Оптимизм экономических властей как психологический феномен

Оптимизм экономических властей как психологический феномен

Андрей Сергеевич Дёгтев — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Страна в экономическом плане переживает не лучшие времена, поэтому экономика является животрепещущей темой в общественно-политическом дискурсе. Спрос на экономическую тематику со стороны журналистского сообщества не обходит стороной и высших чиновников, руководящих той самой экономикой, турбулентные процессы в которой россияне уже успели почувствовать на своей шкуре. Поэтому медийное поле изобилует «высокопоставленными» комментариями об экономическом положении дел в стране. За последнее время чиновники успели наговорить много. По большей части их высказывания полны оптимизма. Только вот более глубокий анализ этих высказываний заставляет делать иные выводы.

Наибольший интерес вызывают комментарии глав основных экономических министерств — Минэкономразвития и Министерства финансов. Общий посыл заключается в том, что российская экономика развивается и преодолевает одну проблему за другой. А имевшийся на протяжении последнего времени спад можно считать делом минувшим, ибо экономика уже прошла точку максимального спада и теперь дела будут только улучшаться.

В частности, министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев в своём недавнем интервью радиостанции Business FM заявил, что 4 квартал 2015 года будет дном кризиса, а уже в 2016 году начнётся экономический рост. На седьмом Инвестиционном форуме ВТБ Капитал «Россия зовет!» он отметил, что в ближайшие три года темпы роста инвестиций в российскую экономику могут взлететь почти до восьми процентов, что приведёт к приросту ВВП на 4,4 процента. А на Международном инвестиционном форуме в Сочи министр утверждал, что российская экономика уже больше не ориентируется исключительно на нефтяную промышленность и даже встаёт на путь диверсификации и снижения издержек.

Вторит своему коллеге министр финансов РФ Антон Силуанов. По поводу подтверждения «мусорных» инвестиционных рейтингов России западными агентствами он заявил: «Считаю сохранение суверенных рейтингов России в текущих непростых условиях снижения цен на нефть и понижения рейтингов других развивающихся стран свидетельством признания эффективности нашей экономической политики. Принятые в текущем году меры бюджетной и денежно-кредитной политики позволили поддержать финансовую и макроэкономическую стабильность, подстроить экономику к новым внешним условиям».

Текущая экономическая статистика на первый взгляд действительно даёт основания для оптимизма. Темпы спада ВВП в августе замедлились (рис. 1).


Рис. 1. Прирост ВВП в % к соответствующему периоду предыдущего года, по данным Росстата

Замедляется и промышленный спад (рис. 2).


Рис. 2. Прирост промышленного производства в % к соответствующему периоду предыдущего года, по данным Росстата

А сельское хозяйство и вовсе показывает положительные темпы роста последние два месяца (рис. 3).


Рис. 3. Темпы роста продукции сельского хозяйства в % к соответствующему периоду предыдущего года, по данным Росстата

Замедляется и помесячная инфляция (рис. 4).


Рис. 4. Инфляция к предыдущему месяцу, по данным Росстата

Однако оптимизм этот имеет весьма курьёзный характер. Радуемся тому, что упали не так сильно, как могли бы. Выходит, что отрицательные темпы роста воспринимаются как достижение. Явный признак того, что управление в стране пребывает в системном кризисе.

Допустим, экономический рост, действительно, восстановится ко второму кварталу 2016 года. Но где гарантии, что Запад не придумает в адрес России ещё какие-нибудь «сюрпризы» и не ввергнет её в следующую волну депрессии? Текущий экономический кризис был усугублён санкциями и падением цены на нефть. Это стало следствием чрезмерной зависимости российской экономики от внешних факторов. Фактически речь идёт об экономической несуверенности.

Произошедшее в первую очередь ставит под вопрос состоятельность экономической политики руководства страны. А учитывая характер отношений с Западом, негласно объявившим России войну, смена управленческих подходов на данном историческом этапе является условием выживания страны. Тем не менее, руководство страны продолжает бороться с кризисом теми же средствами, которыми этот кризис и был спровоцирован. По-прежнему приоритетна борьба с инфляцией в ущерб финансовой обеспеченности производителей. Всё так же ошибочно Центробанк и Правительство твердят о зависимости уровня цен от размера денежной массы и неустанно эту массу сокращают. Как результат, экономика недомонетизирована — лишена капиталовложений и оборотных средств. Механизмы, производящие инвестиции под реально низкий процент, так и не созданы. Напротив, в ходе кризиса ставки были задраны ещё выше, что вкупе с отпуском рубля в свободное плавание окончательно подорвало доверие бизнеса к власти. И это министр финансов почему-то называет «поддержанием финансовой и макроэкономической стабильности». Такая политика, по его мнению, позволила «подстроить экономику к новым внешним условиям».

Внешние условия, о которых говорит Силуанов, являются далеко не новыми и заключаются они в том, что заправилы Запада давно поставили себе задачу уничтожить Россию. Новое выражается лишь в том, что последнее время действия Запада стали активнее и приобрели более открытый характер. Что же касается экономической политики российских властей, то она, безусловно, помогает экономике «подстроиться» к названным внешним условиям — в том, смысле, что позволяет ей быстрее умереть, сократив продолжительность мучений.

Нескончаемый оптимизм отдельных министров легко объяснить. Экономика под их руководством сыпется и трещит по швам. В том, что изменить ситуацию они не способны — неважно по некомпетентности или по своему принципиальному нежеланию — нет уже никакого сомнения. А если какая-то проблема гарантированно не может быть решена, единственное, что остаётся делать — заниматься самоуспокоением. Ситуацию это не исправит, зато хотя бы повысит настроение. Высокопоставленным руководителям такой подход и помогает сохранить психологический комфорт и умиротворённость ценой неадекватности представлений о действительности. А простому населению, чьи доходы всё меньше позволяют удовлетворять элементарные потребности, деваться не куда — приходится сполна пожинать плоды чужой управленческой безграмотности.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Безработица в России

Повышение пенсионного возраста или за счет кого заткнуть дыру в бюджете?

Глазьев прав

В чём в своей правоте Глазьев неправ?


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3755
16928
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика