Неприоритетное здравоохранение

Неприоритетное здравоохранение

Правительство планирует сократить расходы на нацпроекты по здравоохранению. Чиновники предлагают выделить из бюджета в 52 раза меньше денег, чем запросил Минздрав.


Под громкими заголовками в СМИ выходят «интересные» сюжеты про то, как в какой-нибудь области местный министр здравоохранения пытается провернуть многомиллионную махинацию. Или про то, как от повального алкоголизма медиков страдают чиновники в своих кабинетах, заваленные письмами — жалобами от бдительных общественников и пациентов выборочных ЛПУ.

Есть и другие сюжеты. Про то, как в Челябинской области дети с редким (орфанными) заболеванием не получают лекарства, а родители вынуждены выбивать у местных чиновников от здравоохранения препараты, от которых зависит жизнь их детей. Про то, как руководство орловского дома-интерната оформляло кредиты — микрозаймы под 200% годовых — на инвалидов, угрожая выселить их из интерната и лишить пособий, надсмехаясь, издеваясь над теми, кого они должны опекать и защищать. Нормальному человеку трудно представить весь этот ужас. 

Историй много, а вопрос один и риторический — что это, если не цинизм? 

 

Сегодня стало известно, что чиновники предлагают выделить из бюджета в 52 раза меньше денег, чем запросил Минздрав на реализацию пяти приоритетных здравоохранительных проектов. Среди них —улучшение качества медпомощи новорожденным и женщинам в период беременности и после родов, развитие санитарной авиации в труднодоступных территориях, информатизация здравоохранения, развитие мониторинга движения лекарственных препаратов и подготовка кадров.

На их реализацию в течение трех лет (с 2017 по 2019 год) Минздрав планировал потратить 32 млрд. рублей, но Кабмин готов дать всего 610 млн. рублей. Из запрошенных на три года 32 млрд. рублей Минздрав планировал израсходовать 16,9 млрд. рублей на закупку детских вакцин против ветряной оспы и ротавирусной инфекции, 133 млн. рублей — на развитие перинатальных центров, 1,55 млрд. рублей — на информатизацию здравоохранения, 3 млрд. рублей — на маркировку и мониторинг госзакупок лекарств, 9,9 млрд. — на закупку авиационных услуг для оказания медицинской помощи в труднодоступных территориях и 610 млн. рублей — на образовательные проекты, сообщает РБК.


Правительство предлагает выделить на реализацию приоритетных проектов Минздрава меньше денег, чем на проекты в сфере экологии (62,1 млрд. рублей), в сфере образования (43 млрд. рублей), на проекты, связанные с ипотекой и арендой жилья (21,8 млрд. рублей), на развитие моногородов (9,4 млрд рублей) и на ЖКХ (5 млрд рублей). А на приоритетные проекты по развитию малого предпринимательства и строительству безопасных и качественных дорог Кабмин денег вообще не нашел.

Ранее сообщалось, что правительство решило сократить расходы на здравоохранение в 2017 году на 33%. Подробности следуют из проекта закона «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов», опубликованного Минфином на федеральном портале проектов нормативных правовых актов.

Общий объем ассигнований по статье здравоохранение составит 362 млрд. рублей против 544 млрд. рублей в уточненной росписи бюджета 2016 года. Расходы государства на стационарную медицинскую помощь сократятся на 39% — с 243 до 148 млрд. рублей. Расходы на амбулаторную помощь гражданам упадут в 1,7 раза — с 113,4 до 68,995 млрд. рублей. Расходы по статье «санитарно-эпидемиологическое благополучие» решено снизить на 16% — с 17,473 до 14,68 млрд. рублей. Расходы на прикладные исследования урезаны на 21% — до 16,028 млрд. рублей.

«Ведомости» писали, ссылаясь на федерального источника, что бюджет Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) остается несформированным из-за нехватки в нем средств на выполнение «майского указа» главы государства о повышении зарплаты медработников. В 2017 году дефицит таких средство составляет порядка 71 млрд. руб. — чуть более 4% доходов ФОМСа в 2017 году. На трехлетний период на индексацию зарплат медработников требуется почти 0,5 трлн. руб., следует из пояснительной записки к проекту бюджета фонда, как отмечала газета, в частности, в 2018 году -196,6 млрд., в 2019 году — 219,5 млрд. руб.

Ранее премьер-министр РФ Дмитрий Медведев в своей статье «Социально-экономическое развитие России: обретение новой динамики» для журнала «Вопросы экономики» заявил, что «эффективная бюджетная политика является непременным условием адаптации экономики к новым реалиям», а «жить по средствам, прежде всего, означает расходовать эффективно». «Мы продолжим оптимизацию расходов бюджета, сокращая менее эффективные расходы», — подчеркнул он. Еще заметил, что власти не могут позволить себе «ни словесного, ни тем более бюджетного» популизма, а в самый сложный период 2014—2015 гг. они «не давали пустых обещаний и не совершали опасных действий».


В статье много про «не будем», «глубокие структурные реформы», «популизм», за «который всегда платит народ», «постиндустриальное общество», «новые повестки», наблюдаемые «эффекты импортозамещения» и про другие «трансформации» всякого разного.

Завершается статья просто. Премьер уверен, что сейчас «нет возможности экспериментировать или просто ошибиться», что «все принимаемые решения должны быть максимально эффективными», так как «только в этом случае» можно «в обозримом будущем увидеть не просто контуры новой структуры экономики, а вполне ощутимые результаты», «которые, прежде всего, почувствуют люди», «которые дадут возможность России играть одну из ведущих ролей в мировой экономике», «которыми мы все сможем гордиться».

Фактически это означает, что пока нет никакой возможности выполнить «майские указы», которые определяют стратегические задачи и цели для развития страны на ближайшие годы — от прописанных жизнеутверждающих планов, подразумевающих мощный приток инвестиций в страну, до качественной и доступной медицины.

Высокопоставленным чиновникам и политикам признаваться публично в таком неисполнении нельзя. И гаранту конституции нельзя. Остается неприлично экономить, чтобы найти хоть какие-то деньги в бюджет. На этом фоне чиновники бодренько рассуждают об очередном прохождении по «дну кризиса» и находят «скромные поводы для оптимизма», понимая, что особенных иллюзий не было.

Несмотря на здравый смысл и надежду, здравоохранение попало под «бюджетные ножницы». И уже давно. Если люди от медицины называют преступлением то, что здравоохранение выводится из приоритетных стратегических направлений (безусловно, этот процесс не заявляется на трибуне: там у нас почти всё прекрасным образом обстоит), то в окружении премьера и президента всё громче звучат голоса тех, кто обозначает это колоссальное социальное бедствие для страны «оптимизацией».

В одном из своих интервью директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии (19 октября НИИ, которым руководит Рошаль, отмечал юбилей — 120 лет истории Института — прим. ред.) Леонид Рошаль (доктор медицинских наук, профессор, общественный деятель, «Детский доктор мира» — прим. ред.) очень просто объяснил суть «оптимизированных» вещей: «Был такой национальный проект „Здоровье“, со всеми недостатками, но он был, так как деньги выделялись и люди работали: удалось немного поднять зарплаты, сохранить первичное звено Тогда удалось сохранить хотя бы то, что было. Но спустя три года все хорошие идеи закопали в землю и стали требовать — „сократить“, указывая на колоссальный дефицит бюджета, и соответствовать процессу оптимизации».


«Я всегда говорю: Вы сначала дайте деньги до конца, а потом требуйте. И еще одно: ведь у нас есть Минфин, Минэкономики, и, когда я вижу в планах Минфина в течение следующих лет не уменьшение доли каких-то других расходов и увеличение доли здравоохранение, а уменьшение доли здравоохранения в ВВП с 3,7 до 2,8 – я думаю, ребята нарываются. Я думаю, что это будет не очень… Общий объем денег, как бы, увеличивается, но доля в ВВП…. А, это проблемы ментальности. У нас вопросы по финансированию есть. Я думаю, что мы в ближайшее время будем встречаться и с министром финансов Силуановым и, в общем, я понимаю, что много проблем у государства, очень много проблем. Я бы не хотел быть за столом у тех, кто решает, как деньги эти разделить…» (интервью «Эху Москвы, 2012 год — прим. ред.)

В 2011 году сотрудники Минздравсоцразвития России обратились с коллективным письмом к Владимиру Путину (тогда был премьер-министром — прим. ред.) и попросили оградить их от критики директора НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонида Рошаля. Письмо было ответом на критическое выступление Рошаля на I Всероссийском медицинском форуме, в котором он резко раскритиковал реформы здравоохранения (ведомство тогда возглавляла Татьяна Голикова— прим. ред.).


Авторы и подписанты письма заявили, что рейтинг Рошаля «резко упал в их глазах», обвинили его в некомпетентных высказываниях и попросили Путина  «уберечь нашу честь и достоинство от подобных выступлений, по сути не несущих за собой ничего конструктивного»

Что сделал Рошаль? Во время форума он потребовал увеличения финансирования здравоохранения — стратегической отрасли — и введения в неё грамотных управленцев от медицины. Его выступление в зале сопровождалось аплодисментами, а затем появилось это злополучное письмо, в котором графоманы написали про «гнетущее чувство пессимизма» и «горький осадок», которые остались у них после выступления Рошаля, которое «подорвало нашу (их — прим.ред) веру в дело, которому мы (они —прим. ред.)  отдаем всю свою жизнь».


В 2014 году Леонид Рошаль прокомментировал уже очевидное резкое снижение финансирования здравоохранения, особо обратив внимание на то, что разрушенную государственную систему здравоохранения сейчас просто рушат. 

В 2015 году стало ясно, что дальнейшего демонтажа системы здравоохранения не избежать. Премьер-министр прокомментировал утверждение о том, что современная реформа системы здравоохранения — это сокращение расходов под видом реформы, которое приведёт к росту цен на медицинские услуги. В результате оптимизации страна должна выйти на такое состояние медицины, когда медицинские услуги оказываются уже на другом уровне, сказал он в интервью пяти телеканаламА мысль премьера о том, что коечный фонд в стране используется неэффективно, так как на койки «тратятся огромные деньги, и в то же время они либо не используются, либо используются не по назначению, просто для того чтобы человек полежал, отдохнул», расхватали на цитаты.

И в 2016 году выходит статья Дмитрия Медведева, в которой премьер утверждает, что «в самый сложный период 2014—2015 гг. мы не давали пустых обещаний и не совершали опасных действий». Когда Кабмин сокращает расходы на приоритетные проекты в здравоохранении, что этому предшествовало?

Что это, если не цинизм?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2909
11984
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика