От Атлантики – к Тихому: новый геоэкономический транзит

От Атлантики – к Тихому: новый геоэкономический транзит

Событие: В Индонезии завершился саммит АТЭС  Последнее заседание прошло за закрытыми дверями, лидеры приняли итоговую декларацию. Это 15-тистраничный документ, определяющий экономическую стратегию стран содружества на ближайшие три года.

Комментирует: д.ист.н., Багдасарян В.Э.



В актуальной повестке сегодня стоит вопрос о геополитических конфигурациях центр-периферийных отношений посткризисного мира. Ведется ожесточенная борьба за преференционные ниши в грядущем мироустройстве. Именно в этом контексте целесообразно посмотреть на состоявшийся в Индонезии саммит стран АТЭС. К концу второго тысячелетия в роли мирового геополитического центра выступал интегрированный Запад. Понятие «золотой миллиард» фактически соотносилось с западным цивилизационным сообществом. Единственное исключение представляла получившая ввиду особых обстоятельств «холодной войны» пропуск в золотомиллиардный мир Япония. Географически мировой центр выстраивался вокруг бассейна Атлантического океана. Именно Атлантика с начала формирования западной гегемонии являлась основной зоной торговых коммуникаций в мире. Само название ведущего военного союза – Северо-Атлантический альянс отражало атлантоцентризм существующей модели мироустройства.

Однако наступившее третье тысячелетие позволяет говорить о перспективах мировой геополитической реконфигурации. Азиатско-тихоокеанские неоиндустриалы, во главе с Китаем, бросают вызов экономической гегемонии Запада. Основная зона мировой торговой коммуникации перемещается из Атлантики в бассейн Тихого океана. На страны участницы АТЭС уже сегодня приходится 44 % мировой торговли и 54 % мирового ВВП. Прогнозируется, что к 2030 году их доля в валовом внутреннем продукте мира превысит 70 %.

Причем, в отличие от скрываемых под маркером сервиса фиктивных направлений экономической деятельности Запада, в странах Азии получили развитие отрасли реального сектора экономики. Индустриальное производство было перенесено в значительной мере с Запада в азиатский мир. Логика этого переноса диктовалась, с одной стороны, дешевизной рабочей силы среди азиатов. С другой, она определялась нежеланием западного человека трудиться в нишах материального производства, эрозией ценности труда. Но теперь возникает коллизия, насколько азиаты готовы и далее кормить Запад.

Кризис показал, что паразитарный анклав в мире слишком велик. Содержать на уровне существующих объемов потребления одновременно и США и Европу миру более не под силой. Становится очевидным, что кем-то в золотомиллиардной обойме могут пожертвовать. В Европе в роли такой жертвы рассматриваются страны европейской периферии – Испания, Португалия, Греция и даже Италия. Шире стоит вопрос о принесении в жертву всей Европы. Американо-европейские противоречия становятся все более острыми. И в этой связи модель АТЭС предстает как система выстраивания новой оси мироустройства, из которой исключается Европа. И не только Европа. Учредители АТЭС сделали все возможное, чтобы не допустить в нее Индию. Как только от Индии поступила заявка на вхождение в организацию, был установлен мораторий на десять лет на прием новых участников. По истечению десятилетнего срока он был продлен на неопределенное время.

Сценарий АТЭС сегодня, если называть вещи своими именами, это сценарий раздела миру между Китаем и США. Наряду прогнозируемым с конфронтационным вариантом столкновения двух наиболее мощных мировых экономик, есть и вероятность того, что Вашингтон и Пекин попытаются договориться. АТЭС представляет собой именно ту площадка, где это сделать легче всего.

Обама в Индонезию не приехал. Это было объяснено занятостью президента США в связи с бюджетным кризисом. Но может быть, причину следует искать в ряде антиамериканских шагов нового руководства КНР. Без США, понятно, АТЭС является проектом уже совершенно иного содержания.

А что Россия? В 1998 г. она была принята в состав участников АТЭС. Однако претендовать на ключевую роль в Азиатско-Тихоокеанском регионе она не может по определению. Ее экономические позиции на Дальнем Востоке не сопоставимы с мощью других региональных акторов. Не будучи сама центром притяжения, Россия оказывается в обойме китайской геополитики. Если прежде она позиционировалась в роли европейской периферии, то сегодня все более вероятной становится перспектива ее идентификации в качестве периферии Азии.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1581
6946
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика