Моду на профобразование должны диктовать российские, а не западные реалии

Моду на профобразование должны диктовать российские, а не западные реалии

Владимир Викторович Волк — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Недавно глава Министерства образования и науки РФ Дмитрий Ливанов подписал приказ, согласно которому у школьников появится шанс получить свою первую профессию, не имея аттестата. Приказ вносит изменения в уже утвержденный порядок организации и осуществления образовательной деятельности по основным программам профессионального обучения. По замыслу инициаторов этого нововведения, к освоению основных программ профессиональной подготовки по профессиям рабочих, должностям служащих отныне допускаются лица различного возраста, в том числе не имеющие основного общего или среднего общего образования. Ранее предъявлялось требование о наличии школьного аттестата.

Насколько данный приказ открывает что-то новое в отечественной системе образования или всё-таки это намёк на реанимацию хорошо забытого и даже оплёванного старого? Не мы ли все вместе рукоплескали, когда из системы среднего образования в школе был выведен целый ряд предметов и дисциплин? Всё якобы для повышения статуса этого самого образования и более качественной подготовки учащихся. И как итог — едва ли не каждая семья получила аттестованного отпрыска, не имеющего элементарных практических навыков, не приспособленного к физическому труду, морально не готовому к нему. А нередко — ещё и компьютерного игромана. К слову, советская школа достаточно серьёзно обучала навыкам практического труда и даже выпускала уже готовых специалистов некоторых рабочих профессий.

Да что там рабочих? Едва ли не каждый советский школьник, особенно в 60-70-е годы мечтал стать космонавтом. И вдруг в стране, которая из послевоенной разрухи первой освоила космическое пространство, в средней школе исчезла астрономия. Причём давно — ещё в начале 90-х годов, когда мудрые либеральные мужи стали подгонять общее образование в России под западный образец. Естественно, зачем россиянам знать, как устроена Вселенная, если этого не изучают американские сверстники? Но ведь именно советская школа с её «непрогресивным» образованием вывела страну вперёд в освоении космоса, в отечественных НИИ делались мировые научные открытия, без оглядки на импорт работала промышленность.

Вспоминается тот период, когда просматривая иностранные фильмы, мы замечали, что у нас такие же, как и у французов и итальянцев квартиры, машины, телевизоры, стиральные машинки и кондиционеры. И делались они на советских заводах, строились и собирались руками наших соседей и друзей, закончивших советскую школу, ПТУ или институт. Да, безусловно, и сейчас россияне ездят на таких же автомобилях, как и европейцы, обставили квартиры аналогичными приборами и техникой, как у западных товарищей. С одной лишь оговоркой: произведены они не нами. И деньги и налоги россиян пошли не в экономику Родины.

Какие преимущества получило российское образование, в котором ненужным сочли черчение, убрав его числа обязательных школьных предметов, развивающих пространственное воображение и геометрическое мышление? Сократили уроки физики, математики и русского языка, зато «сдобрили» программу, например, загадочным предметом «основы коммуникаций». Мы смеялись из американцев, что они не знали, где находится Эстония или Молдавия, а сейчас у нас половина старшеклассников не найдёт их на карте. Редкий сегодняшний студент ответит, кто такой Фидель Кастро, чем радиолокационное излучение отличается от радиактивного и кто виноват в развале СССР.

Вот реформаторы и дореформировались до того, что приходится на ходу разворачивать оглобли. Видимо, аналитики от профобразования докладывают, что скоро страну можно будет брать голыми руками, поскольку выпускники школ с принципами работы лопаты и молотка, вообще трудовыми навыками знакомы лишь через просмотр старых советских фильмов.

Сразу после распада СССР были тревогу по поводу «утечки мозгов». Тысячи талантливых молодых инженеров и учёных предпочли продавать свой труд и знания на Западе. Сейчас в набат никто уже не бьет. Думаете, что «встающая с колен» страна дала возможность молодым реализовывать свой потенциал и знания на отечественных предприятиях? Как бы не так! Просто уровень подготовки специалистов в России перестал интересовать научные круги мировых гегемонов. Пример из практики вступительных экзаменов в Тюменской государственной архитектурно-строительной академии 2002 года: абитуриент, имеющий золотую медаль, на вступительном экзамене по математике показал нулевой уровень знаний. Однако никаких последствий, кроме частных высказываний членов приемной комиссии по поводу цены «школьного золота», этот факт не имел.

Здесь невольно и вспомнишь, с какой помпой комментировались новеллы принятого в 2012 году Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» и вступившего в силу с 1 сентября 2013 года. О том, например, что уровень начального профессионального образования никуда не исчез, но повысился его статус. Оно было включено в систему среднего профессионального образования в качестве первого уровня — подготовки квалифицированных рабочих и служащих. Сделано это для того, чтобы обеспечить необходимый уровень подготовки рабочих. Получаемых сейчас знаний уже не хватает для профессиональной деятельности, так как повсеместно внедряются наукоемкие технологии, требуется умение учиться и профессионально совершенствоваться.

То есть — хочешь получить рабочую профессию, заканчивай девять классов — и иди в ПТУ. А как же средняя школа? А школа превратилась в элитарный клуб. Без гимназий и лицеев, но с декларативным, а не обязательным  получением основ среднего профобразования. Так сказать — резерв будущих «экономистов» и «юристов». В 80-е годы любой выпускник средней школы владел какой-то трудовой профессией. В городах и рабочих посёлках были созданы учебно-производственные комбинаты, и один учебный день в неделю был посвящен освоению профессий водителей, слесарей, токарей, медсестёр или швей. Всё — в зависимости от спроса на рынке труда конкретного населённого пункта или заказа военного комиссариата.

В советские времена детский труд широко приветствовался во всех общеобразовательных учреждениях, поскольку его использование отвечало целям государства и проводилось в рамках трудового и патриотического воспитания достойного строителя коммунизма. К примеру, в пункте 3 «Положения об организации общественно полезного, производительного труда учащихся общеобразовательных школ», утвержденного приказом Министерства просвещения СССР от 11 мая 1985 №81, записано следующее: «…проводится ежегодная трудовая практика учащихся: в V–VII классах в течение 10 дней по 3 часа в день, в VIII–IX классах — 16 дней по 4 часа, в X(XI) классах — 20 дней по 6 часов. Сроки, место и порядок прохождения практики определяются исполкомами районных и городских Советов народных депутатов исходя из местных условий»; «… Продолжительность работы школьников во время каникул для учащихся II–IV классов — до 2 часов, V–VII классов — до 3 часов, VIII–IX классов — до 4 часов, X–XI(XII) классов — до 6 часов в день».

Мамы и папы в те старые и добрые времена были лишены возможности обжаловать в прокуратуре трудовую «эксплуатацию» своих чад. Более того, младшие дети в обязательном порядке проходили трудовую практику на полях ближайших сельхозпредприятий, а старшеклассники — на заводах и фабриках отечественной промышленности, в больницах и на автопредприятиях. С начала 2000-х годов в наших школах исчезло такое традиционное, знакомое ещё со времён Российской империи понятие, как дежурство по кабинету. Когда каждый школьник раз в месяц мог поучиться труду, с ведром и тряпкой заботясь о чистоте собственного учебного места. Субботники и санитарные дни в советской школе — это как «отче наш». Даже вызывающие зависть уровнем образованием японцы заставляют своих детей без лишнего барства мыть свои школы, убирать территорию и не обязывают родителей вносить деньги и за так называемый «клининг».

Нынешнее российское законодательство содержит жёсткую норму о регулировании детского труда в образовательных учреждениях. В соответствии с ней привлечение обучающихся, воспитанников в гражданских образовательных учреждениях без их согласия и согласия родителей (лиц, их заменяющих) к труду, не предусмотренному образовательной программой, запрещено. Ранее действовавшие нормативно-правовые акты, устанавливающие обязательность ученического труда за рамками учебной программы,с 1992 года были либо отменены, либо подлежали применению лишь в части, не противоречащей закону об образовании.

Единственным нормативно-правовым актом, сохранившим свою юридическую силу до сегодняшнего дня, является постановление Госкомтруда СССР, Госкомобразования СССР, Секретариата ВЦСПС и Секретариата ЦК ВЛКСМ от 03.06.1988 №343/90-01-490/25-01/17-30/43/34-а «Об утверждении Положения о порядке и условиях добровольного труда учащихся общеобразовательной и профессиональной школы в свободное от учебы время». Однако данное положение регулирует отношения, связанные с работой учащихся на предприятиях, в учреждениях и организациях с их согласия и в свободное от учебы время. Таким образом, речь в этом документе идет о возможности учащихся, достигших 14-летнего возраста, трудиться за вознаграждение, то есть быть участниками трудовых отношений, что никак не связано с работой в рамках школы.

Откуда-то в последние годы появился миф о чрезмерной загруженности российских школьников. Большинство педагогов считают, что это миф.

Советская школа работала на «шестидневке». Достаточно нехитрым методом взять 24 учебных дня, умножить на восемь месяцев (за исключением каникулярных периодов) и ещё раз умножить на десять лет. Получим условных 1920 учебных дней. Теперь ту же процедуру проделаем с нынешним курсом средней школы: 20 дней умножим на восемь месяцев и одиннадцать лет. Получим 1760 учебных дней. Так был ли смысл избавлять школу от «ненужных» предметов и профобразования? Любой пятидесятилетний россиянин согласится, что в «то время» успевали не только учиться, помогать родителям, но и активно заниматься спортом. Не хватало футбольных полей и мячей, использовали пустыри, кирпичи вместо штанг и консервные банки. Сейчас есть поля и качественные мячи, но нет футболистов. И за отечественные клубы выступают не наши воспитанники, а иностранцы.

Как-то незаметно, но домашние задания, заставлявшие учить, анализировать, понимать суть задания заменены ответами в тестах модных рабочих тетрадей. Ухудшение качества образования продолжилось с введением в практику ЕГЭ и переход на двухуровневую систему образования. Как отмечается специалистами, «егэизированные» учащиеся — это демонстрация культурно-образовательной варваризации и информационной бедности. Если в последние 25-30 лет культурно-образовательный уровень выпускников школ снижался постепенно, то несколько «егэшных» лет не просто резко, а катастрофически ускорили этот процесс. Лучшее, чем ЕГЭ, средства культурно-психологической примитивизации подрастающего поколения придумать трудно. По данным социологов, только 13% россиян считают ЕГЭ более эффективным, чем старая система проверки знаний.

Итак, что имеем в знаменателе? Имеем неэффективную систему образования, которая продолжает деградировать, несмотря на активное проведение реформ в этой области. Имеем целое поколение аттестованных и дипломированных безработных, проедающее семейные бюджеты родителей и пенсии стариков. Имеем колоссальный дефицит рабочих специальностей, который составляет около половины потребностей и который восполняется за счёт трудовых мигрантов.

Неужели не хватает своих рук?

Хватает, только их не научили работать ещё в школе и приучили к тому, что все жизненные задачи решаются с помощью родителей или нехитрых тестов, ответы на которые ещё и можно подсмотреть. Вот, есть, например, дефицит автоинспекторов? Или частных охранников? Нет. Тогда почему в России есть дефицит рабочих? Потому что так выписаны законы и нормативные акты об образовании, что труд и профессиональные рабочие знания стали не в чести. И это тоже определённый тест для разработчиков законопроектов.

Даст ли эффект вышеупомянутый указ министра образования о получении первой профессии, не имея аттестата? Рискну предположить, что не даст. Возможно, он решит проблему каких-то индивидуумов, стремящихся к получению профессии или вынужденных её получить, чтобы заработать и выжить. Но это единичные случаи, а не система. А создать систему — это стряхнуть пыль со старых советских циркуляров, дополнить и усовершенствовать их, включить в эту работу бизнес-сообщество, муниципальные и федеральные структуры, индивидуальных предпринимателей и совместно восстановить профобразование в отечественных школах. А всё, что было выписано под модные западные стандарты, спрятать под сукно. Возможно, когда-нибудь и пригодится. А моду должны диктовать российские реалии.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Учиться, учиться, и еще раз...

Безработица в России

Министерство образования и науки — бастионы западничества в России

Образование погибло

Возвращение к смыслам: труд и служение

Зачем нужен ЕГЭ

Мировой кризис образования: необходимость возвращения к истокам

ЕГЭ как троянский конь нашего образования 

Реформа школы — обязательная часть больших катаклизмов

Исторический опыт и культурные традиции России в современной системе образования

Национальная безопасность страны и качество образования

Взаимосвязь критериев модернизации общества и образования

Почему сходные реформы высшего образования в России и Китае ведут к разным результатам?

Болонский процесс и экономика России

О повышении эффективности системы среднего образования

Борьба с безработицей или со студентами?

Ценность образования: от добродетели к товару

Система образования как способ управления миром



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1451
7087
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика