Право на забвение

Право на забвение

Эксперт Центра Балашов С.А.

29 мая в Государственную Думу был внесен законопроект, которым предусматривается введение обязанности операторов поисковых систем по требованиям граждан прекратить выдачу ссылок на недостоверную, распространяемую с нарушением законодательства информацию, на достоверную информацию о событиях, которые имели место и завершились более трех лет назад, кроме информации о событиях, которые содержат признаки уголовно наказуемых деяний, сроки привлечения к уголовной ответственности по которым не истекли, и информации о совершении гражданином преступления, по которому не снята или не погашена судимость. Необходимо ли «право на забвение»? Насколько правильно реализован механизм осуществления данного права? К чему может привести данная инициатива?

«Право на забвение» необходимо гражданину в случаях, если в Интернет незаконно попали его персональные данные, если существует недостоверная информация о нем или анонимные «вбросы» о биографических фактах, достоверная информация, которая способна нанести вред чести или деловой репутации, которая делает гражданина «заложником» своего прошлого, например, информация, что гражданин был подозреваемым в громком судебном деле, если впоследствии был оправдан судом.

Действующие законодательство уже содержит подобие «права на забвение». Как и требование об удалении и опровержении информации, так и административную и уголовную ответственность.

Статья 152.2 Гражданского Кодекса РФ (ГК) устанавливает, что информация о частной жизни гражданина, полученная с нарушением закона, если она содержится на материальных носителях, может быть удалена по решению суда, а статья 152 устанавливает, что в случае, когда сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, оказались в Интернете, гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также опровержения указанных сведений.

Статья 15.3 Федерального Закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» устанавливает порядок ограничения доступа к информации, распространяемой с нарушением закона. Статья 15.5, которая начинает действовать с 1 января 2016 года, устанавливает порядок ограничения доступа к информации, обрабатываемой с нарушением законодательства в области персональных данных.

Существуют уголовные статьи 128.1 «Клевета», 137 «Нарушение неприкосновенности частной жизни», есть статья 13.11. «Нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных)» КОАП.

Справедливым представляется отметить, что на данный момент Google имеет доступный сервис удаления конфиденциальной личной информации, с описанием точных критериев какая информация признается конфиденциальной.

Новеллой проекта является распространение требования удаления ссылок на достоверную, но «неактуальную» информацию, т.е. информацию о событиях, которые имели место и завершились более трех лет назад. Интересно, а кто решил и на каком основании, что по прошествии именно трех лет, а не четырех или пяти, информация становится «неактуальной»?

Законопроектом устанавливается процедура прекращения выдачи ссылок. Так, гражданин, должным образом оформивший заявление, требует от оператора поисковых систем прекратить выдачу ссылок, которые позволяют получить доступ к информации, которая указана в заявлении. При этом понятием «поисковая система» охватывается как Googleили Yandex, так и любой сайт с функцией поиска.  Оператор, рассмотрев в течение трех дней требование, либо прекращает выдачу ссылок, либо направляет мотивированный отказ заявителю. Если заявитель считает полученный отказ необоснованным, то у него есть возможность обратиться в суд с аналогичным требованием. Иски предъявляются в суд по месту жительства истца или по месту нахождения Роскомнадзора[1] (г. Москва).

Законопроект не является до конца продуманным и проработанным.

Во-первых, в проекте не дается определение понятию «недостоверная» информация. По логике вещей недостоверная информация – та, что не соответствует действительности. Доказать же это представляется проблематичным без критериев определения «недостоверности». Можно предположить, что найдутся те люди, которые любой нелицеприятный отзыв, комментарий о себе, своей карьере, своем жизненном пути назовут «недостоверной» информацией.

 Такое положение вещей также может привести к злоупотреблению правом со стороны потенциальных конкурентов, недоброжелателей, пиар-технологов. Чтобы такое не произошло, следует: уточнить формулировку, касающуюся «недостоверной» информации; предусмотреть механизм оспаривания исключения вывода ссылок поисковой системой владельцами сайтов, автором информации; привлекать их к участию в судебном заседании, посвященном прекращению выдачи ссылок, в качестве третьих лиц.

Во-вторых, стоит аккуратно подходить к добавлению достоверной, но не «актуальной» информации в категорию «забываемой» информации. Особенно это касается публичных персон, которые могут свою репутацию резко «обелить». Особенно это касается политических персон или тех, кто хочет быть избран в представительные органы власти. По сути предусматриваются механизмы пиара и манипуляции сознанием избирателя, переписывания, удаления части «истории».

 В-третьих, в условиях, которые предъявляются к заявлению, не содержится требование указывать конкретную ссылку, которую необходимо «забыть». Требуется лишь при необходимости указать доменное имя и (или) сетевой адрес сайта в сети «Интернет».

В-четвертых, законопроект обязывает операторов устанавливать, действительно ли информация не соответствует действительности, действительно ли она распространяется с нарушением законодательства, относится ли информация, указанная в заявлении, к информации о событиях, которые содержат признаки уголовно наказуемых деяний, проверять снята или погашена судимость у заявителя, истекли ли сроки привлечения к уголовной ответственности. То есть совершать деятельность, в которой оператор не специализируется.

В-пятых, как сказано в пояснительной записке, предметом законопроекта является лишь прекращение выдачи ссылок на информацию, а не ограничение доступа к ресурсам, которые такую информацию содержат. Что с одной стороны правильно, ведь удалять информацию, если она содержится на огромном числе сайтов, затратно, а с другой стороны, раз первичная информация не удаляется, то не исключается ее распространение через социальные сети, иные поисковые системы, сайты.

В-шестых, повышается и так запредельная нагрузка на судей.

В-седьмых, последний и практически единственный ответ, а зачем нужен  сей законопроект, такой: «представляемый законопроект согласуется с общеевропейской практикой решения аналогичных вопросов». И все бы ничего, если бы не решение суда ЕС 2014 года по делу «Google против Марио Гонсалеса», где суд указал, что решение о том, забыть информацию или нет, зависит от соотношения в каждом конкретном случае общественного интереса в этой информации и частного. Этот вопрос авторы законопроекта почему-то обошли стороной.

Ответственность оператора поисковой системы за неосуществление требования гражданина, основанного на «праве на забвение», определяется в другом законопроекте, которым предусматривается внесение в КОАП статьи 15.13.1.

Часть первая новой статьи предусматривает ответственность в виде административного штрафа граждан и юридических лиц в размере ста тысяч рублей за неисполнение оператором поисковой системы требования гражданина о прекращении выдачи ссылок, предъявленного в соответствии с законодательством.

Часть вторая комментируемой статьи предусматривает ответственность в виде административного штрафа граждан и юридических лиц в размере трех миллионов рублей за неисполнение в течение пяти дней оператором поисковой системы решения суда по иску гражданина о прекращении выдачи ссылок, позволяющих получить доступ к информации об этом гражданине.

Как сказано в пояснительной записке к законопроекту, проект федерального закона разработан в целях введения административной ответственности за необоснованный (незаконный) отказ гражданину, оператором поисковой системы прекратить выдачу ссылок, которые позволяют получить доступ к информации об этом гражданине, являющейся недостоверной, неактуальной или распространяемой с нарушением законодательства.

Однако объяснение, содержащееся в пояснительной записке, не соответствует тексту законопроекта. Получается, что первым законопроектом группа депутатов разрешает оператору мотивированно отказаться от выполнения, соответствующего закону, заявления гражданина, а вторым наказывает его за такие действия. Такое серьезное противоречие должно быть устранено.

Основной вывод следующий: доработка текста законопроекта с учетом высказанных замечаний приведет к положительным результатам, если будет закреплен и реализовываться принцип преобладания общественных интересов над частными, права на историю над «правом на забвение», права на знание над возможностью манипуляции.



[1]Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, в том числе электронных, и массовых коммуникаций, информационных технологий и связи, функции по контролю и надзору за соответствием обработки персональных данных требованиям законодательства Российской Федерации в области персональных данных, а также функции по организации деятельности радиочастотной службы.


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
3022
8641
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика