Минздрав предупреждает — жизнь или кошелёк!

Минздрав предупреждает — жизнь или кошелёк!

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Нина Мозер

Дефицит коечного фонда и сокращение персонала в медицинских учреждений забайкальского края привёл к тому, что в регионе больничная летальность выросла на 14%. Кроме того, многие люди умирают дома, так как им не могут вовремя оказать необходимую медицинскую помощь. В прошлый кризисный год трагедия унесла жизни 5 тыс. человек. Однако высокие министерские чиновники утверждают, что всё дело — в хроническом алкоголизме, а не в дефиците койко-мест. И требуют ещё сократить места…

Нужны деньги — сокращайте койки, не нужны, так и продолжайте работать в «недостаточном» режиме с лишними койками. В таком ключе федеральное здравоохранительное ведомство решило построить диалог с забайкальскими властями, требуя от них соответствовать общему правилу новой реформы — оптимизации бюджета на стратегическую отрасль — медицинскую.


ВСЁ — ПО ПЛАНУ!

Минздрав России попросил сибирских врачей действовать в соответствии с планом оптимизации — сокращать койка места, если региону нужны федеральные деньги. Об этом сообщил губернатор Забайкальского края Константин Ильковский, выступая (на прошлой неделе) на заседании комиссии по устойчивому развитию экономики и обеспечению социальной стабильности. «Мы понимаем, что не всё гладко в реформе здравоохранения, но получаем от правительства и Минздрава замечания о том, что действуем не в соответствии с планом, имеем лишние койки, недостаточную работу койки и так далее, — в частности, поясняет вопрос губернатор. Нам говорят — недостаточно работаете, значит, деньги вам не нужны, а если нужны, то сокращайте койки». На первый взгляд — вопрос ясный: нехватка средств на государственную медицину и её перевод на новую систему финансирования спровоцировало сокращение койко-мест в больницах в масштабах всей страны. Однако есть одно «но».

После нескольких протестных акций, прокатившихся волной по многим российским регионам ещё в прошлом году, «наверху» решили «попридержать коней». В этом году премьер-министр РФ Дмитрий Медведев однозначно дал понять, что для некоторых регионов должен быть разработан иной механизм поддержки, отличающийся от бюджетного кредитования. За этот аргумент, как за спасательную шлюпку, и зацепился забайкальский губернатор. «Есть поручение председателя правительства о том, что для таких регионов как наш, инструменты бюджетного кредитования не отражают всю проблематику, — рассказывает он. — Поручение есть, документы готовятся и думаю, осенью будут сделаны соответствующие корректировки бюджета и мы получим поддержку».

По оценкам аналитиков Фонда независимого мониторинга «Здоровье», эта ситуация напоминает то, как высокие чиновники откровенно, методично, публично «выкручивают руки» медикам, несмотря на то, что так поступать не должны. «Минздрав России неоднократно подчеркивал, что не имеет отношения к реализуемой в регионах оптимизации здравоохранения, хотя „дорожные карты“ этого процесса согласовывались с головным ведомством, — поясняет вопрос директор Фонда Эдуард Гаврилов. — Сегодня, вместо того чтобы скорректировать программы оптимизации в пользу реального повышения качества и доступности медпомощи, министерство ревностно следит, сокращены ли все койки по плану. А планы эти заведомо не были выверены».

Коечный фонд в Забайкальском крае уменьшился в прошлом году с 10 тыс. коек до 8,9 тыс. При этом смертность в регионе (по сравнению с 2013 годом) среди трудоспособного населенияувеличилась на 3,7% (5, 5 тыс. человек умерли дома). В то же время в регионе наблюдается уменьшение числа госпитализаций более чем на 37,1 тыс. случаев — до 234 тыс (в 2014 году). Из них 10,5 тыс. — это снижение госпитализаций сельских жителей. Больничная летальность в регионе выросла в прошлом году на 14%. На все неутишительные показатели у Минздрава России ответ один: «основной фактор смертности населения — высокая заболеваемость хроническим алкоголизмом и смертность от случайных отравлений алкоголем», а сокращение коечного фонда к делу, как говорится, не пришьёшь.

К слову, Минздрав заинтересовался работой Фонда, в частности, по Забайкальскому краю, и попросил список экспертов, которые работали по расчётам, чтобы пригласить их для беседы в Центральный НИИИ организации и информатизации здравоохранения.

Интересно то, что, если просмотреть регионы нашей большой страны на предмет того, как реформа приживается на местах, то в каждом из них найдётся своя неудобная Минздраву статистика. Согласно статистическим данным, только в прошлом году в России было сокращено более 30 тыс. коек, а число смертей в стране выросло (по данным Росстата) на 3,7%. «В абсолютных цифрах это означает, что ушли из жизни еще 17,8 тысячи человек, — рассказывает директор Фонда независимого мониторинга „Здоровье“. — Например, в Тверской области — больничная летальность выросла на 8%, в Пензенской — на 11,5%, в Забайкальском крае — на 14%. На этом фоне рост показателя числа дней работы койки в году и сокращение дней пребывания больного на койке выглядят как насмешка. Почему не это волнует чиновников, а исполнение дальнейших планов сокращения?»


КАК ЭТО БЫЛО ОСЕНЬЮ 2014

Неудобные цифры для высоких чиновников начались не вчера и не позавчера, а в прошлом году — с митингов и «голодовок-протестов». В частности, осень 2014 года запомнилась масштабными протестными акциями медиков, громко прокатившимися по всей стране. Одна из первых состоялась в Москве в начале ноября, где прошёл митинг врачей, которые выразили недовольство реформой здравоохранения в столице, а именно, её конкретными последствиями: закрытием нескольких десятков больниц и стационаров, а также сокращением медицинского персонала, которому предложили искать новую работу в поликлиниках. Затем был митинг «За доступную медицину», объединивший 40 городов. В Москве его участники пронесли по улицам гроб и транспарант с надписью «Мне не хватило койкоместа!», а в Санкт-Петербурге — плакаты «Нет — либеральной реформе здравоохранения».

Но самая громкая и длительная акция протеста прошла в Уфе — «голодовка протеста». Там, ещё в сентябре работники станции единственной скорой помощи в городе объявили голодовку (всего 24 человека, голодовка прошла в два этапа). Они не требовали ничего необычного: увеличения зарплат по одной ставке, гарантированных доплат за ночные часы, а также выплат стимулирующих надбавок. Как писала пресса, региональные власти требования уфимских медиков выполнили, и голодовка прекратилась (только в октябре после вмешательства президента национальной медицинской палаты Леонида Рошаля, который пообещал добиться исполнения всех условий в обмен на перемирие). Кстати, по странному стечению обстоятельств — профсоюзный организатор Андрей Коновалов (профсоюз медработников «Действие») был избит неизвестными после того, как помог уфимским работникам скорой помощи провести переговоры.

Однако уже весной 2015 года (март—апрель) ситуация повторилась. В своём официальном письме сотрудники скорой помощи написали следующее: «Во время голодовки протеста, проходившей на ССМП г. Уфы в октябре 2014 года были требования — прекратить административное давление на сотрудников, участвующих в протестной кампании, а также прекратить искусственно созданное ограничение приема специалистов на вакантные должности медработников Орджоникидзевской подстанции. Минздрав РФ рекомендовал Министерству здравоохранения РБ предпринять меры по приведению состава выездных бригад СМП г. Уфы в соответствие с требованиями порядка оказания скорой, в том числе скорой специализированной медицинской помощи, утвержденного приказом №388-н. Вместо этого Администрация изменила штатное расписание и уменьшила плановый выход бригад на Орджоникидзевской подстанции. Из 86 человек, поступивших на работу в 2014 году, на Орджоникидзевскую подстанцию направлено 3 человека».

И на этот раз (третий по счёту) ситуацию удалось разрулить.

Сколько медикам нужно провести акций протестов против ликвидации медучреждений, сокращения штатов, низкой заработной платы, снижения доступности и качества медицинской помощи, сколько раз им нужно заявлять о себе власти, чтобы они были услышаны? И как можно надеяться на то, что тебя услышат, когда современная система здравоохранения похожа на двуликого Януса.

Был такой национальный проект «Здоровье», со всеми недостатками, как про него в своё время сказал Леонид Рошаль, но он был, так как деньги выделялись и люди работали: удалось немного поднять зарплаты, сохранить первичное звено. Тогда удалось сохранить хотя бы то, что было. Но спустя три года все хорошие идеи закопали в землю и стали требовать — «сократить», указывая на колоссальный дефицит бюджета, и соответствовать процессу оптимизации. При этом никто не думает о том, что, прежде всего, страдают люди. Ведь за каждой цифрой, отражающей очередное падение в статистической характеристике региона, стоит жизнь отдельного человека.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ
Здравоохранение России: мифы, реальность, решения

Федеральный бюджет: финансовый документ или пропагандистская листовка?

Ход конём от Минпромторга: оглашён расширенный список запрещенной к импорту в Россию медицинской техники

Отмена педиатров или шах российской медицине


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
6256
21336
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика