Послание Президента: кого, куда и на сколько?

Послание Президента: кого, куда и на сколько?

Наталия Игоревна Шишкина — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

На прошедшей неделе главное событие — это Послание Президента Федеральному Собранию, которое несет в себе не только своеобразное пояснение происходивших и происходящих событий, но и планы на будущее.

Послание Президента Федеральному Собранию — это один из немногих способов общения Президента с народом. Хотя сам народ исключен даже из названия, Послание Президента в стране, где принятие решений происходит в одном кабинете, крайне важно для дальнейшей жизни россиян. Какие темы поднимал Президент?


ТУРЦИЯ, ТЕРРОРИЗМ, ЭКСТРЕМИЗМ

В первую очередь, обращает на себя внимание большой акцент на Турции, экстремизме и терроризме. По существу, этим темам посвящено первые 4 страницы текста. Турции, терроризму и экстремизму посвящена почти пятая часть текста.

Что было сказано? Турция — предатели, которых мы не простим, но это не относится к народу Турции.

Совершено практически признание: мы были готовы зайти дальше всех остальных в вопросах, которые особенно волнуют Турцию. Какие это вопросы? Как правило, специалистами отмечаются имперские амбиции Турции, её восприятие Сирии как своей собственной части. Никто не отменял и пантюркизм, что затрагивает интересы России и внутри самой страны, на юге и в Поволжье, и на постсоветском пространстве. Зайти дальше всех остальных — то есть союзников Турции по НАТО и ЕС — это что значит? Пойти на уступки в этих вопросах, дать Турции карт-бланш на активность и распространение своего влияния в Поволжье и на юге России? Угроза влияния Турции очевидна. Недавно возвращенный Крым тоже будет вовлечен через поддерживаемый Турцией татарско-крымский Меджлис в эти процессы.

Что ж это было, признание, что Россия готова была сдать Турции свои интересы в нациестроительстве? Свои интересы на постсоветском пространстве?

Что касается терроризма, то большая часть была посвящена оправданию необходимости сирийской кампании. Отмечается, что опасность от боевиков в Сирии выше, чем от боевиков в Дагестане. Внутренний терроризм и вовсе за десятилетие остался бесхребетным. Хотя тогда не понятно: если он так подавлен, почему нет, пожалуй, ни одного месяца в году, на который не приходилось бы введение режима контртеррористической операции то в одном, то в другом регионе Кавказа? Приведенные Президентом примеры террористических актов — тот же Волгоград, Домодедово, теракты в метро — не были совершены ИГИЛ. В один ряд поставлен взрыв самолета над Синаем — предположительно, действительно совершенный ИГИЛ — и Волгоград, когда ИГ ещё толком и не было.

Экстремизм затронут был буквально в двух предложениях, которые, конечно, правильные, но активно-деятельной составляющей, предложения либо конкретной директивы не несут. Можно предположить, что борьба с экстремизмом кардинальных изменений не претерпит, хотя Федеральное агентство по делам национальностей у нас и появилось. А давно ли этими же людьми было расформировано Министерство по делам национальностей?

Правда, для борьбы с экстремизмом так же, как и с терроризмом, требуется идеологический компонент. А здесь у нас пробел. Да, усиливаются патриотические призывы, но ура-патриотизм до добра не доводит. И идеологию он тоже не заменит. И формирование общей устойчивой идентичности вокруг одной фигуры невозможно.


ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

Гражданское общество в послании упоминается чаще, чем слово «русский», и столько же, сколько и слово «народ». В России достаточно давно наблюдается стремление построить общий дом, только вот настойчиво строить его пытаются с крыши.

Само понятие гражданского общества, само явление гражданского общества, подобного западным странам, для России, мягко говоря, не очень типично. То, что в России выдают за гражданское общество, инициировано, как правило, сверху. Тот же ОНФ, ФГО, в функции которого и входит формирование и развитие гражданского общества. Та же Общественная палата. Как у нас говорят в ответ на вопрос — а где же в России гражданское общество? — Ну как где, по адресу Миусская площадь, дом 7.

О каком гражданском обществе может идти речь, если не существует оппозиции, зато распространено соглашательство? Как можно говорить об активности россиян как граждан, если явки на выборы показывают незаинтересованность, неверие россиян в возможные изменения?


СОЦИАЛЬНЫЙ ШАМАНИЗМ

Что касается социальной сферы, то Послание показало, что, судя по словам о справедливом оказании социальной помощи тем, кто действительно нуждается, на самом высоком уровне поддержана инициатива оказания целевой социальной помощи, выдвинутая Минтрудом.

Суть этой инициативы — сузить масштаб оказания социальной помощи за счет государства и сэкономить средства федерального бюджета. При этом следует помнить, что в 2015 году в сфере предоставления социальной помощи государство дало понять, что немалая ставка будет сделана на социальные НКО. Продолжение ухода государства из социальной сферы, при декларации «мы — социальное государство». И при этом — фактическое признание неспособности якобы социального государства обеспечивать социальную поддержку пожилым, инвалидам, семьям и детям. Выражено это так: «В таких вопросах, как помощь пожилым людям и инвалидам, поддержка семей и детей, нужно больше доверять и гражданскому обществу, некоммерческим организациям. Они часто работают эффективнее, качественнее…»

И далее — меры по переводу социальной политики в руки НКО, исполняющие «общественно-полезные услуги». Снова и снова услугами заменяется помощь. Сначала — медицинская, теперь и социальная. Более того, социальным НКО представится возможность залезть в региональные и муниципальные бюджеты. Которые и без НКО доит Центр и местные «князьки». Причем сам же Президент до этого отметил, что коррупция — крайне серьезная проблема для России. И предложил новую возможную коррупционную схему.

В Послании Президент напомнил о майских указах. Было заявлено, что «многое сделано в демографии, образовании, здравоохранении».

Удивительна такая фраза: «По всем прогнозам, мы уже должны были бы сползти в новую демографическую яму, через поколение прозвучало бы эхо 90-х, о чём нам говорили и что предрекали специалисты‑демографы, в том числе на уровне Организации Объединённых Наций. Но этого не происходит. И прежде всего потому, что половина новорождённых сегодня — это вторые, третьи и последующие дети. Семьи хотят растить детей, верят в их будущее, верят в свою страну, рассчитывают на поддержку государства».

Да, действительно, пока эхо 1990-х не очень заметно. За счет рождения детей поколением 1978-1994гг. удалось хоть как-то сблизить рождаемость со смертностью, а в 2016 году большая часть рождений придется на поколение 1981—1995 гг. рождения. При этом пик рождаемости за период с 1968 по 1989 года пришелся на 1982 год. И даже несмотря на это, смертность остается высокой, а во многих регионах проживания русского населения превосходит рождаемость.

Но дно демографической ямы приходилось на 1998—1999 гг., а не на 1991—1994 гг. Более 75% всех детей рождается не в 15–18 лет, а в период с 20 до 34 лет. Дети «русского креста» только-только вступают в фертильный возраст, а 20 лет им исполнится лишь в 2018—2019 гг. Из того минимального количества 1998—1999 гг. следует вычесть и тех, кто подвергается экономическому давлению, в связи с кризисом всё более ухудшающемуся, и тех, кто не сможет родить по медицинским показаниям, и тех, кто воспитан потребительским обществом в стиле чайлд-фри. Поэтому говорить о том, что эха демографической ямы нет, и мы избежали всех прогнозов, слишком рано.

Позитивным является продление программы материнского капитала, несмотря на заявления М.Топилина. Конечно, 400 тысяч рублей не то же самое, что те же 400 тысяч при двузначной инфляции, но хоть какая-то помощь. Другой вопрос — откуда взять на это деньги в текущей экономической ситуации в приватизированном государстве?

Кроме этого, есть и ещё один фактор — условия жизни. Объективно они становятся хуже, растет безработица, уровни зарплат не соотносимы с трудовыми затратами работников. Те семьи, у которых по нескольку детей, составляют 64% всех малоимущих россиян, несмотря на материнский капитал. Президент доволен, что пополняется когорта малоимущих?

А при повышении цен, налогов, плат за ЖКХ, недоступности медицинской помощи и образования ребенок тем более может стать роскошью. К этому добавляется и информационная составляющая, воспитательная. В России, к сожалению, всё больше внедряются потребительские и гедонистические ценности. При таком информационном окружении ребенок — помеха к получению удовольствий. И растут в этом окружении, снова же, преимущественно дети малочисленного поколения.

Что касается здравоохранения, то увеличение продолжительности жизни, конечно, показатель важный, но не исчерпывающий и не отражающий всей ситуации в целом. Провальная реформа здравоохранения, судя по всему, продолжится, к несчастью медиков, которые, что называется, ещё не проголосовали ногами, и их пациентов, большинство из которых не понимает, зачем созданы все эти фонды ОМС, куда уходят их деньги. С 2016 года перевод на ОМС будет окончательным и бесповоротным.

Не на что надеяться и скорой помощи. Неизвестно, о каком значительном переоснащении СМП может идти речь, если всё это останется на совести регионов, большинство из которых дотационны. И дотационны они благодаря политике, проводимой Центром. Центр обескровливает, а потом возмущается, почему регионы ничего не делают. Да не на что им переоснащать! А посаженные «верные люди» на местах от наполнения своих карманов не откажутся. Почему бы для начала хотя бы их не сменить?

Поражает и другое признание. Президент поручил до 1 марта разработать методику оптимального размещения учреждений социальной сферы. Хорошее начинание, конечно, но что получается — реформировали раньше «от балды»? Без расчетов, как придется, авось пронесет? В связи с этим начинанием возникает и следующее опасение: учитывая, как выполняются майские указы Президента, не станет ли эта оптимизация сродни уже проводимой? Подкорректируют расчеты необходимым образом, пошаманят со статистикой для отчетов о выполненной работе. По факту — развал, на бумаге — нет прекраснее реформы на свете. Ещё хуже — это то, что с 2016 года в медицинских ВУЗах отменяется интернатура.

Интернатура — это, по существу, практическая подготовка медика по выбранной специальности. Своего рода производственная практика на протяжении 1–2 лет. И только после прохождения такого практического обучения выпускник медицинского ВУЗа имеет право оказывать медицинскую помощь, а самостоятельно заниматься медицинской деятельностью — только после ординатуры. Сделан институт интернатуры был не просто так, он является обязательным во многих странах мира, и его отмена — прямой удар по качеству медицинского образования, а, следовательно, и медицинской помощи в целом, и в конечном итоге по стране.

Почему об этом не было сказано ни слова? Разве такое реформирование незначительно? Разве оно не отразится на качестве жизни и здоровье нации?

В сфере образования Президент отметил рост конкурса в инженерные ВУЗы вдвое и необходимость устраивать турниры и соревнования для рабочих кадров. Идея хорошая, но одними соревнования престиж не поднимешь. Снова же, необходима соответствующая информационная политика, ценностное, идеологическое воспитание. Но ведь Россия — страна деидеологизированная. Да и в принципе никто не обязан трудиться, это право, не более. Тем более трудиться в сфере, в которой труд инженера ценится ниже, чем труд финансиста, менеджера, агента по недвижимости. Вот и получается, что пафоса много в речах про инженерное образование, а делается — недостаточно.

Что касается дошкольного и школьного образования, то Президент отметил растущую необходимость в увеличении количества мест в школах и детсадах. Какое поразительное открытие после сокращения количества школ в течение 15 лет и создания таких условий труда в образовании, от которых учителя и воспитатели бегут! При этом постулируется необходимость профессиональной и мотивированной работы учителя. Да откуда взяться такой работе, если учителя делают зависимым от количества учеников? Откуда взяться творческим школьникам, нацеленным на будущее, если их знания и способности оценивают с помощью тестовой системы, их готовят с помощью тестовой системы, их окружают потребительство и отсутствие ценностного отношения к знанию? Да само же государство создает такие условия получения образования, при котором формируется шаблонное мышление, проводит такую информационную политику, которая развращает, расчеловечивает подростка. Какая нацеленность на будущее, если отовсюду звучит «лови момент, неважно, что будет, важно, что есть». Наверное, Президент не знает, что Россия последовательно теряет места школьников и студентов на международных Олимпиадах.


ОСОБЕННОСТИ ПОСЛАНИЯ

Ранее в Послании не было упоминания конкретных «простых» россиян. Такой прием больше свойственен западным речам, и не только речам, но и широко используется СМИ. Например, в прошлом году, выступая с докладом «О положении дел в стране», Барак Обама также пригласил простых американцев и сослался на них в своей речи. Правда, он был более многословен, чем В.Путин. В этом году этот прием наконец-то взяли на вооружение и у нас в стране.

Ещё одна деталь, очень похожая на американскую манеру — это слова «идеология» и «ценности». Точнее, манера их употребления. В США принято употреблять слово «идеология» в негативном ключе. Идеология бывает либо экстремистской, либо террористической, какой угодно — но идеология всегда является составляющей зла. Внедрена формула «У США нет идеологии, у США есть ценности». Та же формула используется и в Послании Президента: «наши ценности», но «разрушительная, варварская идеология». Конечно, это создание путаницы: идеология — это и есть прежде всего система ценностей, идеалов, в рамках которых формируется мировоззрение, отношения, формулируются цели. Необходимо понимать, что под понятием «ценности» на Западе чаще всего и обозначается идеология.

Очевидно, что нечто похожее начинается и в России, только если в США все ценности обозначены достаточно ясно, сведены в систему, то в России вопрос «что конкретно входит в общероссийские ценности» остается открытым. Конечно же, в данном случае имеется в виду отображение ценностей в официальных документах, доктринах и стратегиях.

Если проанализировать послание 2015 года по смысловым блокам, которые были использованы в работе Центра научной политической мысли и идеологии «Опыт контент-аналитического портретирования национальных лидеров», то можно увидеть, что наиболее волнующей темой является экономика (рис. 1).

Рис. 1. Частота употребления слов-маркеров по блокам в Послании Президента России 2015 г.

Несет ли Послание Президента в себе нечто созидательное для социально-гуманитарной сферы, для общества, для безопасности? Нет. Лишь подтверждается верность выбранному курсу. Будут ли действительно решаться проблемы терроризма и экстремизма? Нет. На самом главном — идеологическом — поле Россия так и остается безоружной. Будет ли свернута признанная провальной реформа здравоохранения? Нет.

Зато ясно продемонстрировано, что политика в социальной сфере проводилась по принципу «как придется». Сначала школы закрыли, выделили деньги на реформу — теперь опомнились: «школьников много, школ не хватает». Сначала проводили реформы в социальной отрасли, сократили больницы, фельдшерско-акушерские пункты — теперь с высокой трибуны звучит «ай-ай-ай, нельзя так делать». Сначала урезали и сокращали социальную политику, перекидывали на дефицитные регионы — а теперь обосновывают неэффективность государства в сфере социальной помощи, журят регионы за то, что у тех мошна пуста обеспечивать помощь в необходимом размере. И это делает один и тот же человек, одна и та же команда.

Одним словом, Послание Президента, прежде всего показывает неизменность модели. Да, было заявлено о необходимости изменения структуры экономики, без указания на пути достижения, но в социально-гуманитарной сфере, сфере борьбы с терроризмом и экстремизмом ничего не поменяется. Курс был взят, и курс выдерживается. Красивые слова звучат, складываются в правильные фразы. Но дела с этими словами вступают в противоречие, вот в чем беда.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Послание Федеральному Собранию: беспомощность, безответственность, бессмысленность, безнадежность...

Внешнеполитический аспект в Послании Президента на 2016 год

Государство уходит из социальной сферы

Социальная политика как фактор успешности страны

Демонтаж здравоохранения как долгосрочная антироссийская стратегия

Демографическое состояние современной России

За чей счёт закроют дыру в бюджете?

И снова дело регионов, на этот раз — соцвыплаты и льготы

Экстремизм и терроризм

Правительство может отказаться от материального стимулирования рождаемости

Как борьба с терроризмом влияет на население?

Правительственный орденоносец: путь славы



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1814
7525
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика