург) свидетельствует о том, что иностранные инвестиции в российскую экономику – это миф. В реальности более 55 % всех инвестиций - это реэкспорт выведенных в офшоры отечественных финансов. И задача антиофшорного закона – вернуть эти средства в оборот российской экономики.

Ситуация парадоксальная: страна, богатая крупнейшими природными ресурсами, получает минимум от пользования ими, отдавая все на откуп частного сектора. И неудивительно, что конфликт между Минфином, действовавшим по распоряжению президента, и частным сектором должен решать либеральный Медведев, политика которого в отношении данного закона видимо и была направлена на затягивание его принятия, ведь с 2012 года, когда было дано первое поручение президента, реальных шагов его кабинетом предпринято не было. Бизнес требует ряд уступок со стороны Минфина.

Во-первых, это установление льготного периода, в течение которого будет снижаться пороговый уровень доли владения, при котором компания будет подпадать под анти-офшорный закон. Так, вероятно, исходный порог составит 50%, в течение трех-четырех лет он должен быть снижен до 10%. Минфин предварительно дал согласие на установление подобного периода, однако продолжительность периода точно не оговорена и колеблется от одного года, о чем говорил министр по вопросам Открытого правительства М. Абызов до трех-четырех лет, о чем заявила замдиректор департамента инвестиционной политики Минэкономразвития Б. Панина.

Во-вторых, бизнес просит расширить список стран, которые будут освобождены от действий российского налога. Сейчас в этот список входят страны, эффективная ставка налога на прибыль в которых не должна быть меньше 75% от российской (т. е. ниже 15%). Бизнес настаивает на снижении ставки до 50%, то есть фактически в список попадет и Кипр, где ставка составляет 12,5%.

В-третьих, бизнес может попросить создать стимулы для репатриации капитала. Минфин уже поддержал идею амнистии капитала, который возвращается из офшоров в Россию - освобождение от штрафов, пеней и уголовного преследования. 
Итак, данные уступки значительно понижают потенциальную эффективность закона. Бизнес вновь получает возможности для маневрирования, значит, решение проблемы борьбы с бегством капитала административными способами оказывается недостаточно эффективным в условиях господства неолиберальной идеологии в правительстве страны, идеологии, для которой понятие национального интереса вытесняется принципами экономической прибыли и наживы.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2750
9693
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика