Почему Путин не участвует в дебатах?

Почему Путин не участвует в дебатах?

Нынешняя политическая элита во многом дистанцируется от эпохи Ельцина, рекламируя собственные успехи как раз в сравнении с нею.

Среди аргументов звучат: «Надо выбрать лидеров, которые не забудут про нас, как это было 1990-е», «Сильный президент — надёжный щит в условиях небывалого внешнего давления, без него будет проигрыш, как в 1990-е», «Тогда США управляли Россией, писали законы, участвовали напрямую в выборах Ельцина в 1996 г., теперь мы взяли курс на укрепление суверенитета», «В 90-е месяцами не выплачивали пенсии и зарплаты, а сейчас минимальный размер оплаты труда подводят к прожиточному минимуму».

Безусловно, на фоне «лихого десятилетия» период стабильности смотрится выигрышно. Однако минуло уже почти двадцать лет, и в современном мире беспощадной конкуренции динамику развития страны справедливее было бы отслеживать в сравнении, к примеру, с европейскими государствами.

Иначе можно вспомнить про царские времена, лапти, деревянную соху и худую лошадку и вовсе лежать на печи — так здорово с интернетом, мобильными телефонами, автомобилями общество действительно никогда не жило. Но другие тоже не стоят на месте, имеют успешные практики повышения качества жизни, решают проблемы нищеты, безработицы, социального неравенства. Вряд ли о сегодняшней России можно сказать, что перед ней в повестке дня не стоит острых и даже болезненных социально-экономических вопросов. Но преодолевая в чём-то печальное наследие 90-х, власть, к сожалению, сохраняет отдельные не лучшие их традиции.  В частности, ни один её кандидат в президенты вслед за Ельциным не использовал возможность политических дебатов.

Вообще-то довольно странное явление. Ладно, Борис Николаевич, возможно, не относился к ярким полемистам, а вот Медведев и Путин, думается, были бы очень интересны и полезны зрителям в политической дискуссии. Даже с точки зрения просветительской функции. Часть политологов объясняет, мол, так они будут повышать рейтинг соперников, которых большей частью мало кто знает. Так его и надо повышать! На всём политическом пространстве России в глазах большинства жителей есть один только Путин, которому с его 70–80% поддержки смешно опасаться конкурентов, никакой другой рейтинг ему угрожать не может. Опасаться нужно того, что в скоростной новейшей истории, чтобы не отстать, каждые 15–20 лет государство и общество должны проходить круг обновления, а это время может быть упущено.

Вот именно сейчас, в 2018 году, у нас уже должны быть на слуху представители нового поколения лидеров, способных прийти на смену правящей силе. А кого мы знаем? Да никого практически. В стране, рождающей великих учёных, художников, полководцев, никак не может вырасти хоть сколько-то достойных политиков? Не государственная ли задача, не задача ли президента поспособствовать этому?

И дебаты — самый эффективный инструмент. В разговоре с другими кандидатами, получая прямые и нелицеприятные замечания, Путин озвучил бы свою точку зрения, почему он расставляет приоритеты так, а не иначе; какие сложности не учитывают его критики. Поспорил бы с Грудининым по поводу национализации ряда секторов экономики, прогрессивного подоходного налога, экономического планирования. Ответил бы Собчак на претензии об усилении репрессивных методов борьбы с оппозицией, нарушениях гражданских свобод, цензуре. Обсудил бы с Титовым механизмы развития малого и среднего бизнеса, с Сурайкиным — применимость социалистических идей в капиталистической державе, с Явлинским — причины дискредитации либеральных ценностей или внешнюю политику и т. д. Путин высветил бы уровень оппонентов.

Спектр политических тем, по которым для россиян важно мнение президента, довольно широк. Но узнать это мнение из первых уст невозможно скоро уже как 30 лет. Разве что читая толкования разного рода экспертов. Нормальная ситуация? Нонсенс, особенно в стране, претендующей на звание демократической. И непонятно, из-за чего наше общество так лояльно к факту, что главные кандидаты уклоняются от разъяснения своих действий, более того, даже не озвучивают (да и имеют ли?) предвыборную программу. Создаётся впечатление, что программа эта укладывается в единственную фразу: «Всё хорошо, прекрасная… Россия». Отсутствие диалога власти со всеми остальными политическими течениями, не только несистемными (Навальный), но и системными (все кандидаты, допущенные к участию в выборах президента), само по себе катастрофически снижает значение процедуры выборов.

Сегодня на местах избиркомы и чиновники буквально через голову мечутся, стараясь обеспечить высокую явку.

А ведь участие действующего президента в дебатах могло бы многократно повысить интерес к выборам, не пришлось бы вымучивать для этой цели приёмы, порою выходящие за рамки здравого смысла и даже закона. Никаким плотным графиком работы извинить подобное игнорирование, наверное, нельзя. Каждый управленческий цикл необходимо осмысливать: что удалось и не удалось, какие результаты достигнуты, какие новые вызовы появились. В первую очередь, это обязанность руководителя. Доказывать, что в существующих условиях обеспечивается путь наиболее эффективного развития, а власть не удерживается ради власти. Но у нас почему-то не требуется — фактически политической конкуренции нет, нет равного доступа кандидатов к СМИ и иным ресурсам, административная машина ангажирована, потому выборы выглядят театрализованной декорацией заранее определённого в узком кругу результата.

…Попустительство гражданского общества, свыкшегося, что его не удостаивают вниманием и разговором, стимулирует келейность при принятии решений в вопросах смены власти и порождает так называемое «преемничество». Если ничего не изменится (а оснований предполагать иное нет), то ответ на уже возникающий вопрос: «Что там через 6 лет?» очевиден. Дальнейшая консервация общественно-политической системы, как следствие усугубление существующих проблем, нарастание отставания от западных стран. И опять Путин или его преемник с той же программой в одну фразу: «Всё хорошо…», и дебаты второстепенных фигур на телеэкране. Хотя, вполне вероятно, дебаты к тому времени уже отменят за неактуальностью формы.

Игорь Олин

Источник


Автор Игорь Витальевич Олин — директор средней школы в поселке Вахруши в Кировской области, учитель истории, публицист и блогер, настоящий народный учитель.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

На телеканалах ведётся масштабная незаконная агитация в пользу одного из 17 кандидатов в президенты

Зачем идти на выборы, если мы боимся своего будущего?

Путин — ельцинист или спаситель?

Почему я в Путина не верю?

«Есть Путин — есть Россия». Сулакшин: «Есть Путин — нет России» — I

Шесть лет Путина

5-й Федеральный политсовет ПНТ: Партия нового типа не намерена участвовать в выборах без выбора

Утопия Сулакшина и антиутопия Путина



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)


Comment comments powered by HyperComments
1483
6985
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика