О «народниках» и услужливых патриотах

О «народниках» и услужливых патриотах

Владимир Викторович Волк — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

ОТВЕТ АЛЕКСАНДРУ ХАЛДЕЮ

Наступило время ответить на некоторые вопросы и реплики наших читателей, критически воспринявших статью на сайте Центра Сулакшина «Россию ведут по трагическому пути Новоросии». Автор Александр Халдей в работе «Что такое друзья народа и как они воюют против России» изложил свои аргументы, оппонирующие с основными тезисами нашей статьи, жирно намекая, что опубликованный нами анализ — «одна из форм борьбы с нынешней Российской государственностью».

Удивительное допущение и странное употребление ленинской риторики варианта 1894 года, которую вождь мирового пролетариата применял отнюдь не в его пламенной борьбе с умеренной патриотической оппозицией властному режиму, а как раз напротив — высмеивал либеральную политическую элиту вокруг трона и тусовку, её обслуживающую. Полемизируя и находясь в оппозиции к открывшей поход против социал-демократов власти, В.И.Ленин предупреждал: «Недолго сможет продержаться примирительное, трусливое, сентиментально-мечтательное народничество „друзей народа“, когда на него нападут с обеих сторон: политические радикалы за то, что они способны выражать доверие к бюрократии, что они не понимают безусловной необходимости политической борьбы; — социал-демократы — за то, что они пытаются выступать чуть не социалистами, не имея никакого отношения к социализму, не имея никакого понятия о причинах угнетения трудящегося и характере происходящей классовой борьбы».

Или не об этом же, но в новых геополитических и временных реалиях, предупреждает российскую общественность наш Центр научной политической мысли и идеологии? Уважаемому господину Халдею стоило бы внимательней читать не только Владимира Ильича, но и разноплановые публикации экспертов Центра Сулакшина с научными выводами о том, что Россия медленно, но уверенно катится в пропасть, в которой, как показывает история, впоследствии и набирают жирок политические радикалы. И чтобы, не дай, Бог, Россия вновь не пережила в полной мере кошмар первой половины прошлого столетия, уже сейчас мы предлагаем нашим уважаемым читателям стараться отделять вещи вероятные от очевидных.

Первые — вероятные сценарии — безусловно, требуют всестороннего рассмотрения, изучения, анализа и выводов. И это по мере сил, возможностей и ресурсов делается и доносится до публики. Например, мы и не скрываем, что при нынешней системе прозападного либерального управления и нерегулируемой экономики существует высокая вероятность фашизации российского общества, распада Российской Федерации, экономического и социального упадка, войны и поражения. И в тех или иных формах доказываем эти тезисы, предупреждая о них общественность.

Вторые — очевидные — не требуют доказательств, так как они лежат на поверхности, являются процессом отражения объективной действительности. Нужно ли научное доказательство фактам коррумпированности российского чиновничества, если каждый из нас может приводить их бесконечное множество практически во всех сферах? И даже назвать фамилии коррупционеров. Необходим ли научный подход для объяснения своей семье, почему у папы сократилась заработная плата, увеличилась продолжительность трудового дня, а цены в магазинах на все виды продукции и товаров выросли? Это очевидные провалы экономической и социальной политики государства и вопиющее беззаконие. Какой наукой можно аргументировать массовые убийства русских людей в Новороссии, когда расстреливающих и сжигающих мирных соотечественников подонков именуют «лучшим выбором» для самих жертв? Это называется предательство.

Хотя эти оценки сами по себе субъективны, иногда неприятны, но необходимы для анализа ситуации, в которую угодила нынешняя Россия и её рулевые. И, несмотря на то, что для власти и её обслуги сладкая ложь всегда была лицеприятнее горькой правды, подгонять выводы под вероятность скорого улучшения жизни россиян, увы, нет оснований. Хотелось бы, да нет объективных факторов.

Впрочем, ответим на полемику.

Мы сравнили Новороссию (в сущности, насильно оторванную от России её исконную часть), в её состоянии два года назад и Российскую Федерацию сегодня, — предупреждая о трагичности последствий неубедительных и половинчатых шагов власти, позволяющих наглеть западным «партнёрам».

Таких фактов множество. Янукович вместе с послами европейских держав 22 февраля 2014 года в Киеве подписывает официальное соглашение об урегулировании политического кризиса на Украине. И уже на следующий день партнёры «не замечают» нарушения пунктов данного соглашения со стороны откормленных западными фондами и местными олигархами радикальных и экстремистских организаций. 12 февраля 2015 года в Минске Путин вместе с главами европейских держав подписывает Минский протокол о прекращении боевых действий в Донбассе и отводе вооружения от линии соприкосновения. Но лидеры западных держав, как и в случае с Януковичем, «не замечают» украинского наступления по всей протяженности фронта.

Или такой пример. Радикалы на киевском майдане свободно стреляли и забрасывали зажигательной смесью сотрудников МВД. Но Янукович и его команда запретили милиционерам адекватно отвечать на эти явно незаконные действия. Партнёры посоветовали. Киевские каратели обстреливают города Донбасса и позиции местного ополчения. Авторы минских соглашений, кремлёвские кураторы и их марионетки в ОРДИЛО (отдельных районах Донецкой и Луганской областей) запретили ополченцам открывать ответный огонь по позициям военных преступников. Всё по той же просьбе или требованию западных партнёров.

Эти показательные моменты имеют аналогии и в других решениях и поступках бывшего руководителя Украины и действующего Президента РФ, отличающихся в последние пару лет лишь географией пребывания, временным периодом, статусом партнёров и размахом подведомственной территории. Господин Халдей узрел в данном сравнении, что «Янукович и Путин — это фигуры одного пошиба», при этом (цитата Халдея) «Путин — дешёвый паяц, занимающийся глупым маскарадом под презрительные взгляды серьёзных и умных людей». Безусловно — нет. Это фигуры абсолютно разные. Достаточно заглянуть в биографии Януковича и Путина — они не идентичны — один даже отбывал срок заключения, второй — работал над пресечением преступлений. Но оба, оказавшись в приблизительно одинаковых условиях международного давления, продемонстрировали схожие рефлексы.

Полумеры Януковича, разрешившего стрелять по разбушевавшимся экстремистам на майдане резиновыми пулями, и по звонку из «вашингтонского ЦК» отказавшимся проводить линию на жёсткую антитеррористическую зачистку. И такие же полумеры Путина, дозволившего погонять по донецким степям сошедших с ума карателей, но по сигналу из того же «ЦК» не рискнувшего жёстко принудить их к миру.

Уже слышу наводящие вопросы, из разряда: «это гражданская война на Украине и её внутреннее дело» или по-халдеевски: «как можно уметь пользоваться математическими расчётами, но не уметь смотреть на карту?». Намёк, что Киев — географически далеко от федерального центра, да и давно перестал быть матерью городов русских, передав эстафетную палочку Москве. Так-то оно так, но официальная пропаганда, тиражируя эти месседжи, всегда упускает ключевой дискуссионный момент: а что было раньше «Крым наш» или война в Донбассе? Ведь Крым (по данной логике) был тоже таким же внутренним делом Украины. И градус ненависти к «москалям», вымещаемый сегодня на несчастных жителях Новороссии, украинские националисты, нацисты и фашисты подняли на волне так называемой «Крымской весны».

Поэтому, не такое уж это и внутреннее дело Украины, если закрыть глаза на пропагандистскую риторику российских СМИ и взять во внимание текст резолюции Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Которая признала Крым аннексированным, Россию агрессором и потребовала прекратить «неоправданное посягательство на суверенитет Украины» и остановить «поставки тяжелого вооружения и войск» в Донбасс. Мы ведь не можем объективно рассматривать ситуацию на Украине и в целом вокруг России, упуская данный очевидный факт?

Если российский Президент создал прецедент, позволяющий русскому народу, воспользовавшись ситуаций антиконституционного госпереворота на Украине, вернуться в лоно России, то этот прецедент не должен был представлять какую-то полумеру для избранных с последующим сползанием лидера страны в категорию нерукопожатных. А если для него лично и его либерально-олигархического окружения счета в зарубежных банках, безопасность бизнеса и антироссийские санкции представляли акцию ценнее спасения русских душ, тогда следовало бы изначально брать «под козырек», покорно смиряясь с требованиями представителей ЕС, США, ПАСЕ, ОБСЕ и прочих. И оставить Украину вместе с конституционно определённым в её границах Крымом в состоянии войны, резни, анархии и полного внешнего управления со стороны «партнёров».

Да, возможно, не был бы таким заоблачным рейтинг Владимира Владимировича, превосходящим в процентном отношении количество россиян, верующих в Бога. Да, Россия навсегда бы отреклась от своих территорий и миллионов русских людей, и через десяток лет за предательство они бы уже ненавидели Россию похлеще нынешних «укропов». Но, в текущей системе координат, — здесь и сейчас, — это было бы, во всяком случае, честно, понятно, и без полумер.

А.Халдей негодует по поводу мысли: «Так же, как и сейчас Россия, два года назад Новороссия пребывала в неком анабиозе и крепко спала. А что могло волновать стабильно работающий и условно развивающийся Донецк, кроме результата „Шахтёра“ в Лиге чемпионов?». И риторически вопрошает: «Неужели это действительно портрет современной России? На чём основаны такие подозрения?.. С каких пор субъективизм исследователя заменил требование объективности?».

Подозрений никаких нет: современная Россия действительно живёт в неком виртуально-телевизионном мирке, придуманном политтехнологами и реализуемом пиар-менеджерами. Или является секретом, что даже в областных администрациях РФ заседают сотни оплачиваемых из бюджета цензоров и специалистов, как говорят в Одессе, по «деланию народу мнения»? А журналисты давно лишены возможности писать по правде, которая заменена темниками. От темников и телепропаганды и «пляшет» народ. В минувшем году, например, лидерство по количеству запросов в поисковой системе Google среди россиян удерживала Олимпиада в Сочи. Потом — здоровье ныне, увы, покойной певицы Жанны Фриске. На третьем месте — сериал «Физрук», на четвёртом — «Евровидение».

Если «отмотать» плёнку времени, то за два года до Сочи луганчане, харьковчане и дончане в тех же процентных пропорциях интернет-запросов интересовались чемпионатом Европы по футболу, «Евровидением», смертью Богдана Ступки, сериалом «Доктор Хаус». Всё остальное — инфоленты и клипы официальных отчётов о торжественных открытиях стадионов, аэропортов, больниц и военных городков с перерезанием ленточек Януковичем или Азаровым — только добавляло уверенности, что всё идёт как надо, лидеры Украины ведут народ верной дорогой.Это лишь один из показателей рассматриваемой среды. Или всё же есть коренные отличия между жителями Донецка и Ростова-на-Дону? Хотелось бы их получить в «студию», а не теряться в догадках.

Господин Халдей считает, что «во всех стабильных демократиях на выборы ходят вяло, но когда нарастает протест, вырастает протестное голосование, то есть люди как раз идут на выборы, когда им что-то не нравится». Примерно об этом и было сказано в статье «Россию ведут по трагическому пути Новороссии», а именно, что выборы глав регионов в 2015 году в России отобразили явкой ситуацию 2012 года на Украине. И показали, во-первых, что народ идентично пребывал в иллюзии «стабильной демократии», а, во-вторых, в результативность этой-то демократии и не особо-то верил. Социологи «Левада-центра» недавно провели опрос фокус-групп россиян. Главный вывод: только пятая часть населения России верит в то, что наша демократия обеспечивает подотчетность власти обществу. Выходит, что 80% — вообще не верит!

О каких противоречиях вопрошает господин Халдей, оспаривая реплику по поводу 27,3% поддержки Алексея Навального в Москве, ставящей под сомнение 90% рейтинг лидера и его политики? Уж в столице — так это точно. Но 27% — это не просто виртуальная цифра. Посмотрим на неё с другой стороны.

По данным ЦИК РФ численность избирателей по регионам России составляет чуть более 110 миллионов человек. В Москве проживает 12 миллионов, из которых более семи миллионов имеют право голоса. Несложно посчитать, что поддержка либералов в столице — около двух миллионов реальных избирателей (и это ещё без учёта сегмента 16-17-летних радикалов), которые в любой момент могут быть приведены в «действие» любой ошибкой власти и стимулированием со стороны её оппонентов и врагов.

Или после киевских событий у кого-то остались иллюзии, что в Москве с двухмиллионной поддержкой это невозможно? В том же Киеве когда-то оппозиционный Виталий Кличко набирал на выборах мэра 23,7%, уступая пальму первенства провластному Леониду Черновецкому. А потом на своих могучих боксёрских плечах и трибунном пустословии Кличко сотоварищи привёл в кабинеты украинской власти откровенных майданных бандитов, сам при этой вакханалии возглавив четырехмиллионный Киев. Революции и государственные перевороты не совершаются в деревнях, это удел столиц. Поэтому нет смысла искать противоречия там, где подчёркивается опасность. И не столько для действующей российской власти, сколько для русского народа, пребывающего в иллюзии стабильной и управляемой демократии. Хотя, демократии ли?

Тот же В.И.Ленин в своей статье о «друзьях народа», прислуживающих антинародному властному режиму, вполне доступно изложил ситуацию в России, которая на данный момент во многом идентична, а, с учётом ведущейся гибридной войны против России со стороны коллективного Запада, и более опасна. В нижеприводимой цитате Ленина достаточно только заменить термины «буржуазии» на «олигархии» и «земских начальников» на «региональных чиновников» и увидеть нынешний политический режим.

«Мы не защитники буржуазии и еще менее поклонники ее идеалов, — писал Ленин, — но если бы злая судьба дала народу на выбор — „планомерные экономические реформы“ под защитой земских начальников, ревниво оберегающих их от посягательств буржуазии, или же эту последнюю на почве политической свободы, т. е. при условиях, обеспечивающих народу организованную защиту своих интересов, — мы думаем, что народ, избрав последнее, оказался бы в чистом выигрыше. У нас нет теперь „политических реформ“, грозящих отнять у народа его мнимо-самостоятельную экономическую организацию, — и есть то, что всеми и везде принято считать буржуазной политикой, выражающейся в грубейшей эксплуатации народного труда. Теперь у нас нет ни широкой, ни узкой свободы, а есть покровительство сословным интересам, о котором мечтать перестали аграрии и капиталисты конституционных стран. Теперь у нас нет „буржуазного парламентаризма“, общество на выстрел не допускается к управлению, — и есть гг. Найденовы, Морозовы, Кази и Беловы, выступающие с требованием китайской стены для ограждения своих интересов, наряду с представителями „нашего верного дворянства“, доходящими до требования себе дарового кредита в размере 100 руб. на десятину. Их приглашают в комиссии, их выслушивают с почтением, их голос имеет решающее значение в важнейших вопросах экономической жизни страны. И в то же время кто и где выступает на защиту народа? Не они ли, земские начальники? Не для него ли проектируются сельскохозяйственные рабочие роты? Не теперь ли с откровен­ностью, близкой к цинизму, было заявлено, что народу дан надел единственно для уплаты податей и отбывания повинностей, как выразился в своем циркуляре вологодский губернатор? Он лишь формулировал и громко высказал то, что в своей политике фа­тально проводит самодержавие или, правильнее сказать, бюрократический абсолю­тизм».

Господину Халдею очень хотелось бы подтянуть собственное представление о патриотизме и о России к общему пониманию этих терминов. И, таким образом, навесить ярлыки на любую свободную от властно-либеральных установок политическую мысль. При этом лукаво упустив, что под Россией любой патриот понимает не осколок территории, доставшийся части русского народа после распада СССР, а все части Русского мира, где проживают соотечественники.

Есть ещё такое понятие, как Родина — это не абстрактное нечто, а соединение вполне конкретных понятий: истории, языка, культуры, чувства отцовских и дедовских могил, улиц и переулков наших городов, своей семьи и своего дома. Но если Родину и патриотизм подменяют понятиями «президент» и «всегда прав», то у нас с Халдеем, наверное, разные России и мы патриоты разных родин. Шагать браво в ногу, не взирая на то, что страна стоит на краю пропасти — это из категории тоталитарных культов, где сначала ты обязан уверовать в придуманного для тебя идола, а лишь потом рефлексировать, да и то рамках установленных для тебя догматов. И вот с такой «россией», а по сути — антироссией — мы всегда будем воевать.

Да, весной-летом минувшего года патриотов Новороссии, которые первыми открыли глаза на унизительную капитуляцию России в Донбассе, и пошли против установленных казёнными пропагандистами канонов, халдеи тоже пытались назвать провокаторами и изменниками «курса партии». Нас «зачищали» на разных информационных ресурсах, «банили» в социальных сетях, но в итоге мы оказались правы, и всё равно пробили себе дорогу к читателю и слушателю, раскрывая ему глаза на прискорбное происходящее. Сейчас А.Халдей, предположительно, с оглядкой на реакцию работодателя, повысил градус шельмования оппонентов ни много ни мало до обвинений их в борьбе с Российской государственностью. Посмотрите в прошлое нашего народа — хозяева не ценят стараний информационных лакеев.

Услужливый патриот опаснее любого врага. Вот и господин Халдей, взявшись за перо и обвиняя авторов Центра Сулакшина в подгонке выводов под заранее господствующие концепции, не удосужился изложить свои мысли, опровергающие то, что окантованную несуразными границами Россию — сознательно или нет — ведут той же тропой, что и часть Русского мира — Новороссию. Халдей сам подогнал свою работу под заранее установленную догму: авторы — это мнимые «друзья народа», то есть — враги. А где же честное оппонирование? Где возражение, что «не ведут», с соответствующими обоснованиями и доказательствами? Может, мы ошибаемся и видим иную реальность?

«Зачем эти „друзья народа“ готовят в России почву для пораженческих настроений и патриотической смуты, зачем к топору зовут Русь, колотя в очередной патриотический колокол, рисуя одну апокалиптическую картину страшнее другой, причём абсолютно не соответствующие тому, что мы все видим?» — вопрошает Халдей, дорисовывая к своим буйным фантазиям и топор, и смуту и экстремизм, и апокалипсис.

«Остаётся мысль: «Ну всё, кранты. Хватай мешки, вокзал отходит, машинист сошёл с ума, попал в заложники, дороги нет, всё пропало. Пока не поздно, надо валить эту власть, а то её свалят другие — и нам хана», — убивается автор, по всей видимости, слабо знакомый с новейшей истории постсоветской Украины. Где именно те, кто обвинял всех «врагов Украины» в зрадах-изменах первыми и схватили булыжники и коктейли Молотова, а потом по заказу заокеанских и отечественных олигархов пошли расстреливать инакомыслящих. Кстати, об опасности диктатуры мировой олигархии в России Ленин тоже предупреждал.

О каких «азах геополитики и дипломатии» можно рассуждать, когда буквально в эти минуты тысячи русских людей томятся в подвалах СБУ, МВД Украины и националистических концлагерей на том основании, что подняли российские флаги? Или, может, матерям расстрелянных карателями детей следовало бы рассказать о геополитике, да поведать о чудесах российской дипломатии, в минувшем году обещавшей их защитить от разгула нацизма? Такая возможность у господина Халдея есть. И попытаться эти факты для уничтожаемых людей подвести под научную основу. Сегодня на Украине испившие русской крови в АТО каратели с удовлетворением ходят на уроки «мужества» в школы и вузы, и рассказывают о российских оккупантах, «напавших на Крым и Донбасс», а до этого «укравших название Русь у Украины». И дети верят в этот абсурд. Им раздают футболки, книги и атрибутику с символикой карательных войск и учат ненавидеть Россию, а родители уже не в состоянии переубедить потомков, что это не так.

На школьных переменках дети, не стыдясь, а с гордостью зигуют, восклицая «Слава Украине!». И это происходит в областях, граничащих с РФ. В число депортируемых из стран Евросоюза всё чаще попадают проживающие там граждане России на том основании, что нужно помогать сирийцам и украинцам, которые, как демонстрирует западная пропаганда, подверглись атакам российских войск.

«Но вот пришёл Путин и упёрся. И сломал им игру», — пишет А.Халдей. Им — это людям, занимающимся диагностикой болезней российских реалий.

Мы понимаем, что не всегда больному индивидууму нужно знать обо всей серьёзности болезни и возможном исходе. Халдей, например, это комментирует так «… хотя всего не знаем, и не надо нам всего знать». Но дело в том, что Россия — не индивидуум, да и мы не давали клятв хранить «медицинские тайны». Если чего-то не нужно знать Халдею, это не факт, что в таком же неведении и сладком телевизионном упоении должны оставаться русские люди и российское общество.

И в этом, пожалуй, наши принципиальные расхождения с оппонентом. Что касается его допущений, — якобы своими творческими изысканиями эксперты Центра обязаны Ротшильдам, — то советуем внимательно изучить семейные и финансовые связи представителей российской элиты, уже давно использующей Россию как свою собственность, а деньги и детей предпочитающей держать и воспитывать на Западе. Вообще, намёки на Ротшильдов — известный манипулятивный приём. Очень напоминает риторику растаскивающих коллективное имущество комсоргов позднеперестроечного периода. Когда-то они яростно защищали Горбачёва, затем в качестве «народников» рукоплескали Ельцину, и сейчас обеляют завравшуюся власть, не гнушаясь даже лицемерно использовать авторитет Владимира Ильича.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Хвалить власть или защищать страну?

Пропаганда и действительность

Что такое самоцензура?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
862
12898
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика