Пересмотра истории не будет

Пересмотра истории не будет

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Александр Гаганов

Федеральным законом от 5 мая 2014 года № 128-ФЗ, вступившим в силу с 16 мая 2014 года, в Уголовный кодекс Российской Федерации (далее – УК РФ) и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) внесены изменения, предусматривающие ответственность за реабилитацию нацизма.

Закон пополняет серию специфических актов, направленных на защиту определенных исторических представлений, причем эти представления являются принадлежностью не только истории, но и актуальных современных политических противостояний. К таким актам относится распространенный в ряде стран акт об ответственности за отрицание холокоста (массовые жертвы еврейского населения в годы Второй мировой войны). На Украине пытались узаконить ответственность за отрицание голодомора 30-х годов 20 века. В странах Балтии подобным законом пытаются узаконить факт якобы «оккупации» Советским Союзом.

Вероятно, самой бесспорной темой в политико-историческом смысле является трагедия фашизма и нацизма и ее оценка. Однако и эта тема в политическом пространстве используется для рецидивов явлений нацизма и исторических спекуляций. Поэтому обращение законодателей в России, стране, наиболее тяжко пострадавшей от нацизма и фашизма, к этой теме является неслучайным. Однако, от замысла до его реализации всегда находится пространство качества и профессиональности исполнения.

История принятия закона.

Проект данного Федерального закона (197582-5) был разработан в 2009 году и внесен группой депутатов: Б.В. Грызловым (на тот момент – Председатель Государственной Думы), В.В. Володиным, А.Ю. Воробьевым, Н.Д. Ковалевым, П.В.Крашенинниковым, О.В. Морозовым, В.А. Пехтиным, В.Н. Плигиным, В.В. Рязанским, И.А. Яровой, О.В. Жолобовым.

Состав преступления был сформулирован таким образом: «Одобрение или отрицание установленных приговором Нюрнбергского Трибунала преступлений нацизма против мира и безопасности человечества, совершенные публично». В период от внесения законопроекта и до 2013 года проект не выносился на заседания Государственной Думы.

В 2011 году ряд депутатов сняли свои фамилии с законопроекта. В 2013 году состав инициаторов проекта пополнился 38 депутатами, присоединившимися к законодательной инициативе. Вероятно, это было связано с тем, что депутатский корпус поменялся в результате выборов в Государственную Думу 2011 года. В феврале 2014 года подготовлена новая редакция документа. В течение апреля 2014 года проект закона был принят Государственной Думой во всех трех чтениях, одобрен Советом Федерации и направлен Президенту РФ для подписания. Быстрое принятие закона, по-видимому, связано со сложившейся традицией принимать нормативные правовые акты, касающиеся памяти Великой Отечественной войны, ко Дню Победы. Однако нельзя не принять во внимание возможную связь закона с событиями на Украине, где наблюдается возрождение нацистских проявлений: закон можно рассматривать как официальное отношение государственной власти к подобного рода явлениям и как превентивную меру против аналогичных событий в России.

Анализ состава преступления «Реабилитация нацизма».

Вызывает вопросы уже само наименование статьи 354.1 УК РФ, в котором используется термин «реабилитация» в значении, не соответствующем его определению: согласно пункту 34 статьи 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации под «реабилитацией» понимается восстановление прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию. На это несоответствие в проекте указывало Правительство РФ в своем отзыве от 3 февраля 2014 года, однако оно не было устранено.

Формулировка состава преступления «Реабилитация нацизма» звучит так: «Отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одобрение преступлений, установленных указанным приговором, а равно распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, совершенные публично».

Состав содержит три вида деяний, общим обязательным признаком для которых является публичность совершения: 1) отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала; 2) одобрение преступлений, установленных указанным приговором; 3) распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны.

Возникает ряд вопросов, связанных как с применением данной статьи, так и с ее соблюдением. Данная норма уголовного закона адресована всем лицам, находящимся на территории Российской Федерации (достигшим возраста уголовной ответственности). Однако можно ли считать, что всем понятна суть нормы статьи 354.1 УК РФ? Для того чтобы соблюдать запреты, установленные статьей 354.1 УК РФ, необходимо прочитать приговор Международного военного трибунала, чтобы знать, о каких конкретно фактах идет речь. Предполагается, что вопросы Нюрнбергского процесса в той или иной степени изучаются в школе на уроках истории. Судя по формулировке, использованной законодателем, речь идет об «общеизвестных фактах», то есть презюмируется, что все имеют общее представление о событиях Великой Отечественной войны и знают о нацистских преступлениях. Учитывая разный уровень знаний истории, который получают в школе, можно утверждать, что далеко не все ознакомились с материалами Нюрнбергского трибунала.

Однако незнание, как известно, не освобождает от ответственности.

Это справедливо и для второго запрета, установленного частью 1 статьи 354.1 УК РФ – запрет на одобрение преступлений, установленных приговором Международного военного трибунала. Хочется верить, что о преступлениях нацистов большинство граждан России знает и помнит. В качестве уточнения, о каких преступлениях идет речь, можно привести выдержку из Нюрнбергских принципов (Принципы международного права, признанные статутом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в решении этого Трибунала)1:

«Преступления, указанные ниже, наказуются как международно-правовые преступления:

а) Преступления против мира:

i) планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений;
ii) участие в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из действий, упомянутых в пункте i.

b) Военные преступления:

Нарушение законов и обычаев войны и, в том числе, но не исключительно, убийства, дурное обращение или увод на рабский труд или для других целей гражданского населения оккупированной территории, убийства или дурное обращение с военнопленными или лицами, находящимися в море, убийства заложников или разграбление государственного или частного имущества, бессмысленное разрушение городов и деревень или разорение, не оправдываемое военной необходимостью.

с) Преступления против человечности:

Убийства, истребление, порабощение, высылка и другие бесчеловечные акты, совершаемые в отношении гражданского населения, или преследование по политическим, расовым или религиозным мотивам, если такие действия совершаются или такие преследования имеют место при выполнении какого-либо преступления против мира или какого-либо военного преступления, или в связи с таковыми».

Данные преступления включены в наше национальное право: о них говорит глава 34 УК РФ «Преступления против мира и безопасности человечества».

Думается, что суды при рассмотрении данной категории дел, если таковые возникнут, должны будут основывать обвинение на конкретных положениях приговора Международного военного трибунала.

Использованная в статье 354.1 УК РФ формулировка «распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны» оставляет желать лучшего. Что считать «заведомо ложными сведениями»? Существует множество документальных свидетельств о Второй мировой войне, а также большое количество исторических исследований и мемуаров о войне. Если документальные источники можно считать достоверными и они могут выступать в качестве критериев для определения «заведомой ложности», то сведения, содержащиеся в исследованиях и мемуарах могут содержать оценочные суждения или неточности. Неясно также, каковы перспективы для новых исследований деятельности СССР в годы Второй мировой войны в случае, если полученная в результате информация будет идти в разрез с «официальной». Поскольку ответственность предусмотрена за публичное распространение, получается, что исследовать можно, но распространять спорные результаты нельзя, в том числе обсуждать такие результаты на публичных научных мероприятиях. По-видимому, под запрет попадает также обсуждение отличных от официальной версий событий войны на школьных уроках и семинарах в вузах.

Вообще обязательный квалифицирующий признак состава преступления – публичность совершения – также вызывает вопросы. Он используется в конструкции других статей УК РФ, однако определение данного понятия отсутствует.

Как правило, под публичностью понимается обращение к широкому или неопределенному кругу лиц. Неясно, является ли публичным распространением в данном случае распространение информации в Интернете. Например, часть 2 статьи 280.1 «Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации» включает использование информационно-телекоммуникационных сетей в квалифицирующий признак использования СМИ: «деяния, совершенные с использованием средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть "Интернет")».

Состав преступления имеет дополнительные квалифицирующие признаки, содержащиеся в части 2 статьи 354.1 УК РФ: использование своего служебного положения или использование средств массовой информации, а равно искусственное создание доказательств обвинения. Таким образом, посягательства на историческую память с использованием служебного положения или средств массовой информации являются более тяжким деянием.

Другой квалифицирующий признак – искусственное создание доказательств обвинения, – предполагающий фальсификацию исторических документов и фактов, сформулирован недостаточно понятно. На это также указывалось в отзыве Правительства РФ.

Часть 3 статьи 354.1 содержит самостоятельный состав: «Распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, совершенные публично». Этот состав имеет отношение не только ко Второй мировой войне, а фактически ко всему, что связано с воинской славой России. Понятие «явное неуважение к обществу» не раскрывается в законодательстве, однако характеризует административное и уголовное хулиганство (ст. 213 УК РФ, ст.20.1 КоАП РФ), по которым накоплена большая судебная практика. Понятие «осквернение» также используется в уголовном и административном законодательстве без разъяснения, что под ним понимается. Через термин «осквернение» раскрывается понятие «вандализм» (ст.214 УК РФ). Что касается «символов воинской славы России», то и здесь возникают претензии к терминологии. Вроде бы все примерно представляют, что может быть символом воинской славы России, однако даже Знамя Победы «является официальным символом победы советского народа и его Вооруженных Сил над фашистской Германией в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов, государственной реликвией России» (часть 2 статьи 1 Федерального закона от 7 мая 2007 года № 68-ФЗ «О Знамени Победы»), а не символом воинской славы.

Федеральным законом от 5 мая 2014 года № 128-ФЗ аналогичный состав введен в КоАП РФ в отношении юридических лиц, при этом в состав правонарушения помимо признака публичности включен такой признак как совершение «с применением средств массовой информации и (или) информационно-телекоммуникационных сетей (в том числе сети "Интернет")», что возвращает нас к вопросу о том, что считать публичностью распространения информации и входит ли в это понятие распространение в Интернете. Было бы логичным полагать, что если законодатель в ряде случаев прямо указывает на то, что распространение информации в Интернете входит в состав квалифицирующих признаков, то в других случаях, где нет такого указания, это не является преступлением. Но на практике это не всегда так.

Следует учитывать, что деяния, связанные с публичным оправданием идеологии и практики нацизма, публичным распространением идеологии нацизма, одобрением совершенных нацистами преступлений, могут быть квалифицированы по статьям 280 «Публичные призывы к осуществлению экстремисткой деятельности», 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» УК РФ, а также по статье 20.3 «Пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций», 20.29 «Производство и распространение экстремистских материалов» КоАП РФ.

О целях запрета реабилитации нацизма.

В качестве цели Закона в пояснительной записке называлась следующая цель: обеспечение соблюдения общепризнанных принципов международного права, изложенных в приговоре Нюрнбергского трибунала, которые являются неотъемлемой и необходимой основой современного миропорядка. Необходимость принятия закона о запрете реабилитации нацизма обосновывалась тем, что законодательство таких стран, как Австрия, Германия, Италия, Бельгия, Франция, уже давно устанавливает уголовную ответственность за публичное отрицание, преуменьшение, одобрение или оправдание нацистских преступлений во время Второй мировой войны и отрицание преступлений против человечества, установленных приговором Нюрнбергского трибунала, что подтверждает актуальность защиты общества и государства от преступных действий, направленных на реабилитацию нацизма и создающих новую угрозу миру и общественной безопасности. В пояснительной записке к проекту также отмечалось, что приговор Нюрнбергского трибунала является актом, обеспечивающим, в том числе защиту исторической памяти о трагедии и жертвах Второй мировой войны, преступлениях и преступниках, а также обеспечивающим международный консенсус в будущем для защиты общечеловеческих ценностей и противодействие возрождению фашизма и нетерпимость к любым попыткам нарушения международного права.

Несмотря на то, что новая редакция пакета документов законопроекта, включая пояснительную записку, была подготовлена в феврале-марте 2014 года, в пояснительной записке ничего не говорится о связи принятия закона с возрождением нацистских настроений в соседнем государстве – на Украине. Отказ властей Украины от проведения парада в честь 9 мая в Городе-герое Киеве, отказ от георгиевской ленты как символа Победы – все это демонстрирует настораживающую тенденцию в отношении памяти Великой Отечественной войны.

Насколько необходимо было введение в УК РФ отдельного состава преступления – реабилитации нацизма? Будет ли работать эта статья? Вышеприведенный анализ объективной стороны состава преступления показал такие его недостатки, как отсутствие терминологического единства в рамках смежных отраслей законодательства, использование неопределенных понятий, трудности разграничения с другими преступлениями. Все это существенно снижает вероятность применения статьи 354.1 УК РФ на практике. Имеющиеся в УК РФ составы преступлений, объектом которых выступают основы конституционного строя и безопасность государства, общественная нравственность, уже прошли апробацию на практике и показали относительную универсальность своих формулировок. Пересекающийся с ними состав реабилитации нацизма, объектом которого является мир и безопасность человечества, будет трудно доказать на практике.

Важным недостатком Федерального закона от 5 мая 2014 года № 128-ФЗ также является его вклад в законодательную путаницу в понятиях «нацизм» и «фашизм». Так, Федеральный закон от 19 мая 1995 года № 80-ФЗ «Об увековечении победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов» говорит о борьбе с проявлениями фашизма (статья 6). В части 2 статьи 244 УК РФ, устанавливающей ответственность за надругательство над телами умерших либо уничтожение, повреждение или осквернение мест захоронения, надмогильных сооружений или кладбищенских зданий, предназначенных для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением, содержится квалифицирующий признак: «в отношении скульптурного, архитектурного сооружения, посвященного борьбе с фашизмом или жертвам фашизма, либо мест захоронения участников борьбы с фашизмом». В УК РФ введена ответственность за реабилитацию нацизма. Статья 20.3 КоАП РФ запрещает нацистскую символику. Такое смешение и, по-видимому, отождествление понятий недопустимо не только с юридической, но и с исторической точки зрения. 

Поэтому терминологию законов следовало бы привести к общему знаменателю в части использования понятий «фашизм» и «нацизм».

Забота о пресечении попыток посягательства на историческую память в отношении событий, имевших место в период Второй мировой войны концептуально важна. Однако существующая правовая база вполне позволяет пресекать такие посягательства и без введения специального состава в УК РФ. Трудно сказать, было ли это сделано для устрашения пронацистски настроенных групп лиц или просто «для галочки» ко Дню Победы.

Хочется верить, что таким образом государство высказало свое отрицательное отношение к проявлениям нацизма, попыткам пересмотра истории и что введение уголовной ответственности за реабилитацию нацизма стоит в ряде мер, направленных на патриотическое воспитание, к которым также относится законодательная инициатива о введении понятия патриотизм и его защите (проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»).


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4875
19108
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика