О продаже кусочка Родины прямым конкурентам

О продаже кусочка Родины прямым конкурентам

Мнение Андрея Нальгина, независимого финансового аналитика и популярного блогера.

Путин снова всех переиграл!

Вопреки мрачным прогнозам, акции Роснефти не достались её менеджменту — раз. Рубль воссиял на новостях о приватизационной сделке, игнорируя подешевевшую нефть — два. Бюджет России в считанные дни пополнится более чем 700 млрд рублей — три.

И всё это — благодаря личному вкладу уважаемого Владимира Владимировича.

Но что видится сквозь призму восторгов?

Во-первых, цена сделки. Технически, это действительно максимум возможного на сегодня: дисконт к рыночным котировкам на уровне 5–6%. Но форма оплаты уже вызывает сомнения. Например, нефтетрейдер Glencore заплатит свою долю за Роснефть собственными акциями на 300 млн евро, при этом получит в свой портфель от российской нефтекомпании 220 тыс. баррелей нефти в сутки.

То есть, как бы выплаченная им сумма эквивалентна месячному объёму получаемого от Роснефти сырья. При стандартной марже трейдера этот покупатель отобъёт свои затраты за год, а вот что российский бюджет будет делать с его акциями? Во-вторых, дополнительные обременения о которых было сказано как-то вскользь. А они важны: Сделка является не просто портфельной инвестицией, а… имеет дополнительные элементы, такие как заключение долгосрочного поставочного контракта с Glencore, согласование позиций на рынках в результате этой работы, а также создание специального предприятия по добыче вместе с этим консорциумом. Уже высказываются опасения, что за этим может скрываться, в частности, дисконт к цене отгрузок «Роснефти» в рамках контракта с нефтетрейдером. В-третьих, сами покупатели — это нечто.

Glencore — компания с неоднозначной репутацией, и ходили слухи, что ещё со времён СССР она поддерживает тесные связи с КГБ-ФСК-ФСБ. Она приложила руку ко многим тёмным делам новой России начала 1990-х и хорошо заработала на этом. Нынешнее руководство формально никак не связано с прежним, но стиль действий поменялся мало. Как и то, что остаётся за кулисами.

Другой покупатель, Qatar Investment Authority, представляет, пусть и косвенно, конкурента РФ на глобальном нефтяном рынке. Да, сам Катар производит чёрного золота около 5–6% от российского уровня. Но его с полным правом можно назвать поверенным ОПЕК — нефтяного картеля, с которым то соперничает, то сотрудничает Россия. И теперь катарский представитель будет заседать в совете директоров Роснефти, влияя на всю её политику, от соблюдения недавно введённых экспортных квот до поставок нефти на китайский рынок.

Даже и не скажешь сразу, какой из покупателей хуже…

И в чём, спрашивается, причина восторгов по поводу как бы приватизации почти пятой части государственной нефтяной компании?

Источник



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
420
1503
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика