Митинг врачей и им сочувствующих

Митинг врачей и им сочувствующих

Событие: 30 ноября 2014 года в Москве, Казани, Екатеринбурге, Санкт-Петербурге и других городах России прошли митинги против реформ здравоохранения и образования. По данным московской полиции, в митинге врачей в Москве приняло участие около 1,5 тысячи человек, организаторы называют цифру в 10 тысяч человек, независимая оценка, которая видится наиболее близкой к истине, сообщает о 5,6 тысячах человек.

Комментирует: эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Наталья Шишкина


В прошедшем 30 ноября митинге приняли участие многие представители оппозиционных партий, что дало возможность некоторым представителям столичного департамента здравоохранения сказать, что акция была политизирована.

Причиной акции стала проводимая реформа по оптимизации и повышению эффективности здравоохранения, по сути, превращающая отрасль в бизнес и позволяющая государству снять с себя социальные обязательства по обеспечению доступа к медицинской помощи.

В данном случае примечательно следующее: уже проведена и проводится реформа образования, также вызвавшая протесты как работников образования, так и родителей школьников. По той же схеме, несмотря на возмущение и напряжение в обществе, проводится реформа здравоохранения. Сливались школы – сливаются и больницы, закрываются маленькие и  сельские школы – закрываются небольшие и участковые больницы, курс на увеличение зарплаты учителей, реализованный в сокращении кадров – то же самое происходит и в здравоохранении, вводится категория «эффективный контракт» - и в образовании, и в здравоохранении.

Опора, как и всегда, на опыт западных стран, но что русскому хорошо, то немцу – смерть, и наоборот. В других странах иные условия жизни, в том числе – и другой климат, особенности жизненного уклада, развитие инфраструктуры, в том числе транспортной инфраструктуры, что влияет на заболеваемость и уровень жизни, доступность образования и медицинской помощи.

Проблема реформы далеко не только в сокращении «профицитных» 15 тысяч медработников [1], которым пообещали выплатить от 200 до 500 тысяч рублей отступных – что не может компенсировать потерю рабочего места.

После сокращения количества больниц, особенно участковых больниц, уменьшилось и количество коек, сократился доступ к медицинской помощи. Если в 2005 году в России по данным Росстата было 2631 участковая больница и 62,3 тысячи коек в них, то уже в 2012 году 237 больниц и 5,4 тысячи коек. При этом заболеваемость с того же 2005 года выросла с 743 человек на 1000 человек населения до 799 человек в 2013 году. Также выросло и количество человек на койку – с 90,1 в 2005 году до 110,4 в 2013 году. При этом в среднем на одного члена домохозяйства увеличились расходы на платные медицинские услуги. Это говорит, во-первых, о сокращении возможностей людей распределить денежный доход на что-то другое – как, например, культурный досуг, образование, непродовольственные товары. Во-вторых, о том, что постепенно ухудшается доступ к медицинской помощи. В-третьих, о том, что население чаще испытывает необходимость в получении медицинской помощи, то есть состояние здоровья ухудшается.


Рисунок 1. Расходы на платные медицинские услуги в среднем на одного члена домохозяйства, в % от среднедушевого дохода, по данным Росстата

Медицина, как и образование, передается в частные руки. С 2000 года количество негосударственных больниц выросло в 2,6 раза к 2012 году, количество коек в негосударственных больницах от общего количества коек выросло в три раза, хоть и составляет пока количественно лишь малую часть. От общего количества больниц доля негосударственных в 2000 году была 0,8%, в 2012 году уже 3,64%.

С 2000 года по 2012 год количество негосударственных амбулаторно-поликлинических учреждений выросло в 2 раза, а доля в общем количестве амбулаторно-поликлинических учреждений по сравнению с 2000 годом увеличилась почти в три раза.


Рисунок 2. Изменение доли негосударственных больниц и амбулаторно-поликлинических учреждений, в % от общего количества больниц и амбулаторно-поликлинических учреждений.

Тенденция перехода медицины в частный сектор очевидна.

Это значит, что Россия как социальное государство не выполняет своих обязательств, перекладывает расходы и обеспечение здравоохранения на население, "сбрасывает" со своих плеч родной народ.

Стоит отметить, что увеличение частных медицинских учреждений связано не только с сокращением больниц, но с лучшими по сравнению с государственными учреждениями условиями работы врачей, уровнем зарплат и материальным обеспечением. Тем не менее, частная, ориентированная на прибыль, медицина существенно дороже [2]. Почему происходит явно контрпродуктивное реформирование? Такова логика либеральной догматики. Прочитайте следующую цитату и станет понятно, что все подобное безобразие запрограммировано. Яснее и циничнее, чем Медведев - не скажешь.

«В ближайшие годы мы должны существенно снизить смертность от инфарктов, инсультов, злокачественных заболеваний и от дорожных травм, кратно уменьшить инфекционную заболеваемость, добиться снижения инвалидности от сложных форм сахарного диабета и аллергических заболеваний. В этих целях вся организация оказания медицинской помощи должна быть устроена по-новому.

Медицинская среда должна становиться конкурентной, … мы должны максимально способствовать, чтобы в эту сферу пришли и частные инвесторы. На самом деле это большой и перспективный бизнес».

(Д.А.Медведев. Выступление на V Красноярском экономическом форуме «Россия 2008—2020. Управление ростом» 15 февраля 2008 года, Красноярск).

Вот так! Бизнес, а не важнейший институт народосбережения, обеспечения здоровья людей.

Население планомерно ставят в такие условия жизни, когда люди лишаются возможности получить квалифицированную помощь и качественное образование и услуги здравоохранения. И то, и другое переводят в частные руки, а для людей это – дополнительные расходы, которые не каждый может себе позволить в том объеме, который требуется для наблюдения за своим здоровьем и получения образования. По словам Л.Рошаля, М.Кузьменко в условиях платной медицины подавляющее большинство населения России не будет обеспечено необходимым лечением, что повысит заболеваемость и смертность. Согласно исследованию РБК, наибольшее количество потребителей частных медицинских услуг имеют доход от 31 тысячи рублей и выше, доход до 30 тысяч имеют 28,4% от общего количества клиентов частных медучреждений [3]. Однако, согласно Росстату, в России на 2013 год доход ниже 30 тысяч рублей имеют 72,3% населения. По состоянию на второй квартал 2014 года, только 22,2% домохозяйств имеют среднедушевой доход свыше 28,5 тысяч рублей.

Частные медицинские центры, клиники ориентированы на меньшинство, в то время как большинство окажется в условиях недостатка медицинской помощи.

Но началось всё значительно раньше. Первым признаком грядущих перемен в образовании и здравоохранении стало введение в оборот словосочетания «медицинские услуги» и «образовательные услуги». Не медицинская помощь, не образование, а услуги. Так население готовили к тому, чтобы воспринимать образование и здравоохранение как рынок.  Это можно рассмотреть как  начало «закладки» революционного заряда.

На фоне этих социальных реформ проявляется кризисная ситуация в экономике, что вносит свою лепту в дестабилизацию состояния общества.

Из-за падения цен на нефть и как следствие ослабления рубля, начинают распространяться тревожные настроения в обществе, ухудшаются условия жизни. В этой связи интересна следующая аналогия: перед развалом СССР происходили подобные же события. Упала цена на нефть – как и сейчас – сократились доходы государства от нефти. Следует отметить, что несуверенность бюджета СССР из-за экспорта нефти была значительно ниже, чем несуверенность от экспорта нефти России [4].

После резкого сокращения нефтяных доходов, быстрого роста дефицита бюджета и внешнего долга, СССР был вынужден ориентироваться на помощь западных стран, что давало последним возможность манипулировать страной. Сейчас вместо западных стран могут выступить страны АТР, которые не преминут воспользоваться сложившейся ситуацией. В России также происходит и рост общего внешнего долга.


Рисунок 3. Рост суммы общего внешнего долга России, в % к 2005 году, по данным ЦБРФ

Были упразднены некоторые министерства и ведомства и создавались неэффективные управленческие структуры, что привело к ухудшению возможности управлять экономикой и ориентации предприятий на местные органы власти. Что впоследствии сыграло свою роль в возникновении центробежных тенденций и межнациональных конфликтов.

В России в последнее время также идет с одной стороны сокращение министерств и ведомств, а с другой – создание новых, территориальных, министерств. Отсутствует единая региональная политика, наблюдаются центробежные тенденции и расширение географии межнациональных конфликтов.

Психологический климат в обществе ухудшается. Напряженное общество легко столкнуть в пропасть гражданской войны и революции, из групп людей со сходным эмоциональным состоянием и общим объектом внимания легко сделать толпу – реформы социальной сферы затрагивают главные ценности людей (здоровье, знания, труд и т.д.), вне зависимости от профессиональной принадлежности и социального статуса. Объектом внимания в данном случае выступит власть, государственные институты. Получается, что население России – путем разогревания протестных настроений, подготовки формирования толпы – кто-то готовит к сценарию революции. И чем больше непопулярных реформ, ухудшающих условия жизни – тем больше вероятность, что следующая реформа станет детонатором. Конечно, этот процесс существенно замедлили другие события, на которые отвлеклись россияне. Затормозилось распространение возмущения и с помощью хоть и запоздалого, но всё-таки разъяснения сути реформ в определенном ключе, как успокоительное подействовала массированная трансляция ярких позитивных картинок развития страны. Но тем острее возможна реакция на проведенные «втихую» реформы, когда реальные результаты – а они не будут видны мгновенно – проявятся.

Происходящие изменения ведут страну к глубокому и опасному кризису. Складывается впечатление, что все эти неблагоприятные условия создаются целенаправленно.

Реформа здравоохранения, которую президент России называет недоработанной, внедряется и продолжает осуществляться.

То же самое происходит и с реформой образования. Без общественных обсуждений, в тишине кабинетов принимаются решения, затрагивающие наиважнейшие сферы жизни человека и общества – при этом руководствуясь советами неких «иностранных советников» и стремлением повысить прежде всего эффективность – не качество! – образования, медицины и т.д.

Судя по тому, что происходит и может произойти в социальной сфере и обществе – «иностранные советники» руководствовались вовсе не интересами России. Но тогда возникает вопрос: если очевидно, что советы иностранных специалистов вредны – тем более, что печальный опыт опоры на советы иностранцев у России уже имеется, - почему чиновники следуют им? Неосознанно, тем самым признавая свою плохую осведомленность, некомпетентность и отсутствие российских специалистов? Тогда кто именно продвигает такие назначения и прилагает усилия к сохранению влияния этих управленцев – не способных увидеть реальную ситуацию и легкомысленно полагающихся на иностранных советников?..



[1] http://medportal.ru/mednovosti/news/2014/11/27/002compensating/

[2] http://daily.rbc.ru/ins/business/26/10/2014/544cfa0acbb20f3b7672b59d

[3] http://marketing.rbc.ru/reviews/medicine2013/chapter_4_2.shtml

[4] http://rusrand.ru/response/kuda-idet-rossija


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2217
6622
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика