Политический «бильярд» Путина: «пробный шар» — уже в игре…

Политический «бильярд» Путина: «пробный шар» — уже в игре…

Автор Георгий Евгеньевич Кулаков — журналист, историк, политолог. Славянск-на-Кубани (Краснодарский край).

Что ни говори, а трудно быть президентом. Когда у остальных россиян — праздничный день, да ещё и выходной, — приходится ему, бедолаге, трудиться в поте лица. Подписывать указы, да не простые, а имеющие судьбоносное значение. Даже в такой, казалось бы, совсем не будний день, каким является День Победы, надо вершить великие дела. Тем более, если пожаловал на торжества всего один зарубежный «высокий» гость, и решение внешнеполитических вопросов заняло не так много времени, — можно посвятить себя вопросам внутренней политики. Допустим, поставить подпись под таким эпохальным документом, которым (современники это ещё не успели, наверное, по достоинству оценить) суждено стать Указу Президента Российской Федерации №202 «Об особенностях применения усиленных мер безопасности в период проведения в Российской Федерации чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года и Кубка конфедераций FIFA 2017 года и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

В чём же состоят эти «усиленные меры безопасности», перед которыми, как можно понять, меркнет слава всех прежних мероприятий — типа московской Олимпиады 1980 года и сочинской Олимпиады 2014 года, не говоря уже о фестивалях молодёжи и студентов 1957 и 1985 годов и иных — не столь масштабных и не столь международных?

Ознакомление с документом, который опубликован и на официальном портале правовой информации, и в «Российской газете», позволяет выделить несколько ключевых моментов. Первым из них стоит назвать тот, который определяет территорию «приложения сил»: это «территории субъектов Российской Федерации, в пределах которых расположены объекты инфраструктуры, предназначенные для проведения чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года и Кубка конфедераций FIFA 2017 года», а также «прилегающие к ним акватории». Именно там должны действовать «усиленные меры безопасности при проведении Кубка конфедераций с 1 июня по 12 июля 2017 г. и чемпионата мира по футболу с 25 мая по 25 июля 2018 г.». Данные требования изложены в пункте 1 президентского Указа. То есть на период указанных мероприятий на территориях целых регионов, а не конкретных населённых пунктов, где проводятся данные спортивные состязания, вводится положение — если не чрезвычайное, то нечто его напоминающее.

Пункт 2 оказывается ещё более интересным с правовой, а не только с чисто обывательской точки зрения. В нём всплывает некий термин — «межведомственный оперативный штаб по обеспечению безопасности в период проведения…». Причём в рассматриваемом документе нигде ранее никак не обозначено, каков его правовой статус, состав, полномочия и т.п. и т.д. Но, судя по дальнейшему тексту, этот «штаб» — структура, ой, какая серьёзная, раз ей предписано «определить перечень контролируемых зон и утвердить описание границ запретных зон». Т.е. тех мест, где «чужие» — не ходят, не плавают и не летают. Хотя, вроде бы, Конституция РФ закрепляет свободу перемещения, а про всякие там «штабы» в ней (видимо, по забывчивости) ничего авторы не написали. Так или иначе, но в пункте 3 обосновывается необходимость этих самых «контролируемых» зон, в которых должны происходить события, вызвавшие к жизни столь жёсткие и суровые меры обеспечения безопасности. Эти зоны устанавливаются «в целях организации санкционированного доступа в них физических лиц и транспортных средств», «в целях исключения доступа в них граждан и транспортных средств без служебной или производственной необходимости».

Доступ в них станет возможным исключительно после проведения досмотра «физических лиц и находящихся при них вещей, транспортных средств и провозимых на них вещей (в том числе с применением технических средств)». А сами эти зоны должны иметь соответствующую и надлежащую маркировку на местности.

Пункт 4 устанавливает, что на территориях городов Казани, Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи — в период с 1 июня по 12 июля 2017 года — и на территориях городов Волгограда, Екатеринбурга, Казани, Калининграда, Москвы, Нижний Новгород, Ростова-на-Дону, Самары, Санкт-Петербурга, Саранска, Сочи — в период с 25 мая по 25 июля 2018 года — необходимо проводить мероприятия по регистрации граждан в предельно сжатые сроки, что граждане лично обязаны уведомлять органы внутренних дел о сроке и месте пребывания.

Строго ограничивается и перемещение, на что указывает пункт 5. Въезд в города, где будут проводиться упомянутые ранее спортивные мероприятия FIFA, разрешается только ряду категорий автобусов. Про иной транспорт, призванный, к примеру, осуществлять перевозку продуктов в торговые точки и иной, речи не идёт и близко.

По-своему примечательным видится пункт 9. В нём говорится о неких объектах производственного, социально-культурного, спортивного и коммунально-бытового назначения, земельных участках, предназначенных для размещения названных объектов, и иных территориях, «в отношении которых требуется реализация специальных мер по их антитеррористической защищённости». Такие объекты «подлежат усиленной охране, оборудованию средствами инженерной защиты и инженерно-техническими средствами охраны более высокого класса защиты, чем предусмотрено требованиями к антитеррористической защищенности таких объектов, утверждёнными Правительством Российской Федерации». За что такие «почести» — относительно понятно, но на чей счёт будет отнесён «банкет»?

В пункте 10 Указа Президента РФ № 202 даются поручения «межведомственному оперативному штабу», в том числе — по определении категорий лиц, уполномоченных осуществлять мероприятия в «контролируемых» зонах; по определению порядка доступа граждан и транспортных средств в контролируемые и запретные зоны; по определению перечня запрещённых и ограниченно разрешённых к проносу (провозу) в контролируемые и запретные зоны; по установлению правил осуществления «отдельных видов деятельности» в контролируемых и запретных зонах; по организации охраны контролируемых и запретных зон; по определению порядка принятия решения территориальными органами МВД России решений в части действий с автобусами.

Пункт 11 касается проведения массовых мероприятий. В тех субъектах Российской Федерации, на территориях которых вводятся усиленные меры безопасности, — собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования, не связанные с проведением Кубка конфедераций и чемпионата мира по футболу, в период с 1 июня по 12 июля 2017 года и в период с 25 мая по 25 июля 2018 года, могут проводиться в местах и (или) по маршрутам движения участников публичного мероприятия — с количеством участников и во временной интервал, определять которые будут органы исполнительной власти таких субъектов Российской Федерации или соответствующие органы местного самоуправления. При этом обязательным элементом подготовки массовых мероприятий должно стать согласование их с территориальными органами Министерства внутренних дел Российской Федерации и территориальными органами безопасности.

Реализация усиленных мер безопасности, что следует из пункта 12, предполагает запрет оборота (за исключением хранения и изъятия) гражданского и служебного оружия (т. е. и того служебного оружия, которым вооружены частные охранные предприятия) и патронов к нему; взрывчатых веществ и материалов промышленного назначения и изделий, их содержащих; ядовитых веществ, не входящих в состав лекарственных препаратов.

Пункт 13 предписывает приостановление деятельности опасных производств и организаций, использующих источники ионизирующего излучения, опасные химические и биологические вещества, радиоактивные, токсичные и взрывчатые вещества.

В пункте 18 говорится о запрете на продажу и употребление алкогольной продукции в стеклянной таре — в дни проведения матчей и накануне этих матчей, а также об определении дополнительных мест массового скопления граждан, где реализация алкогольных напитков будет запрещена.

Соответствующими пунктами Указа Президента РФ №202 конкретизируются задачи органов внутренних дел и войск национальной гвардии, которые можно обобщённо обозначить как несение службы по усиленному варианту. Завершая обзор документа, можно заметить: появление его на свет вызвано проведением далеко не рядовых мероприятий и, в значительной мере, — необходимостью обеспечения адекватных событиям мер безопасности. Хотя, есть такое предположение, что все эти меры (особенно — в связи с созданием и функционированием не предусмотренного Конституцией «межведомственного оперативного штаба») отчасти напоминают о событиях августа 1991 года, когда в тогдашнем СССР был сформирован небезызвестный «Государственный комитет по чрезвычайному положению» — пресловутый ГКЧП. В отличие от тех памятных дней, когда оба президента (Михаил Горбачёв — СССР и Борис Ельцин — РСФСР) были, как можно понять, «не при делах» этого «госкомитета», а выступили против него как неконституционного и незаконного, соответственно, органа руководства страной, — на «межведомственный оперативный штаб» возложены задачи, которые, по статусу, определяются как руководящие по отношению к министерствам и ведомствам и иным органам управления.

Причём к функционированию этого «штаба», явно, имеет отношение и глава государства. Но поскольку указанный «штаб» упоминается как некая данность, не требующая подтверждения его легитимности, — не стоит ли допустить мысли о некой исторической параллели? Или, хотя бы, «обкатки» чрезвычайного варианта управления — в ограниченных масштабах и временных рамках? Ведь, наверное, есть какой-то смысл в том, что президентский указ содержит в названии упоминание о неких законодательных актах РФ, в которые вносятся изменения, но в самом тексте указа эти акты даже не перечисляются и не называются конкретно, не говоря уже о таких «частностях», как изменение формулировок и указание на корректируемые статьи, пункты и подпункты этих самых нормативно-распорядительных актов.

Насколько легитимным в связи с такой постановкой вопроса является заявление об изменении нормативных актов, да и само изменение — как таковое?

Может быть, кто-то, задумавшись над такой постановкой вопроса, скажет: обжегшись на молоке, дуете на воду. Что ж, может быть. Но обретённый неполных 26 лет назад опыт (есть он — к сожалению или к счастью, — далеко не у всех) подсказывает: прав был Юлиус Фучик, всходя на эшафот и восклицая «Люди, будьте бдительны!»

…Вполне возможно, что апробация действий — это тот самый «пробный шар», который история вручила в руки сегодняшним российским властям. А уж какую партию они намерены разыграть на политическом бильярде — это уже предмет отдельного разговора.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1217
3748
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика